Крест
Покайтесь, ибо Господь грядет судить
Проповедь Всемирного Покаяния. Сайт отца Олега Моленко - omolenko.com
  tolkovanie.com  
  omolenko.com  
  propovedi.com  
  Избранное Переписка Календарь Устав Аудио
  Имя Божие Ответы Богослужения Школа Видео 
  Библиотека Проповеди Тайна ап.Иоанна Поэзия Фото
  Публицистика Дискуссии Библия История Фотокниги
  Апостасия Свидетельства Иконы Стихи о.Олега Вопрос 
  Жития святых Книга отзывов Исповедь Статистика Карта сайта
  Молитвы Слово батюшки Новомученики Пожертвования Контакты
Главная страница сайта Печать страницы Ответ на вопрос Пожертвования Видеоканал проповедей Вниз страницы Вверх страницы К предыдущей странице   К вышестоящей странице   К следующей странице Перевод
Google+ страничка   YouTube канал отца Олега   YouTube канал стихотворений Олега Урюпина   Facebook страничка  


ВКонтакт Одноклассники Facebook Twitter Google+ Blogger Livejournal Яндекс Mail.Ru Liveinternet

Слава страстем Твоим Господи,
Слава любви Твоей, слава Тебе!

Отец Олег Моленко

РАЗМЫШЛЕНИЯ КО ДНЮ ЧИСТОГО ЧЕТВЕРТКА



 

 

 

О ТАЙНОЙ ВЕЧЕРЕ И НЕПОВТОРЯЕМОЙ ПОВТОРЯЕМОСТИ БОЖЕСТВЕННОЙ ЕВХАРИСТИИ

Наш Господь Иисус Христос не только поучал народ божественным и спасительным истинам, но и кормил его. Мы помним, как Он «благословил и, преломив, дал хлебы ученикам, а ученики народу». Вот это благословение Христово – пять хлебов – в виде пяти просфор предлагаются на Православной Литургии. Оно имеет прямую связь с Литургией.

И обратите внимание на преломление. Ведь Он не только благословил, но ещё Сам собственноручно преломил каждый из хлебов. Понимаете, что такое в данном случае преломил? В Божественной Литургии как раз происходит это преломление! «Преломление» – это еще одно выражение для таинства Евхаристии. Преломление происходит тогда, когда священник разделяет неразделяемый предложенный хлеб, уже освящённый, как Тело Христово. Во время этого священного действия читается такая молитва, в которой подчеркивается, что сейчас разделяется Агнец Божий, который никогда не разделяется и не изживается. Тогда мы понимаем, что уже этим чудом Господь подготавливает людей, и прежде всего Своих учеников и Апостолов – будущих предстоятелей церквей, – к будущему таинству Евхаристии, которое совершится первый раз на земле в Страстной Четверток на Тайной Вечере, в Сионской горнице, накануне злодейского ареста и последующих ужасных страданий нашего Спасителя. Показывая, что именно Апостолы и их приемники будут кормить народ Хлебом Жизни, сходящим с неба, Господь сказал им: «Вы дайте им есть», и передал им преломленный Им хлеб, который чудесно разрастался в своем количестве на всех и каждого из тысячей присутствующих там людей. Таким образом Господь прообразовательно показал всем нам, что Небесный Хлеб – Его Пречистое Тело и Его Пресвятая Кровь, необходимые для вкушения каждому верному, чтобы иметь жизнь в себе – всегда будет подаваться Им через верных Его служителей во вся дни до скончания века на то число причастников, какое будет во всякое время.

И здесь Господь подчёркивает, что Он есть Установитель этого божественного и спасительного для нас Таинства, Совершителем которого Он стал в Чистый Четверток. Всякий раз в Таинстве Евхаристии именно Он Сам невидимо благословляет и преломляет Небесный Хлеб – Свое Пречистое Тело. И собственно для Евхаристии существует один единственный Хлеб – Христос. Об этом в книгах Нового Завета есть достаточно указаний, особенно в Евангелии от Иоанна Богослова: «Я есмь хлеб, сшедший с небес» (Ин.6,41), что «если не будите Меня вкушать, то не будете иметь жизни в себе» (Ин.6,53) и другие.

Нам очень важно понять, что Евхаристия, как таковая, это не есть постоянно повторяющееся действие. Сам Господь единожды – т.е. раз и навсегда – совершил её в Сионской горнице, а затем Апостолы лишь повторяли эту самую Господню Евхаристию. Потом их истинные и верные преемники повторяли ее, и так дошло до нас. И сегодня я, иерей Божий, когда совершаю божественную Литургию, то не совершаю в ней новое Таинство Евхаристии, но божественно, таинственно и чудесно распространяю для вас ту самую Евхаристию, которую совершил в Сионской Горнице Сам наш Господь Иисус Христос. Не может быть Евхаристий много: ни по количеству служащих священников, ни во времени повторяемости. Не может этого быть! Потому что Хлеб у нас один – Христос. А он единожды принес Себя в Жертву!

Каким же образом один и тот же Христос и одна и та же Евхаристия, Им совершённая, и один и тот же Хлеб, Им благословлённый и преломлённый, и одна и та же Чаша, Им благословленная в Страстной Четверг, повторяется во времени и в пространстве, т.е. во множестве храмов, в которых хранилась и хранится истина и благодать? Путём преумножения. Ведь и при кормлении людей Господь не получил хлебы из ничего. Он взял за основу уже пять реально готовых, людьми испечённых хлебов и только умножил уже существующее. Так происходит и в Таинстве Евхаристии. Литургия уже состоялась и Евхаристия уже произошла. Более того, Господь совершил её до Своего страдания! Но слова, которые Он произнёс и которые священники и епископы повторяют за Божественной Литургией, о чём нам говорят? Они говорят о том, что Господь пострадал: «приимите, ядите, сие есть Тело Мое, яже за вы ломимое». О чудо дивное! Ещё только завтра Его Тело будут ломать на Кресте, пробивать гвоздями и копьем, а Он уже сегодня наперёд говорит: «уже ломимое», и причащает Им верных Своих учеников и Апостолов, кроме предателя Иуды Искариотского. И Кровь Христа была в Страстной Четверг «уже изливаемая», хотя Он еще Кровь Свою не пролил. Нам очень важно уразуметь этот божественный момент, потому что в нем Он показал, что для нас не имеет значения всё остальное даже реально видимое нами фактическое несоответствие событий! Если Христос Бог сказал что-то, что это так, то это так и есть на самом деле! Это истина Божия, которая недомыслима для плотских умов и которая приемлется лишь верными сердцами! Все, что наперёд сказано Господом Иисусом, свершилось сразу после Его слов и потом будет лишь продолжаться. «Сие творите в Моё воспоминание» – вот, что нам важно. Это священная заповедь для нас – делайте в Моё воспоминание – т.е. совершайте установленный Мной обряд, а Я таинственно и божественно совершу само Таинство преосуществления предложенного хлебы – в Мое Пречистое Тело, и предложенного вина – в Мою Святую Кровь. Я Сам сделаю так Своей благодатью, что размножу ту Мою единственную страстную Евхаристию и перенесу ее во все ваши храмы, и в ваш храм, где будут истинные и законные преемники Моих Апостолов совершать свои литургии. Где будет стояние в истине и благодати, там и будет происходить это спасительное для вас Таинство – размножение Тела и Крови Моих и повторение той самой одной единственной Литургии, Которую Я совершил накануне Моих за вас страданий.

Для нас, верных чад Христа и Церкви Его, очень важно это понимать о Божественной Литургии, чтобы ещё лучше в ней участвовать. Каждый из вас, приходя на Божественную Литургию, должен думать и с трепетом осознавать, что сейчас я вхожу именно в Сионскую горницу и прихожу именно ко Христу. И в данном случае, взирая на священника, исполняющего Таинство, я взираю на Самого Христа. Вот почему вы не удивляетесь, когда священник говорит: «приимите, ядите: сие есть Тело Мое». Никому в голову не придет подумать, что священник говорит это о своём личном теле, хотя буквально звучит это так! Или слыша: «пейте от нея вси, сия есть Кровь Моя», никто из вас не подумает, что это кровь, например, служащего иерея Олега, хотя он говорит так словами церкви, словами богослужебной книги, а не сам от себя. Забудьте на время Литургии, что в лице священника перед вами стоит земной человек. Стоит сейчас Сам Христос, и это Он говорит от Себя те слова, которые вы слышите из уст священника, те самые слова, которые были сказаны Им в Сионской горнице.

Итак, через эти слова и через это образное выражение священником себя за Христа таинственно осуществляется невидимая, но реальная духовная связь с тогдашней Сионской Горницей и служащим в ней нашим единственным Архиереем Христом.

Этим разумением упраздняется то недоумение, которое не смогли преодолеть протестанты и другие суемудрствующие еретики. Они споткнулись и на другом моменте: «что раз Христос был один, а Он есть Архиерей вечный по чину Мелхиседека, то не может быть других архиереев, священников, иереев, и не может быть других Литургий». И с какой-то стороны в отношении неповторяемости той Евхаристии они теоретически правы, но в приложении к исторической реальности, к живой действительности и к Божественной жизни в Церкви они не правы. Они напрочь забыли о втором важном изречении Христа: «сие творите в Моё воспоминание» (Лк.22,19). Не разумеют эти несчастные и заблудившиеся в вере люди, что Господь наш не настолько ограничен, чтобы не дать нам сделать так, как Он это нам заповедал. Да, Архиерей у нас один – Христос. И поэтому ни архиерей, ни иерей не говорит от своего лица слова Литургии, но говорит их от лица Христа! И этим служащий священнослужитель показывает, что он всего-навсего несёт на себе делегированную Христом Его власть, а не свою личную. Власть священнодействия, прощения грехов и сила преосуществлять хлеб и вино в истинные Тело и Кровь Христа вручена ему Христом так же, как вручена Христом власть Иоанну Богослову руководствовать Его Церковь именно сейчас, в последние дни, когда почти всё современное православное духовенство отступило от Христа и живой веры в Него. Тогда никакого противоречия нет: соблюдается и то, что Архиерей наш Христос один единственный вечный с большой буквы, и соблюдается то, что Его Евхаристия через все пространство времени в лице Его преемников продолжается ради спасения всех поколений верных Христу членов Его Церкви. И тогда мы не лишаемся божественного питания, дарующего нам соединение с Богом и жизнь в себе! Потому что суть-то наша христианская состоит в том, чтобы духовно питаться благодатью и словом Божьими! «Хлеб наш насущный» – Тело и Кровь Христовы – «даждь нам днесь» – вопием мы к Отцу нашему Небесному, наученные так молиться Христом! И Он дает нам этот Хлеб Жизни!

 

О ТАЙНЕ КРЕСТА ХРИСТОВА

Еще мы должны вникнуть в тайну величайшей святыни – Честнаго Животворящего Креста Господня, понять её и осознать, какое значение она имеет в приложении к святой Евхаристии. Евхаристия – это величайшее Таинство, главнейшее Таинство для верных, Таинство, которое божественно освящает каждого из них, кто приступает к нему достойно. Но это Таинство немыслимо без Креста Христова! Если мы вникнем в это Таинство, то увидим, что священник или архиерей, служащий в момент преосуществления предложенных и освященных хлеба и вина, осеняет дискос с хлебом и чашу с вином Честным и Животворящим Крестом в виде знамения Креста. Почему в этот важнейший момент производится такое теснейшее соединение Тела и Крови Христа с Его Крестом? Мы знаем из Евангельского повествования, что на Кресте было распято Святое Тело Христово и пролита Его Пречистая Кровь. Поэтому, когда мы служим Телу Христову и причащаемся Его, мы не можем отделить Его от Его Жертвенника – Креста. То есть, если бы не было Креста, не было бы крестной смерти Христа на нем, то не было бы возможности нам причащаться Божества посредством Его Святого Тела и Пречистой Крови. Поэтому, внимательно слушая слова священника: «Сие есть Тело Мое, еже за вы ломимое, во оставление грехов», мы вспоминаем то, где оно было ломимо. А где оно было ломимо? – на Кресте! И что ещё произошло на Кресте? – истекла Кровь. Поэтому если бы на Кресте не истекла Кровь, то мы бы не могли Её причащаться. «Сия есть Кровь Моя Новаго Завета» – сказал наш Спаситель Иисус Христос.

Новый Завет основан на Крови Господа Иисуса Христа, которую Он пролил на Кресте. Поэтому Новый Завет вступил в силу именно с Голгофы, с Жертвы крестного распятия, страдания и смерти Господа Иисуса Христа! Начался он раньше, с проповеди и со всей земной жизни, но вступил в силу только после освящения Его Кровью. «Сия есть Кровь Моя Новаго Завета, яже за вы и за многия изливаемая во оставление грехов» – этими словами указано назначение того, для чего же Господь излил Свою Кровь. Поэтому Крест даёт нам Кровь Христову и воду для нашего крещения. Вода для крещения и нашего освящения освящается Крестом Христовым и крестным знамением. Вот почему именно Крест Христов даёт нам начало, вход в Церковь и приобщение жизни вечной! Через этот вход через крестное освящение воды мы, погружаясь в нее во время возрождающего нас свыше Таинства, освящаемся в водах Крещения. Затем Церковь предлагает нам пищу нетленную, вечную – Тело и Кровь Христовы. И Господь словами Писания говорит, что всякий раз, когда вы совершаете Таинство Евхаристии – вы Мою смерть возвещаете. И Апостол Павел подчёркивает это, что всякий раз, когда мы приступаем к великой трапезе Божией – вкушению Тела и Крови – мы смерть Господню возвещаем. А смерть Господня была на Кресте. Значит мы возвещаем Крест Господень, на котором и совершилась Его смерть нашего ради спасения.

Вот почему, если мы подходим к Чаше и Телу Христову, не разсуждая Их, то причащаемся в осуждение себе. О чём же мы должны разсуждать и как возвещать? Возвещать смерть Христа мы должны глубокой внутренней скорбью, выражаемой сокрушением сердца или плачем духовным. Если у нас есть дар слёз, то мы слезами должны возвещать о явленной на Кресте смерти Спасителя ради наших грехов, сострадая этому великому неизреченному Таинству любви, возвещать страдания Господа Иисуса Христа. Таким образом, Крест является для нас ключом ко всякому духовному деланию, ко всякому духовному таинству и вообще в жизнь вечную. Поэтому, если мы этим ключом не откроем для себя Таинство Евхаристии, то мы никогда не сможем достойно причаститься. Вот почему мы должны всякий раз, совершая Евхаристию, участвуя в Причащении, вспоминать о Кресте и, внутренне сораспинаясь Христу, открывать для себя это Таинство. Таким разсуждением о Теле и Крови, о Кресте и сораспятии Христу Господь приводит нас к пониманию и глубины и высоты Таинства Креста и Таинства Евхаристии.

Разсуждая так всякий раз и очищаясь таинством исповеди от текущих грехов, мы причащаемся во спасение свое, во освящение и в жизнь вечную!

 

О БОЖЕСТВЕННОМ ИМЕНИ ИИСУСА ХРИСТА И ВЕЧНОСТИ ЕГО ТАИНСТВ

Наряду с Евхаристией вторым важным для нас Таинством является призывание имени нашего Спасителя и Бога Иисуса Христа! Это призывание Его имени должно стать дыханием нашей и содержанием всей нашей жизни!

Мы имеем великое счастье быть в Церкви и соединяться с Живым Богом посредством Его Пречистого Тела и Крови. А теперь я спрашиваю людей, которые ходят на Литургию и слушают внимательно то, что священник возглашает за Божественной Литургией, какая фраза свидетельствует для нас, что эти Пречистые Святые Таинства Тела и Крови Господа являются вечными? Так вот, этим словом является то, когда после перенесения Даров священник складывает антиминс и произносит молитву о «святых, божественных, безсмертных, страшных и животворящих Таинств». Безсмертных! – это говорит нам, что Таинства не умирают, они вечны! Христовы Тайны – они вечны, и Они будут с нами вечно. Таким образом мы цепляемся за Вечность через две важнейших истины, через два важнейших Таинства, через два великих благодеяний Божиих, через два величайших дара Божьих нам, немощным людям – это через Его божественное имя – имя Вечного Бога, и через Его вечные, безсмертные Таинства – Его Плоти и Его Крови.

 

О ЕВХАРИСТИЧЕСКОМ ПРОЩЕНИИ НАШИХ ГРЕХОВ

Ни о чём другом Господь не заботился как о покаянии и прощении грехов. И этим Он показывает весь Свой подвиг, суть Своего страдания, суть Своего земного пребывания, весь подвиг ради одного – это прощение грехов посредством дарованного Им покаяния. Ибо благодаря Его страданиям, искупительным заслугам, основанию Церкви и даруется благодатное покаяние, которое имеет силу избавлять нас от страстей греховных, власти демонов и божественно изменять нас в нового по Христу человека! И мы на Божественной Литургии видим, что Пречистое Тело Его ломится ради нас во оставление грехов и Пречистая Кровь Его проливается ради нас во оставление грехов. И это самое высшее наше благо! Это основа основ Церкви Христовой! Это наша покаянная и Литургическая жизнь, это наша святая Евхаристия, с ее вкушением великих, вечных, небесных и животворящих Таинств – выше нет ничего ни на земле, ни в вечности, и быть не может. Это есть самое непосредственное Богообщение для тех, кто достойно соединяется с Богом в великом таинстве причастия Его пречистых Тела и Крови. Но это для нас, находящихся ещё на земле, это нужно прежде всего ради покаяния и прощения грехов, ибо с грехами никто не может быть причастником вечного блаженного воскресения и третьего дня – вечной блаженной жизни с Богом в Его Царстве.

 

ОБ ИСКУПЛЕНИИ И СПАСЕНИИ И РАЗНИЦЕ МЕЖДУ НИМИ

Нам очень важно понимать, что спасение, в отличие от искупления, подлежит только тем, кто произволяют спастись, кто усваивает искупление и искупительные заслуги Господа Иисуса Христа. Искупил Он всех, но не все произволяют воспользоваться этим Его искуплением.

Поэтому Господь и говорит в отношении Своей Крови на Тайной Вечере, на первой Божественной Литургии: «Сия есть Кровь Моя, Нового Завета, яже за многия изливаемая – но не за всех – во оставление грехов». И в другом месте в молитве первосвященнической Господь говорит: «Не о всём мире молю, но о тех, которых Ты, – Бог Отец, – дал Мне» (Ин.17,9). Вот те, кого Бог Отец дал Мне – это и есть Свои, то есть представленные ко спасению. В каком смысле они представлены ко спасению? А представлены Богом ко спасению те люди, которые своим внутренним духовным отношением, своим выбором, своей свободной волей, своим произволением откликнулись на зов Божий, согласились принять условия Божии, смирились пред Богом, стали послушными Ему во всем, отреклись от своей падшей воли и от своих пониманий, и приняли все Божественные условия, усвоив искупление самой жизнью своею. Они усвоили себе искупление во спасение не только своим желанием, но свидетельством самой своей жизни, своим постепенным каждодневным подвигом, своими благими делами и поступками, своими священными помышлениями, своими богоугодными словами, всем своим образом жизни! Они усвоили, приняли это искупление верою, надеждою, возрастанием в достижении любви. Вот почему они относятся к числу спасённых. Поэтому для них наш Спаситель есть действительно Спаситель! Для всех людей Он – Искупитель, но Спаситель только для тех, кто сам произволяет спастись.

 

О МИЛОСТИ ЛЮБЯЩЕГО НАС БОГА И О ДИВНОМ СМИРЕНИИ ХРИСТА

Но милость Божия к роду человеческому, излившаяся на Кресте, великая сила Его Любви, которую Он явил к нам, грешникам, ненавидящим Его, не знающим Его и не верящим в Него, особым образом излилась на Тайной Вечере накануне ареста и последующих за ним страшных мучительных страданий на Кресте, смерти, погребения и славного Воскресения Христа.

Именно на Тайной Вечере Господь наш и Учитель показал пример глубочайшего смирения, умыв ноги Своим ученикам и этим подготовив почву в душах Апостолов к принятию Его Таинств и Его страданий за род человеческий. Подумайте, каково у них должно было быть состояние, когда Живой Бог, оставив Небо и мириады святых и чистых Своих Ангелов, Который не нуждался ни в чём, пришёл к ним, нагнулся и вымыл им ноги Своими божественными руками? Каков диапазон смирения! И кто может вообще уподобиться и близко подойти к подобному смирению? Никто.

Для того, чтобы это повторить, надо быть Богом. Потому что, если человек нелицемерно умоет ноги другому человеку, то это совсем маленький диапазон смирения. Хотя Господь заповедал нам делать так (Ин.13,14-15). Но какого было тогда ученикам Христа, что Пётр, как наиболее прямой, даже отказывался от непостижимого для него священнодействия Христа, говоря: «нет, во век не умоешь». Почему он отказывался? Ясно, что не из злостного непослушания Господу, а потому, что он увидел эту бездну смирения и никак не мог вместить того, как это Бог будет умывать его ноги, когда он сам должен их Ему умывать, сознавая свое недостоинство и для этого! Но Господь отстраняет его благой порыв, потому что Петр не понимал тогда, что происходило у него на глазах. «Сейчас не понимаешь, что Я делаю, потом поймёшь» – вот ответ Христа. Мы видим на этом примере, как нам трудно бывает вмещать божественные действия и вещи. Не всегда наше даже самое благое намерение и разумение соответствует Божьему Промыслу. Часто мы не понимаем судеб Божиих, поэтому будем очень осторожными! Ведь мы не должны противиться Богу не только со стороны явного зла, но и со стороны мнимого нашего благого намерения и настроения. Мы не видим, не знаем, и не понимаем, что и для чего делает Бог. Если и видим, то позже, по благим для нас плодам и последствиям. Умыв ноги Своим ученикам, Господь наш не только установил пример для подражания, но и приуготовил их – а в их лице и каждого из нас, верных – к принятию Пречистых Своих Тайн в Первой Божественной Литургии, совершённой Им Самим! Этим удивительным Свои действием Он низводит их в глубочайшее смирение, зная то, что через несколько часов они все (кроме Иоанна Богослова) разбегутся и оставят Его умирать на Кресте одного.

 

О ДВУХ НАШИХ ВЕЛИКИХ СОКРОВИЩАХ И НАШЕМ БРАТОЛЮБИИ

И какие же два великих Таинства и великих сокровища даровал нам наш Господь? Первое – это сама Литургия с великим Таинством Евхаристии, с преосуществлением хлеба и вина, которые Господь избрал как вещества для этого Таинства, в Его Пречистое и Святое Тело и в Его Пречистую и Святую Кровь. И этим великим Таинством Он созидает Церковь Свою воедино в союз любви. Этим Таинством стоит Его Церковь! И поэтому без Литургии, без Евхаристии, без Причащения Пречистых и Животворящих Таинств нет и не может быть Церкви Христовой! И там, где имеет место искажения этого Таинства, которое воспринимается неверно, неправильно, например, как просто воспоминание какого-то события, как дань воспоминанию – там тоже нет Церкви Христовой (например, у протестантов). А ведь Евхаристия – это реальное и Живое событие, которое началось там, в Сионской Горнице, и никогда не заканчивалось! Божественная Литургия по сути одна! А по вхождению в неё она разбивается по дням, по праздникам, по службам. И в истории человеческой мы, верные чада Церкви Христовой каждого ее поколения, таким образом входим в Божественное Тело Церкви и соединяемся с Божественным Телом нашего Господа, и сами преобразуемся в Его Божественное Тело. И тогда мы уже не только не свои (1 Кор.6,19-20), потому что искуплены Его Кровью, но ещё и единокровные братья, члены Церкви, ибо мы соединены в ней одной Кровью нашего Главы Христа. В нас, в наших жилах реально течёт Кровь Христова! Без этого нет Церкви и христианин не есть христианин!

Вот поэтому это наше братство духовное и церковное несравненно выше, дороже, драгоценнее и блаженнее, чем какое бы то ни было земное братство. В земных братствах и сообществах все основано на греховных страстях, на похоти плоти, похоти очес и гордости житейской. Конечно, мы должны чтить по заповеди Бога своих родителей, но работает этот закон почитания до той меры и того предела, пока родственник наш не преслушает Церковь. Как только он Церковь преслушал, а тем более, восстал на нее, то да будет он нам, как язычник и мытарь (Мф.18,17). Даже если для нас он был, как правый глаз или правая рука – отсеки, вырви его – как сказал Господь – и брось от себя далече! Лучше без этого родного тебе по плоти и крови человека войти в Царство Божие, чем с ним пойти во ад (Мф.18,9). Таков ответ Господа о нашей плотской привязанности.

Мы должны иметь только осознанную духовную привязанность, именуемую любовью к братьям и сёстрам во Христе, которые единятся с нами единой Кровью и единым Телом Христовыми в единую Его Церковь.

Вот почему, оскорбляя брата во Христе или сестру, унижая его и ударяя его, обирая, обманывая и т.д., мы наносим удар сами по себе и по всему Телу. Это страшно! Это полное непонимание, когда мы действуем по своему самолюбию и по греховным страстям, полагая, что это только наше частное дело. Нет! В Церкви нет частного дела. Нет спасения в одиночку. Не бывает такого. Спасается вся Церковь и все те, кто в составе Церкви.

Вот почему любовь или иначе братолюбие – это единственное средство и единственная сила, единственная благодать и энергия, которая соединяет нас во единое Тело Христово и позволяет нам пребывать в нашем Боге, а Богу пребывать в нас. А такое пребывание – основная цель нашей жизни. Об этом Господь сказал нам на Тайной Вечере, об этом взаимном пребывании человека в Боге и Бога в человеке! Это высочайшее учение, которое Он изложил тогда во время первой и единственной Божественной Литургии Своим Апостолам, а в их лице – всем добровольно приемлющим Его учение и веру, и с этим учением вступающим в Его Церковь.

Второе, что Господь установил, разрешил, позволил и даровал нам как великое наше сокровище – это моление Его величайшим и дражайшим и сладчайшим, всемогущественным и божественным Именем.

 

 

 

 


Главная страница сайта Печать страницы Ответ на вопрос Пожертвования Персональный видеоканал отца Олега Вниз страницы Вверх страницы К предыдущей странице   К вышестоящей странице   К следующей странице Перевод

Flag Counter
Код баннера
Сайт отца Олега (Моленко)

 
© 2000-2017 Церковь Иоанна Богослова