Крест
Покайтесь, ибо Господь грядет судить
Проповедь Всемирного Покаяния. Сайт отца Олега Моленко - omolenko.com
  tolkovanie.com  
  omolenko.com  
  propovedi.com  
  Избранное Переписка Календарь Устав Аудио
  Имя Божие Ответы Богослужения Школа Видео 
  Библиотека Проповеди Тайна ап.Иоанна Поэзия Фото
  Публицистика Дискуссии Библия История Фотокниги
  Апостасия Свидетельства Иконы Стихи о.Олега Вопрос 
  Жития святых Книга отзывов Исповедь Статистика Карта сайта
  Молитвы Слово батюшки Новомученики Пожертвования Контакты
Главная страница сайта Печать страницы Ответ на вопрос Пожертвования Видеоканал проповедей Вниз страницы Вверх страницы К предыдущей странице   К вышестоящей странице   К следующей странице Перевод
Google+ страничка   YouTube канал отца Олега   YouTube канал стихотворений Олега Урюпина   Facebook страничка  


ВКонтакт Одноклассники Facebook Twitter Google+ Blogger Livejournal Яндекс Mail.Ru Liveinternet

отец Олег Моленко

Опыт богомыслия (2010 г.)

О правильном отношении к нечестивым пастырям и нечестивым овцам-козлищам

 

 

 

О правильном отношении к нечестивым пастырям

 

О, дивный Господь мой,
и Бог мой – благослови!

Господь мой всемилостивый и Бог мой прежеланный! Опять я, скудоумный, дерзаю обратиться к Тебе, Источнику всякого блага, за помощью, советом и разумением!

Сжалься надо мной и сделай меня устами Твоими! Дай мне прокричать громко и громогласно правду Твою от края до края земли! Даруй мне огненное слово Духа Святого, да прожгу им сердца ожесточенные! Подай мне пламенеющую благодать Твою, да поражу умы слушающих меня! Сниспошли мне свыше силу, ревность и умение достучаться до сердец тех людей, до которых еще можно достучаться!

Пролей речь мою, как огненный град на нечестивых и как благоорошающий дождь на благочестивых и боящихся Тебя!

Скажу Тебе, Сердцеведцу, желание моего заскорузлого, но все же чудом Твоей милости ожившего сердца! О чем боль моя?! О чем плач мой?! О чем забота моя?! О чем печаль моя?! О чем помышления мои?! О чем туга моего сердца?!

Ты, многочадный Отец всех нас, людей, наипаче же тех, которые привлечены Тобой к Тебе и позваны на дивный брачный пир веры и любви, которые устремились к Тебе, Источнику истинной жизни и нескончаемого блаженства, знаешь это лучше всех!

Великая моя печаль и непрестанное мучение моего сердца о детях моих духовных, которые Твои, но которых Ты поручил мне, которых доверил мне и за которые спросишь с меня!

Если Ты, всевидящий, скорбишь о всех сотворенных Тобой людях, если великий Твой апостол Павел скорбел за родных ему по плоти Израильтян:

Рим.9:
«1 Истину говорю во Христе, не лгу, свидетельствует мне совесть моя в Духе Святом,
2 что великая для меня печаль и непрестанное мучение сердцу моему:
3 я желал бы сам быть отлученным от Христа за братьев моих, родных мне по плоти,
4 то есть Израильтян»

– то я скорблю лишь о чадах моих, родных мне по Богу и духу! Да о погибших овцах дома Российского!

Ты, о Премудрый, Сам научил меня молиться о тех, которых Ты дал мне: Ин.17, 9: «Я о них молю: не о всем мире молю, но о тех, которых Ты дал Мне, потому что они Твои».

Еще Ты, о Благий, научил меня тому, что нет высшего проявления любви к Тебе, как пасти ягнят и овец Твоих:

Ин.21:
«15 Когда же они обедали, Иисус говорит Симону Петру: Симон Ионин! любишь ли ты Меня больше, нежели они? Петр говорит Ему: так, Господи! Ты знаешь, что я люблю Тебя. Иисус говорит ему: паси агнцев Моих.
16 Еще говорит ему в другой раз: Симон Ионин! любишь ли ты Меня? Петр говорит Ему: так, Господи! Ты знаешь, что я люблю Тебя. Иисус говорит ему: паси овец Моих.
17 Говорит ему в третий раз: Симон Ионин! любишь ли ты Меня? Петр опечалился, что в третий раз спросил его: любишь ли Меня? и сказал Ему: Господи! Ты все знаешь; Ты знаешь, что я люблю Тебя. Иисус говорит ему: паси овец Моих».

И мне, последнему, малому и непригодному, Ты благоволил даровать этот высший Твой и драгоценнейший для Тебя дар – дар пастырства и дар пастырской любви, связующей через меня, окаянного, Тебя и овец Твоих, которые мои!

Из жития Твоего пастыря и угодника святителя Григория Двоеслова я узнал, что Ты благоволил открыть ему через Ангела Твоего, что прощаешь все его грехи – прошлые, настоящие и будущие – при одном условии, что за каждую вверенную ему Тобой душу, погибшую по его вине, Ты истяжешь его, как человекоубийцу!

О, как не убояться такой страшной ответственности?! Как не устрашиться такого взыскания Твоего?! Ведь человекоубийцы и душегубы Царства Божьего не наследуют! На кресте, справедливо терпя муки за свои тяжкие грехи и преступления, признав свою вину и покаявшись, и исповедав Тебя, Христе, отвергнутого своими людьми, Богом милующим и спасающим человека, мог улучить Царство Твое благоразумный разбойник! О, чудо великое и диво славное! Вчерашний вор и человекоубийца – сегодня сын Твоего Царствия и наследник Твоих обетований!

Но не так бывает с нерадивыми пастырями Твоими, по вине которых гибнут овцы Твои! Ой, не так! Даже если кого-то из них и распнут за веру в Тебя или за имя Твое Божественное и Святое, то это нисколько не поможет ему!
Ведь благоразумный разбойник, помилованный Тобой, убивал лишь тела людей, а безумные пастыри, пасущие лишь себя самих и жиреющие за счет овец Твоих, вверенных им или украденных у Тебя, губят их вечные души! Какой же кровью, какими скорбями или какими мучениями можно омыть это? Только вечными и нескончаемыми мучениями в аду, созданному Тобой для сатаны и бесов его, уже неспособных к обращению!

Страшен, но праведен и истинен такой суд Твой, Боже наш!
Кому много Тобой дано, с того Ты много и спросишь! А ведь Ты, Всемилостивый, не утаил от нас Твоего суда над нечестивыми и нерадивыми пастырями Твоими. Ты наперед, до Страшного Твоего великого и окончательного Суда над бесами и людьми показал в видении Григорию – ученику преподобного отца и угодника Твоего Василия Нового – какое великое множество священников, епископов, монахов и монахинь будет осуждено Тобой на вечные мучения в аду!

Ты не только показал столь плачевный и ужасный конец их, но и причины, приведшие их к нему. Ты, о Судия праведнейший, справедливо отвергая их мольбы о помиловании, сказал им две главные вины их, за которые Ты не можешь послушать их. Первая причина та, что они в земной жизни не слышали Тебя и не слушали Тебя, Высшего Пастыреначальника и Первосвященника во век, Главу Церкви Твоей, Царя и Бога всех людей!

О, горе горькое, о беда великая! Как можно пастырю пасти своих овец, не слушая Тебя, Своего Пастыреначальника? Как можно окормлять своих чад, не имея Тебя Помощником и Защитником? Как можно спасать людей, не видя и не чувствуя Тебя, и не имея Тебя Источником истины, правды, суда, жизни и благодати, которые пастырь должен и обязан обильно изливать от Тебя на своих овец?!

Как можно учить других тому, чему не обучен сам у Тебя, Христе, единого Учителя? Как можно учить других великому делу спасения, если сам находишься в погибели и не знаешь, что и как делать? О, заблуждение страшное! О, ослепление жуткое! О, уродство отвратительное!

Трудно найти картину более удручающую и ужасную, чем видеть, как слепые вожди-поводыри ведут слепых своих последователей в яму вечной погибели!

Мф.15:
«13 Он же сказал в ответ: всякое растение, которое не Отец Мой Небесный насадил, искоренится;
14 оставьте их: они – слепые вожди слепых; а если слепой ведет слепого, то оба упадут в яму».

Лк.6,39: «Сказал также им притчу: может ли слепой водить слепого? не оба ли упадут в яму»?

Второй причиной, приводящей пастырей во ад, Христос указал то, что они не боролись со своими греховными страстями.

Если пастырь сам не борется со своими страстями, то как он может научить этому своих пасомых, или как он может заставить делать это своих овец? Не смехом ли и поруганием такой пастырь будет для демонов?

Что бы вы, о боголюбивые, сказали, когда бы увидели:

блудника, проповедующего о целомудрии;
чревоугодника – о посте;
похотливого – о воздержании;
гневливого – о кротости;
гордого – о смирении;
сребролюбивого – о нестяжании;
унывающего – о бодрости;
отчаявшегося – о радости;
скупого – о щедрости;
глупого – о мудрости;
трусливого – о храбрости;
осуждающего всех – о неосуждении;
порочного – о добродетелях;
празднословного – о молчании;
миролюбца – о боголюбии;
нетерпеливца – о терпении;
раздражительного – о спокойствии;
вора – о милостыни и благотворительности;
жестокого и немилосердного – о милостивости;
безумного – о разуме;
памятозлобного – о прощении;
безчинника – о благочинии;
нечестивого – о благочестии;
нерадивого – о благой ревности;
ленивого – о трудолюбии;
беззаконнующего – о заповедях и законах;
лживого – о правде;
еретика – об истине;
лицемера – о прямоте, простоте и непритворстве;
безбожника – о Боге?!

Не ужаснулись бы вы от такого лицемерия? Не отвратились бы от такого гнуснодейства? Не шарахнулись бы от такого несоответствия? Не убежали бы подальше от такого сожженного в совести своей горе-учителя? Не был ли бы он вам мерзким, противным и отвратительным?

Но, увы, таковы ныне пастыри, горе-пастыри и лже-пастыри!

«Оставьте их» – вот заповедь Христа Спасителя и Бога нашего в отношении таких слепых пастырей! «Оставьте их» – вот Его закон на них! «Оставьте их» – вот Его благой совет желающим спастись в наше отступническое время! «Оставьте их» – вот Его суд над ними!

О, горе-пастыри – убойтесь Бога Всевидящего и Всемогущего! Я, последнейший из пастырей, призванный Богом к сему величайшему и превышающему всякие силы человеческие служению, дерзаю от Лица Бога Спасающего вопиять к вам: убойтесь Ведающего сердца ваши Бога и оставьте своих овец!

О, вы, вошедшие во двор овчий не Христом Дверью, а перелезшие своеволием своим через ограду – уйдите с Господнего двора, как незванные Им! О, неумелые невежды – не губите души обманутых вами людей! Оставьте их Богу и Матери Божией Пречистой Госпоже Богородице, да возлюбленному другу и брату Христа Иоанну Богослову!

Не к вам ли, любящим первенствовать, любящим честь, похвалы, награды, почести и удовольствия, и живущих за счет доверчивых своих пасомых обращает Бог свои грозные и жестокие слова в Писании Своем?

Иер.22, 22: «Всех пастырей твоих унесет ветер...».

Иер.23:
«1 Горе пастырям, которые губят и разгоняют овец паствы Моей! говорит Господь.
2 Посему так говорит Господь, Бог Израилев, к пастырям, пасущим народ Мой: вы рассеяли овец Моих, и разогнали их, и не смотрели за ними; вот, Я накажу вас за злые деяния ваши, говорит Господь».

Иер.23:
«9 О пророках. Сердце мое во мне раздирается, все кости мои сотрясаются; я – как пьяный, как человек, которого одолело вино, ради Господа и ради святых слов Его,
10 потому что земля наполнена прелюбодеями, потому что плачет земля от проклятия; засохли пастбища пустыни, и стремление их – зло, и сила их – неправда,
11 ибо и пророк и священник – лицемеры; даже в доме Моем Я нашел нечестие их, говорит Господь.
12 За то путь их будет для них, как скользкие места в темноте: их толкнут, и они упадут там; ибо Я наведу на них бедствие, год посещения их, говорит Господь.
13 И в пророках Самарии Я видел безумие; они пророчествовали именем Ваала, и ввели в заблуждение народ Мой, Израиля.
14 Но в пророках Иерусалима вижу ужасное: они прелюбодействуют и ходят во лжи, поддерживают руки злодеев, чтобы никто не обращался от своего нечестия; все они предо Мною – как Содом, и жители его – как Гоморра.
15 Посему так говорит Господь Саваоф о пророках: вот, Я накормлю их полынью и напою их водою с желчью, ибо от пророков Иерусалимских нечестие распространилось на всю землю.
16 Так говорит Господь Саваоф: не слушайте слов пророков, пророчествующих вам: они обманывают вас, рассказывают мечты сердца своего, а не от уст Господних.
17 Они постоянно говорят пренебрегающим Меня: "Господь сказал: мир будет у вас". И всякому, поступающему по упорству своего сердца, говорят: "не придет на вас беда".
18 Ибо кто стоял в совете Господа и видел и слышал слово Его? Кто внимал слову Его и услышал?
19 Вот, идет буря Господня с яростью, буря грозная, и падет на главу нечестивых.
20 Гнев Господа не отвратится, доколе Он не совершит и доколе не выполнит намерений сердца Своего; в последующие дни вы ясно уразумеете это.
21 Я не посылал пророков сих, а они сами побежали; Я не говорил им, а они пророчествовали.
22 Если бы они стояли в Моем совете, то объявили бы народу Моему слова Мои и отводили бы их от злого пути их и от злых дел их.
23 Разве Я – Бог только вблизи, говорит Господь, а не Бог и вдали?
24 Может ли человек скрыться в тайное место, где Я не видел бы его? говорит Господь. Не наполняю ли Я небо и землю? говорит Господь.
25 Я слышал, что говорят пророки, Моим именем пророчествующие ложь. Они говорят: "мне снилось, мне снилось".
26 Долго ли это будет в сердце пророков, пророчествующих ложь, пророчествующих обман своего сердца?
27 Думают ли они довести народ Мой до забвения имени Моего посредством снов своих, которые они пересказывают друг другу, как отцы их забыли имя Мое из-за Ваала?
28 Пророк, который видел сон, пусть и рассказывает его как сон; а у которого Мое слово, тот пусть говорит слово Мое верно. Что общего у мякины с чистым зерном? говорит Господь.
29 Слово Мое не подобно ли огню, говорит Господь, и не подобно ли молоту, разбивающему скалу?
30 Посему, вот Я – на пророков, говорит Господь, которые крадут слова Мои друг у друга.
31 Вот, Я – на пророков, говорит Господь, которые действуют своим языком, а говорят: "Он сказал".
32 Вот, Я – на пророков ложных снов, говорит Господь, которые рассказывают их и вводят народ Мой в заблуждение своими обманами и обольщением, тогда как Я не посылал их и не повелевал им, и они никакой пользы не приносят народу сему, говорит Господь.
33 Если спросит у тебя народ сей, или пророк, или священник: "какое бремя от Господа?", то скажи им: "какое бремя? Я покину вас, говорит Господь".
34 Если пророк, или священник, или народ скажет: "бремя от Господа", Я накажу того человека и дом его.
35 Так говорите друг другу и брат брату: "что ответил Господь?" или: "что сказал Господь?"
36 А этого слова: "бремя от Господа", впредь не употребляйте: ибо бременем будет такому человеку слово его, потому что вы извращаете слова живаго Бога, Господа Саваофа Бога нашего.
37 Так говори пророку: "что ответил тебе Господь?" или: "что сказал Господь?"
38 А если вы еще будете говорить: "бремя от Господа", то так говорит Господь: за то, что вы говорите слово сие: "бремя от Господа", тогда как Я послал сказать вам: "не говорите: бремя от Господа", –
39 за то, вот, Я забуду вас вовсе и оставлю вас, и город сей, который Я дал вам и отцам вашим, отвергну от лица Моего
40 и положу на вас поношение вечное и бесславие вечное, которое не забудется».

О, горе-пастыри! О, пастыри воры и убийцы! Не прилагайте грех ко греху! Не умножайте и без того огромную вину вашу! Не ведите овец своих во ад! Не предавайте их злым демонам на растерзание! Оставьте не свое дело! Уйдите с пажити Господней, на которую не Бог вас призвал! Вам мало слов, приведенных мной из Писания – я приложу еще и еще!

Иер.25:
«34 Рыдайте, пастыри, и стенайте, и посыпайте себя прахом, вожди стада; ибо исполнились дни ваши для заклания и рассеяния вашего, и падете, как дорогой сосуд.
35 И не будет убежища пастырям и спасения вождям стада.
36 Слышен вопль пастырей и рыдание вождей стада, ибо опустошил Господь пажить их».

Иер.50, 6: «Народ Мой был как погибшие овцы; пастыри их совратили их с пути, разогнали их по горам; скитались они с горы на холм, забыли ложе свое».

Ис.56:
«10 Стражи их слепы все и невежды: все они немые псы, не могущие лаять, бредящие лежа, любящие спать.
11 И это псы, жадные душею, не знающие сытости; и это пастыри бессмысленные: все смотрят на свою дорогу, каждый до последнего, на свою корысть».

Плач Иер.4:
«11 Совершил Господь гнев Свой, излил ярость гнева Своего и зажег на Сионе огонь, который пожрал основания его.
12 Не верили цари земли и все живущие во вселенной, чтобы враг и неприятель вошел во врата Иерусалима.
13 Все это – за грехи лжепророков его, за беззакония священников его, которые среди него проливали кровь праведников;
14 бродили как слепые по улицам, осквернялись кровью, так что невозможно было прикоснуться к одеждам их».

Иез.7,26: «Беда пойдет за бедою и весть за вестью; и будут просить у пророка видения, и не станет учения у священника и совета у старцев».

Иез.22:
«25 Заговор пророков ее среди нее – как лев рыкающий, терзающий добычу; съедают души, обирают имущество и драгоценности, и умножают число вдов.
26 Священники ее нарушают закон Мой и оскверняют святыни Мои, не отделяют святаго от несвятаго и не указывают различия между чистым и нечистым, и от суббот Моих они закрыли глаза свои, и Я уничижен у них».

Иез.34:
«1 И было ко мне слово Господне:
2 сын человеческий! изреки пророчество на пастырей Израилевых, изреки пророчество и скажи им, пастырям: так говорит Господь Бог: горе пастырям Израилевым, которые пасли себя самих! не стадо ли должны пасти пастыри?
3
Вы ели тук и волною одевались, откормленных овец заколали, а стада не пасли.
4 Слабых не укрепляли, и больной овцы не врачевали, и пораненной не перевязывали, и угнанной не возвращали, и потерянной не искали, а правили ими с насилием и жестокостью.
5 И рассеялись они без пастыря и, рассеявшись, сделались пищею всякому зверю полевому.
6 Блуждают овцы Мои по всем горам и по всякому высокому холму, и по всему лицу земли рассеялись овцы Мои, и никто не разведывает о них, и никто не ищет их.
7 Посему, пастыри, выслушайте слово Господне.
8 Живу Я! говорит Господь Бог; за то, что овцы Мои оставлены были на расхищение и без пастыря сделались овцы Мои пищею всякого зверя полевого, и пастыри Мои не искали овец Моих, и пасли пастыри самих себя, а овец Моих не пасли, –
9 за то, пастыри, выслушайте слово Господне.
10 Так говорит Господь Бог: вот, Я – на пастырей, и взыщу овец Моих от руки их, и не дам им более пасти овец, и не будут более пастыри пасти самих себя, и исторгну овец Моих из челюстей их, и не будут они пищею их».

О, горе-пастыри! О, ложные пастыри! О, притворяющиеся и именующиеся пастырями и священниками! О, нерадивые, невежественные, немые, слепые и неумелые пастыри и вожди! Если вы не убоялись Бога, кого вы убоитесь? Если вы не послушали Творца Своего, кого вы послушаете? Оставайтесь же в упорстве сердца своего на умножение уготованного вам адского огня! Не долго вам осталось обольщать людей и лжепастырствовать!

 

 

«Я не спешил быть пастырем у Тебя...» или воспоминание о том, как Господь Бог сделал меня Своим служителем и пастырем

 

Избранный Тобой, Господь и Бог мой, пророк Иеремия говорил Тебе: Иер.17,16: «Я не спешил быть пастырем у Тебя и не желал бедственного дня, Ты это знаешь; что вышло из уст моих, открыто пред лицем Твоим».

Я ли, малейший из служителей Твоих, утаю от Тебя, Владыко мой милосердный, что и я не спешил быть пастырем у Тебя? Ты знаешь это! Я не только не спешил, но и не стремился, не чаял и даже не мечтал быть священником Твоим, Господь мой и Бог!

Ты все знаешь обо мне лучше всех, Господь мой и Бог! Ты знаешь меня от века и прежде, чем соткал меня во чреве матери моей! Ты знал меня и все обо мне прежде создания всей твари. Ты каждому человеку уготовил место его в жизни сей, дело его и путь его, ведущий к Тебе и спасению Твоему. Все дело каждого из появляющихся во времени людей – уверовать в Тебя от всего существа своего и последовать воле Твоей святой и спасительной для нас, чтобы путем смиренномудрия занять каждому из нас то место, которое Ты уготовал именно ему еще до сотворения мира сего!

Разумею сие, приемлю и лобызаю святую волю Твою, о Боже мой! Но, как немощный человек, носящий плоть и зрящий свои несовершенства, удивляюсь такому Твоему промыслу о мне, окаянном. Дивлюсь я удивлением великим, о Господь и Царь мой! Дивлюсь не тому, что Ты благоволил мне стать священником Твоим и пастырем овец Твоих – да будет воля Твоя благословенна во веки – а тому, что я абсолютно не пригоден и не способен к этому величайшему служению Твоему!

Пусть недруги мои и прочие из людей скажут, что я, дескать, смиреннословлю зря, да ложно прикидываюсь смиренным. Тебе ли, о сердцеведче Господи, не знать всей правды? Тебе единому я служу, Ты единственный мой Господин, Судья и Мздовоздоятель!

Вспоминаю свой непростой путь в вере, дарованной Тобой мне паче всякого чаяния моего. Я не знал о Тебе, Господь мой, Бог мой и Спаситель, до того времени, как Тебе было угодно посетить меня и обратить к живой вере в Тебя и Тебе! И сотворил Ты сие не через людей, а через личное явление Твое мне, окаянному, в то время, как я впервые читал Писание Нового Завета.

Ты позвал меня за Собой, но я, увы мне, не был готов к этому и своей непонятливостью вынудил Тебя, о милосердный, оставить меня. Твоя обращающая благодать еще почивала на мне, и я устремился искать Тебя, помня дивное посещение Твое. Но куда я устремился? Туда, где, казалось, была Церковь Твоя (как мне сказали люди и как я ошибочно тогда полагал) – в среду отступнической лжецеркви лукавнующих еретиков, которой только и дозволено было быть на пространстве, захваченном богоборческим режимом, именуемым тогда СССР. Я полагал, что те видимые и открытые храмы и монастыри, действовавшие в СССР и принадлежащие искусственно созданной богоборцами лжецеркви «РПЦ МП», принадлежали Церкви Христовой.

Мне довелось бывать в монастырях, прислуживать священникам «МП» в их храмах и алтарях. Это знакомство с «МП» длилось у меня пять лет. За это время я столкнулся с такими страшными фактами и с такими беззакониями, что любой нормальный человек должен был бы без оглядки бежать от этих лицемеров и душегубов. Но я, как и все прочие члены этого сборища, был под злым очарованием господствующих в среде «МП» установок о неосуждении и слепом послушании священноначалию лишь за то, что оно священноначалие.

В 1980 году мне довелось побывать в Крыму, где я познакомился с эмпешным священником «игуменом» о. Василием (в миру Борисом Злотолинским). Он показался мне искренно верующим во Христа человеком и хорошим пастырем. Наше знакомство продлилось около 11 лет. Этот «священномонах» на приходе «благословил» меня пробраться в пещеры Киево-Печерской Лавры (которая тогда была музеем) и собрать частицы святых мощей киево-печерских угодников. В ближних пещерах у меня все получилось, а вот в дальних меня обнаружили служители музея и передали милиции. В милиции понимали, что один молодой человек сам бы не смог проделать такое дело и пытались выяснить, кто за мной стоит. Я не сдал господина Злотолинского и взял всю вину на себя. Милиционерам ничего не оставалось, как сдать меня в психиатрическую лечебницу, где я провел 2,5 месяца. После того, как я вышел из больницы, господин Злотолинский персонально посетил меня в Киеве. Он взял у меня частицы святых мощей преподобных отцев, почивающих в ближних пещерах, и обещал мне карьеру священника. Он также снабдил меня большой по тем временам суммой в 500 рублей и отправил на «отдых» в Псково-Печерский монастырь.

Вскоре о.Василия перевели из Крыма в деревню Дубина Полтавской области. Когда я узнал об этом, то сразу решил поехать к нему помощником. О его тогдашнем отношении ко мне много говорил тот факт, что он написал завещание своего дома в Крыму на берегу моря со всем имуществом на мое имя и показал мне место, где он хранил это завещание. В Дубине игумену Василию пришлось служить в храме, находящемся в сельской хате. На Рождество Христово в этот храм на службу (кроме певчих) пришло аж два прихожанина. Тем не менее я по благословению о.Василия обратился в местную милицию с просьбой прописать меня, жителя Киева, в селе Дубина. Для советских милиционеров деревни Дубина появление молодого человека из Киева да еще с высшим образованием в качестве помощника попа оказалось не только непонятным и странным, но и крайне нежелательным. Они поставили мне ультиматум: убраться восвояси в течение 24 часов. Повторилось то же самое, что было ранее в Крыму. Я стал собирать немногие свои вещи, чтобы утром уехать домой. Здесь о.Василий неожиданно предложил мне походатайствовать перед местным епископом о рукоположении меня в диаконы.

Ошарашенный этим предложением я отложил свое решение до утра.

В эту ночь, Ты, о Всемилостивший Господь мой и Бог, благоволил оказать мне, заблуждающемуся, Свою дивную помощь, чем удержал меня от страшной ошибки. Из всех имеющихся у меня с собой книг (которые я привез с собой из Киева в большом чемодане) Ты расположил меня взять ту, в которой содержалось слово святителя Иоанна Златоустого о священстве. Именно это слово я и прочел в ту ночь. Кто не читал этого слова, тот вряд ли поймет то, почему большой страх объял всего меня. Когда утром о.Василий опять поднял вопрос о рукоположении меня в клирики, то я решительно отверг его предложение и вернулся в Киев. Так Твоей милостью, Господь мой и Бог, я не стал «лжесвященником» «лжецеркви».

Однако во время моего, по неведению, пребывания в «МП» забота моя была не только о церковных службах и храмовом благолепии, а прежде всего о внутреннем своем человеке, о котором я узнал из чтения святых отцов. Именно из творений святых и богоносных отцов я – тогда еще лишь теоретически – узнал о святоотеческом пути покаяния, об Иисусовой молитве, покаянном познании себя и борьбе со страстями. Никто из известных мне священников «МП» об этом не говорил.

Искренний поиск Бога, желание подлинного покаяния и вера святым отцам Церкви извели меня из погибельного омута «МП».

Как это получилось? Я просто стал на деле пытаться делать то, что советовали делать желающему угодить Богу человеку святые отцы. Когда я стал на деле выполнять их советы, то сразу незримо отделился от погрязших в жутком лицемерии и обрядоверии членов «МП». Я не только стал им чужд и непонятен, но и почувствовал великую разницу с ними в духе. После этого я, все еще не знающий истинную причину, стал задыхаться в эмпешных храмах. Их службы, лжетаинства и все прочее уже никак не действовали на меня. И тут Господь Бог промыслом Своим, видя мою готовность покинуть мирскую жизнь, помог мне с уходом из этого мира в горы Кавказа. Один мой знакомый по имени Владимир Мухаметов (1954 г.р.), учившийся в Киеве на художника, побывал в горах Кавказа и, вернувшись в Киев, предложил мне поехать с ним. Я настолько устал от мира и лжецеркви, что схватился за это предложение как за спасительное послание от Бога! Я, не раздумывая, порвал все связи с этим миром и уехал в Абхазию с Владимиром. Было это в 1983 году текущего календаря.

 

 

Об «отце Валерии» – Владимире Мухаметове

 

Владимир Мухаметов был человеком хоть и верующим, но весьма сложным, тяжелым, гордым, завистливым и тщеславным. В нем уродливо сочетались восточное лукавство и украинское упрямство. Родился он в небольшом селе под городом Винница на Украине. Отец его был татарином, а мать украинкой. Бабка его – как сам он говорил мне – была ведьмой. Он рассказывал мне, что как-то в юности он (под ее влиянием) ночью ходил один в лес искать цветок папоротника. По поверью ведьм и колдунов этот цветок – цветущий якобы лишь один раз в году – приносит нашедшему его великую магическую «силу». Владимир ничего не нашел (ибо папоротники не цветут по природе своей), но зато навидался всякой бесовщины, что и подвигло его задуматься о вере в Бога.

Наше общение в Киеве было весьма малым. Я не увидел во Владимире серьезно верующего человека, ищущего спасения. Он более всего искал как стать лидером и как себя выразить среди прочих верующих. Об этом он, имея менее всего оснований, ревновал более всего. Для этого он искал пути стать священником, для чего поступил в Одесскую духовную семинарию, принадлежащую «РПЦ МП». Проучился в ней он два года, а затем то ли вынужден был бросить ее, то ли его выгнали из нее за несоответствие нормам. Так он не состоялся ни как художник, ни как семинарист. От этого он стал искать себя на новом месте – среди пустынников Кавказа и на поприще вольной монашеской жизни. Но и там его особенности – искусство лгать, принимать мечты своего неочищенного сердца за истину, вера в свои фантазии, привирания, преувеличения, сочинения, самообольщение – расцвели буйным цветом.

Но более всего меня насторожил его собственный рассказ о посещении им блаженной матушки Екатерины (Моленко) Вышгородской. Он рассказал мне, что во время его посещения матушка вдруг развернулась к нему задом, задрала свою юбку и сходила пред ним по большой нужде. Надо отметить, что матушка всегда ходила по нужде на горшок, как ребенок. Это никогда не вызывало у присутствующих лиц никакого смущения. Тем более, что никогда не было какого-либо неприятного запаха. Я после спрашивал лиц, долго знавших матушку, и никто не мог припомнить, чтобы матушка делала бы нечто подобное какому-то человеку. Из этого безусловно пророческого «действа» блаженной матушки я раз и навсегда уяснил для себя в отношении Владимира (Мухаметова), что он человек особо «уни-каль-ный», что и подтвердила вся его дальнейшая жизнь и деятельность.

Однако сам Владимир оправдал себя тем, что объявил матушку Екатерину «находящейся в прелести». Позже на Кавказе он определил к этой категории и блаженного Алексея Сухумского, именуемого «Лёничкой», к которому люди приезжали за помощью из разных концов советского союза.

У меня лично не было ни разу, чтобы встреча или совместное действие с Владимиром Мухаметовым не принесли бы какого-либо искушения. Встреча – и искушение, совместное дело – и искушение, совместная поездка – и искушение. Вот почему Господь милосердный всякий раз отводил меня от него, а его от меня.

Я воспринимал его таким, каким он есть – страстным, гневливым, горячим, порывистым, непостоянным, самомнительным, грубым, нетерпеливым и нетерпящим никакой критики в его адрес. По моему глубокому убеждению он не только был духовно поврежден, психически неуравновешен, но и находился в тяжелой бесовской прелести, доходящей иногда до явной одержимости. Тем не менее, мне почему-то всегда было его жалко. Я был благодарен ему за то, что он послужил для меня указателем в горы Кавказа.

Следует отметить, что я от чтения и изучения святых отцов Церкви очень полюбил монашеский образ жизни и если и искал чего-то, так это утверждения в нем. Когда мне неожиданно открылась возможность уехать в пустыню Кавказа, то я настолько спешил осуществить свой отъезд, что даже не поехал за благословением к блаженной матушке Екатерине Вышгородской.

Приехали мы с Владимиром в город Сухуми. Здесь я познакомился с Борисом Зимариным, который имел свой «Уазик». На нем он часто ездил в горы на охоту, а также подвозил живущих в горах братий и сестер. Он и отвез нас с Владимиром на место, именуемое «пасекой». Пасекой назывался домик, в котором останавливались живущие в данной местности отцы и братья.

За Владимиром (который прошатался здесь уже в течение года) числилась одна келия, находившаяся недалеко от Пасеки, и еще одна – построенная братьями монахами Давидом и Константином – находящаяся на другой стороне речки Бзыбь. Идти в эту келию надо было в обход через подвесной мостик четыре, а то и больше часов. Именно эта келия стала для меня первой и последней в моем шестилетнем жительстве в пустынях Кавказа. И именно в эту келию меня в начале (в 1983 г.) и в конце (зима 1988 г. – весна 1989 г.) впустил Владимир Мухаметов, за что я и благодарен ему.

Но вернемся к началу. На Пасеке к нам присоединился еще один молодой человек Николай (1954 г.р.), которого из-за его национальности называли Николай «Мордвин». Несколько лет тому назад он, как священник «МП», не узнав меня, написал мне письмо с просьбой о помощи против его правящего «архиерея», который его несправедливо преследовал. После того, как я объявил ему о себе, а также написал о том, что он не является пред Господом Богом священником, а его организация «МП» не является Церковью Христовой – он обиделся и больше не писал мне.

Итак, мы попробовали пожить втроем. Поскольку все трое были одного года, то по предложению Владимира мы условились руководить нашим братством поочередно. Одну неделю – один брат, другую – другой, следующую – третий. Не помню, по жребию ли или иным образом, но первым старшим стал Владимир Мухаметов. Он оказался и последним, ибо более недели мы втроем ужиться не смогли. Впрочем, в течение 7 лет с Владимиром Мухаметовым не смог ужиться никто.

Будучи старшим, Владимир вдруг заявил, что хватит, мол, жить так, как мы живем – т.е. на всем готовом – в келии, с книгами святых отцов (которые я привез с собой в горы) и с запасенными продуктами – но следует ради Господа отречься от всего и иди жить, как Бог даст. Есть мы должны были по его пониманию одни корни и прочий подножный корм, а если надо – то и умереть ради Господа от голода, холода или болезни. Взяли мы с собой один топор на троих (естественно, он находился у Владимира) и пошли туда, куда Владимира гнал его бес – на смерть.

После нескольких часов непрерывного марша мы, приуставшие и проголодавшиеся, заметили одинокий домик. Владимир скомандовал идти к нему. Дом был пустой, но в нем была мука, соль и елей. Владимир быстро нажарил постных блинов, и мы, помолясь, сели за трапезу. Во время трапезы мы пили чай без сахара и меда, ибо никакой сладости ни в этом доме, ни у кого из нас не было. Это сказалось на настроении каждого из нас. Нам вспомнилась оставленная с запасами келия, где было достаточно сахара и меда. Никто уже не хотел жить на корнях и умирать неизвестно чего ради. Ведь Бог призывает людей к покаянию, молитве и мерному трудничеству, а не к опасному бродяжничеству по горам, с преданием себя на волю случая, ненужной опасности и напрасной смерти. Однако брат Владимир был непреклонен, и мы с братом Николаем Мордвиным вынуждены были продолжить наш путь в неизвестность.

Вскоре нас постигло искушение, которым Господь остановил безумное и опасное начинание обольщенного брата Владимира. Путь наш привел нас к довольно длинному туннелю. Когда мы шли по нему, то не было видно выхода и мы какое-то время шли в абсолютной темноте. Когда мы вышли из туннеля, вслед за нами выехал грузовик, везущий в кузове много сванов. Они, увидев нас, остановили машину и с явно агрессивными намерениями устремились за нами. Нам ничего не оставалось делать, как бежать в туннель. Пока они разворачивали машину, мы уже в великом страхе пробежали весь туннель и забрались в густые кусты. Вскоре из туннеля выехала машина, набитая озлобленными на нас сванами. Вы можете себе только представить, как мы, еще совсем недавно гордо шествующие на смерть, теперь бежали домой в келию, прячась и трепеща от страха, как зайцы. Так закончилась краткая эпопея нашего жительства под руководством Владимира Мухаметова. По возвращению я попросился в келию за речкой, куда и был доставлен братом Владимиром.

Прожив там в одиночестве две недели или чуть больше при явных бесовских страхованиях, я переместился опять на ту сторону, где была пасека, но в местность, где обитал отец Мардарий – священномонах из «МП». Он позволил мне поселиться в небольшой недостроенной келии возле домика, где проходили встречи с братиями, приходившими к о.Мардарию. Мне пришлось достроить келию и перезимовать в ней мою первую в горах зиму.

За это время мне удалось познакомиться с иеромонахом Гавриилом и его послушником, с братьями монахами Давидом и Константином, приехавшим из Сергиевой Лавры молодым и наглым иеромонахом Паисием. Слыхал я рассказы и о прочих живущих в этой местности отцах, братьях и сестрах, в том числе и о Николае «Режиссере» из Москвы, которого я позже узнал как отца Михаила (Лысенкова) и с которым прожил в течение пяти лет.

Весной следующего 1984 года я на Пасеке впервые встретился с отцом Михаилом (отцом он именовался из-за пострига в великую схиму), который искал себе для сожительства на новом месте в районе горнего села Псху одного или двоих братьев. Я находился на Пасеке вместе с Владимиром Мухаметовым. Отец Михаил предложил нам двоим идти с ним на Псху. Мы согласились и условились утром двинуться на новое место. Однако утром попущением Божьим случилась размолвка. Владимир, заметив мое великое расположение к отцу Михаилу, приревновал меня к нему. От этого он отказался идти с нами. Так промыслом Божьим я был избавлен от общения с обольщенным Владимиром Мухаметовым, которого видел за шесть лет моего жительства в горах всего несколько раз. Зато я был наслышан о его «подвигах». Он не мог сидеть долго в одном месте и молиться, но часто переходил с места на место, из келии в келию, или посещал живущих братий и спускался в мир. Не знаю всех подробностей его этой жизни, но однажды он дошел до того, что пытался на самом деле сжечь одну несчастную женщину, обвинив ее в ведьмовстве. Он заложил двери и окна ее келии и поджег ее. Она выбралась каким-то чудом. Не буду оспаривать тот факт, что это была весьма странная женщина, которая весьма походила на ведьму. Однако никто не давал Владимиру права лишать жизни другого человека. Так думали все знавшие Владимира отцы и братья. Никто из них не поддерживал его в подобных начинаниях, а большинство просто считали его находящимся в прелести бесовской. Следует заметить, что в прелести находились почти все известные мне отцы и братья, большинство из которых принадлежали к «МП». Однако их прелести не были столь заметны и опасны для других, как прелесть Владимира Мухаметова. Не вышел он из этой прелести и в последующие годы своей несостоявшейся жизни.

Заканчивая воспоминания о Владимире Мухаметове, отмечу лишь ряд «выдающихся» фактов.

Однажды он объявил, что получил от кого-то монашеский постриг и теперь он именуется отцом Валерием. Я так и стал называть его «отцом Валерием». Отцом Валерием он приехал в Марфо-Мариинскую обитель рукополагаться в священники РПЦЗ. Об РПЦЗ и епископе Варнаве он узнал от меня.

На свое рукоположение в священный сан я имел откровение от Бога, благословение блаженной матушки Екатерины Вышгородской, которая мне дословно сказала о рукоположении: «ехать в Москву добиваться, Варнава рукоположит». Я имел прошение от 25 человек Киевской общины и рекомендацию от Кубанских казаков. С этим всем я с женой летом 1992 года приехал в Москву, в Марфо-Мариинскую обитель (которая тогда принадлежала РПЦЗ) на встречу с епископом Варнавой Прокофьевым из Канн. Встреча состоялась, и Владыка сказал готовиться к его следующему приезду в Россию в декабре 1992 года.

В декабре я приехал в Марфо-Мариинскую обитель. Тогда же приехал и отец Валерий (Мухаметов). Он рассказал мне о своей жизни за это время, как он женился в Сибири, а у жены родился сын. Отец Валерий не признал сына своим, бил жену, а затем ушел от нее. Для меня было странным, что после женитьбы он продолжал называть себя «отцом» Валерием по монашеству, но я не судил его за это. Все у него в жизни было странным и ненормальным. Однако Владыке Варнаве он объявил себя человеком, ориентированным на монашество, и его рукоположили в качестве целибата, т.е. священника, который может только принять малую или великую схиму, но не жениться. Так он опять стал отцом Валерием, но уже по священству. Он не имел ни общины, ни рекомендации людей (кроме моей), однако епископ Варнава расположился к нему больше, чем ко мне. Он рукоположил его первым – раньше на один день, чем меня. Здесь в лице Владимира Мухаметова (отца Валерия) я впервые столкнулся со страшным фактом мертворожденного священника! Священник-выкидыш – вот то, что случилось с этим несчастным человеком.

Наше рукоположение происходило так. После моего приезда и встречи с епископом Варнавой я вдруг услыхал от него о нежелательности рукоположения. Я понял, что пришло то искушение, о котором предсказывала блаженная матушка Екатерина в словах: «добиваться надо». Нам с отцом Валерием оставалось лишь в недоумении ждать. Здесь неожиданно случилось искушение с самой Марфо-Мариинской обителью. Пришел верный слух, что в эту или следующую ночь эмпешники будут отбивать обитель у РПЦЗ. Владыка Варнава сам пригласил нас на богослужение, за которым и рукоположил о.Валерия в диаконы. На следующем богослужении он рукоположил его во иереи, а меня в диаконы. И наконец 16 декабря, в день памяти святого пророка Софонии он рукоположил меня во иереи.

Во время рукоположения, когда Архиерей возложил свои руки на мою голову, меня от головы до ног проняло необыкновенным жаром. Затем в течение нескольких дней мы ходили с о.Валерием по обители и свидетельствовали друг другу о великой благодати, которая буквально «распирала» каждого из нас. Но законное и благодатное рукоположение – это лишь рождение во священники, и лишь дальнейшая жизнь, служение и плоды показывают, состоялся ли рукоположенный как пастырь, священник и служитель Божий.

Варнава отъехал, поставив нас в зависимость от «протоиерея» Алексея Аверьянова. Этот человек 20 лет прослужил в «МП» в качестве клирика, получил там протоиерея, а затем по заданию службы безопасности перешел в РПЦЗ, где был принят в сущем сане. Кроме Марфо-Мариинской обители он имел еще большой купеческий храм в Валищево и еще несколько храмов.

Храм в Валищево был во имя Святителя Николая Мир-Ликийского чудотворца. Вот почему «отец» Алексей направил меня туда на престольный праздник. Таким образом первое мое самостоятельное всенощное бдение, первая самостоятельная литургия и первое совершение таинства крещения в качестве священника состоялись в храме Николая Чудотворца, в день его памяти 19 декабря 1992 года. Отмечу, что ровно через пять лет я с женой находился в приграничном с Канадой городе США, и местные прихожане неожиданно пригласили меня послужить всенощное бдение в честь праздника Святителя Николая. Это была незабываемая служба. В сам день памяти этого великого святого мы благополучно въехали в Канаду для постоянного в ней проживания. Еще Лёничка Сухумский говорил мне, что надо усердно молиться Святителю Николаю и он поможет нам устроиться на новом месте. И святитель Николай помог нам устроиться в Канаде. Он является одним из постоянных наших небесных покровителей и помощников.

Но вернемся к повествованию о Мухаметове. После того, как я стал по-настоящему исповедовать людей, а также миропомазывать приходящих из МП лиц, Алексей Аверьянов восстал на меня. По телефону он просто кричал мне, как кегебист: «Кого ты там опять миропомазал? Я тебя в порошок сотру»! В порошок стереть ему меня не удалось, но от службы он меня отлучил до приезда Владыки Варнавы. Варнава был в странной зависимости от Алексея Аверьянова. Я никак не мог понять этой зависимости, пока не узнал о случае с грубой провокацией со стороны «отца» Алексея. Однажды он пригласил епископа Варнаву на трапезу, за которой обильно угощал его изысканными яствами и напитками. Когда Владыка был достаточно утешен, вдруг в комнату вбежало несколько полуголых девиц, которые повисли на епископе, обнимая его и лобызая. В это время офицер КГБ Аверьянов старательно щелкал своим отменным фотоаппаратом. Затем эти снимки были положены епископу Варнаве на стол с предупреждением, что если он не будет слушаться Аверьянова, то эти снимки появятся во многих газетах и журналах в России и на Западе. Таким образом посредством грубой кегебешной провокации епископ Варнава был взят в оборот оборотнем Аверьяновым. Вскоре РПЦЗ лишила Аверьянова священного сана, однако он построил большой храм, в котором и объявил себя главным и ни к какой церковной структуре не принадлежащим.

Как бы там ни было, мне надо было возвращаться в Киев, где меня ждали чада. Семь месяцев я был священником, но не имел ни антиминса, ни миро для совершения таинства Миропомазания. Пришлось ехать на поклон к епископу еще раз. Было это летом 1993 года. В день памяти святой преподобномученицы Великой княгини Елизаветы Варнава вручил мне сосуд со святым миро и антиминс. Антиминс был не новый, подписанный Варнавой, а подписанный отошедшим позже в октябре 1993 года Владыкой Западноевропейским и Женевским Антонием.

Опущу описание двухлетнего моего пребывания в отступающей на всех парах РПЦЗ, где я и наша Киевская община были просто забыты и брошены на произвол.

Пришло время связаться с греками. Когда я после рукоположения во иереи приехал к блаженной матушке Екатерине, она вдруг сказала мне: «будешь у греков». Через два года Бог привел меня к грекам-старостильникам Синода Архиепископа Авксентия Афинского. Именно на его имя я писал заявление о приеме. Принимал же меня протоиерей Виктор Мелехов из города Вустер (Worcester), США, которому было поручено окормлять в России людей, желающих быть в этой старостильной юрисдикции. Принят я был в сущем сане через исповедь в декабре 1994 года, для этого мы с женой приехали в Москву. Нас расположили в квартире знакомых мелеховской общины. Здесь в ночь под новый год появился отец Валерий (Мухаметов). Он приехал к нам в гости, привез бутылку игристого вина и рыбные консервы. О его жизни в священстве я узнал из его рассказа.

После рукоположения ему так и не выдали ни антиминса, ни мира. Он ни разу не служил самостоятельно Божественной Литургии. У него не было ни общины, ни чад духовных, хотя иногда окружали какие-то странные дамы и прохиндеи. С казаками он не ужился. Зато ходил в форме казачьего полковника с плеткой и газовым пистолетом. В таком виде его тянуло на «подвиги». Однажды он в таком виде решил в каком-то ресторане поучить «патриотизму» собравшихся там людей. Оказалось, что это была воровская сходка. Его избили и выбросили на улицу. Как сам он сказал, слава Богу, что не убили.

Затем он подбил какую-то группу молодых людей, и они ночью подожгли здание местных кришнаитов. Мало того, что он это сделал, так он стал этим хвастаться даже на мелеховском Подворье, где смутил всех присутствующих. Этим он сам пресек всякую возможность перейти к грекам-старостильникам.

Еще он мне рассказал, что занялся бизнесом – торговлей женским нижним бельем. Для этого он одолжил большую сумму денег и закупил целый фургон товара. Позже он жаловался мне, что его с этим товаром «кинули», т.е. забрали товар на реализацию и исчезли с ним, оставив его рассчитываться с долгами. Мне было жаль этого неудавшегося «бизнесмена» в рясе и казацкой шинели. Но когда он поведал мне, что сослужил и причастился с эмпешным священником, тот я высказал ему за это падение и предательство.

Многие годы я не знал, что с ним, да и сам особо не интересовался. Однако он нашел меня через наш сайт. Написал он мне, что имеет нужду в деньгах для получения паспорта. Что он желает лишь одного – уехать в горы и там в покаянии закончить свою жизнь. В это время у меня был в духовных чадах Игорь Константинович Савостин, человек весьма состоятельный. Я попросил его оказать материальную помощь этому Владимиру Мухаметову, что тот и сделал. Он встретился с Владимиром и передал ему достаточно большую сумму денег. Через некоторое время мне пришло жалобное письмо окончательно сломанного человека. В этом письме несчастный Владимир поведал мне, как на полученные деньги он купил вина и продукты и угощал хозяев квартиры, которую снимал. Подвыпив, Владимир стал хвастаться из тщеславия своего и показал этим людям пачку денег. Этого было достаточно, чтобы ночью они накинулись на него с ножом. Была драка, в которой Владимира порезали и он еле убежал. Он писал мне, что работает на кладбище сторожем, подрабатывая надписями на памятниках. Что он не верит больше ни в какие благие пророчества о России. Что только мечтает добраться до гор и там умереть. Он сказал, что теперь он никакой не священник и подписал письмо как Владимир. Просил он у меня только молитв. Я понял, что Бог не благоволил ему быть священником и за самочинное восхищение сана он был наказан страшной жизненной катастрофой и самолишением сана.

Казалось бы на этом конец. Увы, это не так. К великому сожалению Владимир Мухаметов был сломлен тяжелыми обстоятельствами и опустился как человек, но не смирился. Он продолжал завидовать мне, моему успешному служению и положению. Когда ему бесы предложили случай предать меня, этот несчастный забулдыга за свои «сребренники» и бутылки с коньяком легко предал меня, уподобившись Иуде Искариотскому. Этим он не только обессмыслил все хорошее, что было в его жизни и наших отношениях, но и окончательно предал себя в лапы бесов. А бесы уж постараются, навесив на него как можно больше грехов, окончательно погубить. Горе ему и предательству его. Он окончательно умер для меня. Я вычеркнул его из своей жизни и передал на суд Божий. Я знаю, что конец его будет страшным, а вечная участь ужасной. Но я не радуюсь этому, а скорблю о душе, погубившей себя.

 

 

Слово к овцам пажити Господней. К овцам заблудшим и не заблудшим

 

Чада мои, поверьте мне, что есть нужда изнести слово об отношении к лжеовцам или плевелам, именуемым в Писании козлищами. Апостол Павел называл их лжебратией.

У нас, верных чад Церкви с хорошо развитым церковным сознанием, существует четкое убеждение, что нельзя осуждать и даже судить брата во Христе, как и прочих людей. Так заповедал нам Сам Господь Иисус Христос, так учили святые Апостолы и отцы Церкви. Однако при всей правильности подобного убеждения, оно однобоко и не покрывает всех возможных случаев нашего отношения к ближним. И в этом отношении к ближним мы имеем антиномию.

Господь сказал нам, чтобы мы не судили и не осуждали, но тут же присовокупил: Ин.7,24: «Не судите по наружности, но судите судом праведным».

В чем состоит этот праведный суд в отношении наших ближних? Прежде всего он состоит в согласовании нашего суда с судом Божьим и в принятии Божьего суда. Мы не можем судить вместо Бога, ибо не можем судить лучше Его. Он один знает и ведает все точно. Таким образом мы должны принимать Божий суд таким каким он есть, т.е. не оправдывая тех злодеев, которых Он осудил, и не осуждая тех грешников, которых Он помиловал и простил. Это касается дел и качеств людей, которые они являют пред Богом.

Но есть такая область отношений, в которой мы поставлены Богом рассуждать и судить наших ближних и просто обязаны это делать. В каких случаях мы обязаны это делать? Мы обязаны это делать тогда, когда со стороны ближних возникает угроза делу нашего спасения, или вред в этом деле, или препятствия в деле Божием, которое Бог поставил нас выполнять.

Скажем, живет рядом брат во Христе и не мешает нам спасаться, не препятствует нам делать дело Божие, но при этом сам небрежет о своем спасении. Мы не судим его, но молимся сострадательной молитвой, прося ему у Бога милости и помощи. Если он причинил нам какую-либо неприятность, то мы спешим простить его, чтобы и нам иметь прощение своих грехов у Бога. Однако, если это будет наш брат или сестра во Христе и он (она) согрешит лично против нас, то мы должны не прикрываться словами Христа о неосуждении брата, а позаботиться об исполнении заповеди Христа, которая помогает нашему брату (сестре) избавиться от наваждения бесовского и вернуться на путь спасения! Согрешение против нас лично служит признаком и свидетельством о необходимости выполнить заповедь Христа в отношении согрешившего против нас лица, и мы должны праведным судом и правдивым обличением вступить в борьбу за спасение данного лица.

Мф.18:
«15 Если же согрешит против тебя брат твой, пойди и обличи его между тобою и им одним; если послушает тебя, то приобрел ты брата твоего;
16 если же не послушает, возьми с собою еще одного или двух, дабы устами двух или трех свидетелей подтвердилось всякое слово;
17 если же не послушает их, скажи церкви; а если и церкви не послушает, то да будет он тебе, как язычник и мытарь».

Мы видим, что битва за брата ведется на трех этапах. Если не удается приобрести брата наедине, то приходится подключать еще одного или двух свидетелей. Если и это не помогает, приходится подключить всю местную церковь. Если человек преслушает церковь, то он поставляет себя вне ее, являясь засохшей веткой и неисправимым удом, требующим отсечения. По суду Божию мы должны относиться к такому бывшему нашему брату как к язычнику и мытарю – т.е. не иметь более ничего общего!

К сожалению, мы часто по безрассудству своему действуем прямо противоположно. Когда нужно прощать, не судить и не осуждать – мы по страстям своим строго судим, осуждаем и не прощаем, всячески унижая брата или сестру. Когда же заповедь требует обличить брата – мы уклоняемся от ее исполнения, лукаво прикрываясь заповедями о неосуждении и прощении.

Таким ложным отношением мы, в первом случае, погибаем сами, а во втором – оставляем погибать брата, чем усугубляем и свою погибель.

Но есть внутри Церкви зло куда большее. Господь предупредил нас о неизбежности пребывания в Церкви среди ее чад наряду с «пшеницей» и «плевел», а наряду с овцами Его – «козлищ». Откуда берутся эти «плевелы» и эти «козлища» среди овец? Откуда берутся лжепастыри и хищные волки в овечьих шкурах среди пастырей? Господь ответил нам:

Мф.13:
«24 Другую притчу предложил Он им, говоря: Царство Небесное подобно человеку, посеявшему доброе семя на поле своем;
25 когда же люди спали, пришел враг его и посеял между пшеницею плевелы и ушел;
26 когда взошла зелень и показался плод, тогда явились и плевелы.
27 Придя же, рабы домовладыки сказали ему: господин! не доброе ли семя сеял ты на поле твоем? откуда же на нем плевелы?
28 Он же сказал им: враг человека сделал это. А рабы сказали ему: хочешь ли, мы пойдем, выберем их?
29 Но он сказал: нет, – чтобы, выбирая плевелы, вы не выдергали вместе с ними пшеницы,
30 оставьте расти вместе то и другое до жатвы; и во время жатвы я скажу жнецам: соберите прежде плевелы и свяжите их в снопы, чтобы сжечь их, а пшеницу уберите в житницу мою.
. . .
36 Тогда Иисус, отпустив народ, вошел в дом. И, приступив к Нему, ученики Его сказали: изъясни нам притчу о плевелах на поле.
37 Он же сказал им в ответ: сеющий доброе семя есть Сын Человеческий;
38 поле есть мир; доброе семя, это сыны Царствия, а плевелы – сыны лукавого;
39 враг, посеявший их, есть диавол; жатва есть кончина века, а жнецы суть Ангелы».

Итак, диавол приводит в Церковь Христову сынов своих – сынов лукавого, сынов погибели, сынов противления, сынов геенны огненной. Для чего диавол делает это? Для того, чтобы затруднить дело спасения и служения Богу сынам Царствия. Через этих сынов противления сатана вносит в Церковь смуты, смущения, расколы, лжеучения, колдовство, разврат, воровство, святотатство, кощунство, вражду, богохульство, ереси, обольщение, прелесть бесовскую, отступление, предательство и прочее зло.

Возлюбленный Богом Апостол Иоанн Богослов так говорил о сынах лукавого:

1 Ин.2:
«18 Дети! последнее время. И как вы слышали, что придет антихрист, и теперь появилось много антихристов, то мы и познаём из того, что последнее время.
19 Они вышли от нас, но не были наши: ибо если бы они были наши, то остались бы с нами; но они вышли, и через то открылось, что не все наши».

Время от времени из Церкви Христовой уходят не наши – т.е. сыны погибели, которых Апостол справедливо называет антихристами. Их уход является гордым выступлением против Христа. Они уходят с той целью, чтобы смутить прочих братий и увести хоть кого-то за собой в погибель.

Так в Церкви мы имеем детей Божьих и детей диавола. Вот почему мы имеем нужду в различении, а по различении – в правильном отношении. Различению нас учит Апостол Иоанн:

1 Ин.3:
«10 Дети Божии и дети диавола узнаются так: всякий, не делающий правды, не есть от Бога, равно и не любящий брата своего.
. . .
14 Мы знаем, что мы перешли из смерти в жизнь, потому что любим братьев; не любящий брата пребывает в смерти.
15 Всякий, ненавидящий брата своего, есть человекоубийца; а вы знаете, что никакой человекоубийца не имеет жизни вечной, в нем пребывающей».

Не делание зла, а неделание правды и нелюбовь к братьям служит признаком чада сатаны. Наоборот, всегдашнее соделывание правды и любовь к братьям, которая не только прощает их немощи, но и обличает их во спасение их, служат признаком чада Божьего.

О какой правде идет речь? О правде Божией! Вот почему Господь в Своей проповеди Евангелия Царствия заповедал нам: Мф.6,33: «Ищите же прежде Царства Божия и правды Его».

Правда Царства Божьего – это для нас более точное выражение, чем правда Божья. Правда Божья может быть для Самого Бога или касаться лишь Ангелов Его. Правда Царствия Божьего относится целиком вся к нам. Ведь это Царство уготовано нам, верным чадам Церкви Христовой. Это Царство имеет свою правду. Оно не от мира сего, и правда его не от мира сего. Вот почему ее должно искать и обретать, чтобы соделывать! Ее должно соделывать, чтобы быть сыном или дочерью Божьего Царства. Правда Царства Божьего мироотречна!

Мир сей с его тленными и скоропреходящими ценностями по страшному нашему обольщению и слепоте является для нас крайне желанным и любезным. Мы привязываемся к нему посредством своих греховных страстей. Вот почему правда Царства Божьего заключается в покаянной борьбе с этими страстями. Мир сей не хочет знать Бога и помнить о Боге. Правда же требует непрестанной памяти о Боге и всеусердного стремления к Нему, как к Единственному Источнику Жизни и всякого блага.

 

 

 

 

 

 


Главная страница сайта Печать страницы Ответ на вопрос Пожертвования Персональный видеоканал отца Олега Вниз страницы Вверх страницы К предыдущей странице   К вышестоящей странице   К следующей странице Перевод

Flag Counter
Код баннера
Сайт отца Олега (Моленко)

 
© 2000-2017 Церковь Иоанна Богослова