Крест
Покайтесь, ибо Господь грядет судить
Проповедь Всемирного Покаяния. Сайт отца Олега Моленко - omolenko.com
  tolkovanie.com  
  omolenko.com  
  propovedi.com  
holy.city - сайт о ВОЗВЕДЕНИИ БОЖЬЕГО ХРАМА В ДОМИНИКАНСКОЙ РЕСПУБЛИКЕ!
  Избранное Переписка Календарь Устав Аудио
  Имя Божие Ответы Богослужения Школа Видео
  Библиотека Проповеди Тайна ап.Иоанна Поэзия Фото
  Публицистика Дискуссии Библия История Фотокниги
  Апостасия Свидетельства Иконы Стихи о.Олега Архив
  Жития святых Книга отзывов Исповедь Статистика Карта сайта
  Молитвы Слово батюшки Новомученики Пожертвования Контакты
Главная страница сайта Печать страницы Ответ на вопрос Пожертвования Персональный видеоканал отца Олега Вниз страницы Вверх страницы К предыдущей странице   К вышестоящей странице   К следующей странице Перевод
МИР ВСЕМ МИЛОСТИВЫМ, ЩЕДРЫМ И МИЛОСЕРДНЫМ!
Дорогие читатели, прошу вас оказать милость и поучаствовать своим пожертвованием в Божьем деле - возведение первого православного Храма в Доминиканской Республике! Вы не обязаны этого делать, но можете! Для этого достаточно зайти по данной ссылке и перевести деньги на церковный счет в соответствии с указанными реквизитами банка. Там же можно прочитать подробнее об этом проекте.
И да благословит вас Господь обильным благословением за ваше щедрое сердце!


ВКонтакт Одноклассники Facebook Twitter Google+ Blogger Livejournal Яндекс Mail.Ru Liveinternet

Блаженная матушка Алипия Киевская моли Бога о нас!

16 апреля, в день мученицы Агапии отмечала свои именины – киевская Матушка Алипия (Агапия Тихоновна Авдеева)

Только вчера сразу несколько знакомых рассказали мне одну и ту же историю. Приезжаешь в Голосеево к Матушке на час, а уходишь оттуда поздно вечером. Потому что не хочется от нее уходить… вот не хочется и все – хочется насовсем там остаться!

История чудотворицы Алипии отличается от всех рассказанных мной. Это киевское чудо – не предания глубокой старины, а живая народная вера. Активно обсуждается вопрос канонизации старицы, каждый год, в канун дня ее смерти 30 октября, в Голосеевскую пустынь съезжаются паломники со всей страны, а очередь к усыпальнице занимают еще в 12 ночи. Еще живы-здоровы многие люди, которым посчастливилось лично познакомиться с Матушкой (почившей в 1988), выходит много газетных статей о людях, посетивших ее могилу или просто прочитавших обращенную к ней молитву и получивших исцеление от неизлечимой болезни – и уже трудно сказать, каких чудес больше, прижизненных или посмертных. И сама Алипия одновременно и полусказочное существо (чего стоит факт, что всю жизнь в советском союзе она прожила без документов!), и наша современница, и человек, оставивший пророчества о нашем будущем, которые еще только предстоит разгадать.

Первая половина жизни Алипии (Агапии Тихоновны Авдеевой) обернулась сплошным хождением по мукам. Родителей расстреляли в 1918 (сама она спаслась только чудом, ненадолго отлучившись к соседям), всю ночь 8-летняя девочка читала над убитыми папой и мамой псалтырь. Позже сбежала из дядиной семьи, бросила школу, пошла странствовать, обошла пешком все монастыри. ("Я всюду был: в Почаеве, в Пюхтице, в Троице-Сергиевой Лавре. Три раза в Сибири был. По всем церквям ходил, подолгу жил, меня всюду принимали", – говорила она) и уже тогда исцеляла людей.

В 30-е годы – период официальной борьбы с религией, двадцатилетняя странница оказалась в тюрьме. Во время допросов ее раздевали " донага, хотели отрезать длинную красивую косу, в пост запихивали в рот мясо". Она находилась в одной камере со священниками, которых поочередно уводили на расстрел. Последние двое, отец и сын, у нее на глазах отслужили панихиду за самих себя, и старший сказал девушке: "Нас заберут, а ты сегодня выйдешь отсюда живая". Алипия утверждала, что двери закрытой темницы ей отворил сам святой Петр и наказал бежать морем. "Шла она без пищи и воды 11 суток. Лезла по отвесным скалам, обрывалась, падала, поднималась, снова ползла, раздирая до костей локти". До старости лет на руках старицы сохранились с тех пор глубокие шрамы.

Цитаты, здесь и выше – из воспоминаний многих и многих людей, ходивших к ней, слышавших ее рассказы – отрывки из жизни, которые никто так и не сумел до конца собрать воедино. Во время второй мировой войны Алипию, как и многих, отправили на принудительные работы. "Матушка работала в Германии на какой-то фабрике. Днем трудилась, ночью молилась, утром говорила работницам: "Готовьтесь, сегодня я вас выведу". Ночью разрезала проволоку и выпускала по несколько человек и они уходили благополучно","Ушла и сама Матушка еще до окончания войны, перебралась через линию фронта и пешком пошла в Киев".

Самая сказочная часть начинается здесь – в Киеве, где при немцах возобновляют богослужение в Печерской Лавре. Странница принимает постриг в монашество, имя Алипия и немыслимый для ХХ века подвиг столпничества. В древности монахи забирались на столб и годами находились там, читая молитвы, без возможности присесть или прилечь – Алипия три года сидит в дупле огромной липы, в котором нельзя даже выпрямиться в полный рост. Перед глазами встает совершенно нереальный для нашего времени образ: маленькая глазастая женщина, затаившаяся как сова в сердцевине громадного дерева (где на территории Лавры или в окрестностях оной росло это дерево с огромным дуплом ?). Она сидит днем и ночью, летом и зимой. "В Лавре я был 20 лет. Три года в дупле сидел, холодно было, снег заметал, голодный был, но я всё терпел" – вспоминала она. "Когда было очень холодно, я заходил в коридор к монахам погреться. Иной пройдет, даст хлеба, а другой прогонит – нечего тебе, баба, тут сидеть. Но я на них не обижался…"

Как и у всех принявших подвиг юродства – поведение Алипии порой кажется странным, неприемлемым, даже отталкивающим. Она всегда говорит о себе в мужском лице, зимой и летом носит на голове детскую меховую шапочку, на спине – икону и "деревянную колодку, имитирующую горб", на груди - вериги из множества тяжелых ключей. С начала 60-х после закрытия Лавры, она часто появляется Демиевской церкви. "… в храме ее многие боялись, особенно… дети. Иногда во время службы она начинала громко кричать на своем мордовском языке, кому-то грозить, махать палкой, за что ее выводили из храма. Но люди стали замечать, что многое из того, что она говорила, исполняется".

С другой стороны, читая бесчисленные воспоминания о ней, ты дивишься редкой природой гармонии и целостности ее образа . Чтобы найти Алипию нужно пройти от церкви через лес по тропе вдоль озера. Она живет одна в компании кошек на месте разрушенного Голосеевского монастыря, в маленьком домике с огородом и говорит со зверями и птицами – такая себе сказочная баба-яга, не от язычества, от Бога – не злая ведьма, а всевидящая мудрая женщина, всегда готовая приютить "накормить, напоить и спать уложить" любого гостя. У нее, действительно, часто остаются ночевать, она, действительно, щедро кормит и поит всех гостей – иногда по 20-30 человек в день. И лечит их своей едой – борщом, кашей, яичницей, кагором (Доедать и допивать ее огромные порции – обязательно, количество еды прямо пропорционально твоей беде или болезни. Иногда она прямо говорит, что не кашу люди едят – "благодать"). Лечит молитвами, лечит своими особыми мазями из лесной земляники, сала и меда. Целует при встрече незнакомцев в лоб ("ох, хорошо, что пришел") открывает им двери раньше, чем постучали, и сама выходит на дорогу, если пришедшие долго не решаются войти.

"День близился к вечеру, уже все покушали, народу было много, Матушка говорит: "Давайте борщ варить, еще люди придут". И через некоторое время, едва успев сварить борщ, приходят люди, человек 10. Так было при мне несколько раз." – вспоминают очевидцы, и подобных историй десятки. Историй о ее чудесах – сотни! "При мне был случай: сестра привела брата брать благословение отрезать ногу — у него была гангрена. Но Матушка закричала: "Не дам резать ногу!" Намазала ногу мазью, которую сама приготовила, крепко завязала и сказала: "Придешь ко мне через неделю". А через неделю нога уже зажила".

Но иногда это истории о настоящих предивных чудах. Так, в определенных обстоятельствах Алипия становилась невидимой. Она рассказывала, как, сбежав из немецкого плена, шла в Киев:

"…нагнали ее на дороге несколько человек мужчин, стали приставать. На дворе темно, место пустынное, спрятаться негде. Стала усердно молить Матерь Божию защитить ее. Невдалеке увидела стог соломы… Добежала до стога, спиной к нему прижалась… Бандиты вокруг стога бегали, ругались: "Да где же она делась, ей же и укрыться негде, где пропала!"… Постояли и ушли, а Матушка посмотрела на себя и увидела, что она вся светлая, вся одежда на ней белая, руки белые. Успокоилась — Матерь Божия защитила, скрыла от бандитов, небесным светом одела, потому они ее и не увидели."

В Киеве в ее маленький домик забрались воры- 6-7 человек. Перевернули все, пытаясь найти деньги. "Матушка в это время в углу читала молитву "Живый в помощи ..." и была для разбойников невидима". Да и для советской власти она тоже словно стала невидимкой! Иначе, как объяснить, что в те годы в Киеве не замечали недопустимого культа лесной матушки? Лишь на сороковой день после своей смерти, матушка предупредила во сне женщин, стороживших ее опустевшее жилье:"Девки, уходите, больше я вас охранять не буду". Вскоре власть, точно очнувшись от сна, снесла матушкин дом трактором.

Кстати, после истории с ворами Алипия говорила, что невидимой ей помогла стать не только молитва, но и одна из ее любимых кошек. Возвращаясь из церкви домой через лес, старица часто останавливалась и разговаривала с птицами. "Я все знаю, что птица мне говорит и всякое животное понимаю", – утверждала она.

"…мы приехали к Матушке, а ее дома нет. В сумке сестра привезла рыбу. Один кот, учуяв запах рыбы, стал забираться в сумку, сестра оттолкнула его и говорит: "Что ты такой нахальный, дадут и будешь есть со всеми". Немного подождав, мы пошли на встречу матушке и увидели издали, как она повернула на свою улицу. Впереди нас, также навстречу Матушке, бежал кот, которого только что отогнали от сумки с рыбой. Подбежав к Матушке, кот стал жалобно мяукать, Матушка наклонилась к нему: "Что, что говоришь, девки обидели? Пойдем, пойдем, дам рыбы и будешь кушать со всеми".

А вот сбережения в ее избушке воры искали зря. Как и киевский юродивый XIX века Иван Босой Алипия не слишком любила деньги ("Хотелось дать ей денег на хлеб, она посмотрит на иконы и говорит: "Нет, не велит брать"), если скапливались тратила все, расставляя у каждой иконы в церкви самые дорогие – большие толстые свечи за тех, кого обещала отмолить. Как и Иван Босой она почти не заботилась о хлебе насущным, и в то же время кормила и поила десятки людей – еду ей несли в благодарность люди. И она, и Иван лучший пример реального, не мифического, претворения в жизнь чуда Христа без труда накормившего 5 хлебами 5000 ртов – доказательство, что настоящее добро множится само по себе…

Она словно жила в коконе своего же ответного добра, – любившие ее, исцеленные ею, не только несли продукты, но и помогали готовить, работать в огороде, чинили и белили ей печь, поправляли домик, пилили дрова, стирали белье. Бывало, дети кидали в Матушку камни и палки – у "пионэров" с окраин, которых Раневская не без причин посылала "в жопу", и их родителей – одинокая маленькая старушка вне закона вызывала противоречивые эмоции. Но казалось, все это не касалось ее – в прямом смысле слова! Когда в нее бросали камни, она говорила, что не чувствует боли. "Рассказывала, как однажды шла она в страшную бурю, деревья падали то впереди нее, то сзади. "Я перелезу через них и иду дальше и ни одна веточка меня не ударила". Подходя к дороге, Алипия крестилась и словно по волшебству машины останавливались.

В отличии от строгих старцев, она не делала различия между жизненно важным и самым пустяковым вопросом, а, может, не зря ее называли матушкой – ведь для истинной матери нет неважных мелочей в жизни ее детей. Одна из самых трогательных историй об Алипии: увидев в юности, как неимущие несчастные люди продают на базаре последнего поросенка, а тот "весь уже посинел — сдыхал" – она вернула его к жизни. К ней постоянно бегали за советом, увольняться ли, развестись ли, прописывать ли невестку, ехать ли в путешествие, как найти пропавшую вещь? Отвечала она не совсем по христианским канонам, а по увиденному – невестку, например, советовала не прописывать (не послушавшая старицу женщина горько пожалела о том, когда спустя несколько лет невестка отсудила у их семьи квартиру). Не любила лживых святош. Как-то пришли к ней двое супругов, жена сказала:"Матушка, я хочу быть с С. (мужем) на небе". — Дети не твои, а неба не трогай, — был ответ. Вскоре Л (жена). увлеклась спортом, который у нее отнимал много времени, оставила мужа с детьми и вообще ушла из Православия"

Но иногда ее посещали необычные гости… В домик к Матушке приехал священник "Ему сказали, что Матушки нет и что в ее отсутствие в келию заходить она не разрешает. Он, видимо, не поверил и вошел в дом. И сразу же вышел. Обращаясь к присутствующим спросил: "А что это за женщина в белом платье с длинной косой перед иконами молится?" Ему повторили, что там никого нет, потому что в отсутствие Матушки никто в домик не заходит. "Что вы мне говорите, я же своими глазами видел Женщину одетую в белое платье с длинной косой, молящуюся пред иконами". Рассказали Матушке, она улыбнулась, но кто была эта женщина в белом и с длинной косой Матушка не открыла."

"В один из летних дней, помню, показала Матушка на верхушки деревьев и говорит: "Смотри, вон святые идут над деревьями". Видимый и незримый мир были для нее – едины! И со святыми, и со своими иконами, и с образами в Демиевской церкви она говорила как с живыми людьми – слушала, что они скажут ей по тому или иному вопросу. Отправляя гостей к могиле отца Алексея (Шепелева), говорила "Иди, там священник служит" (не лежит, не покоится, а проводит службу!)

Сохранилось много рассказов о ее предсказаниях – Алипия предвидела в будущем и Чернобыльскую аварию, и церковный раскол, и день своей смерти. "Года за 3 или даже 4 говорила о Чернобыле: "Людей бросают в автобусы раздетых, люди плачут, насильно увозят, одежду палят все побросают, сколько горя будет". Зимой 1986 года печалилась "Смотри какой огонь горит!... Тушите огонь! Господи, что будет на Страстной неделе, не пускайте газы, пощадите малых детей и скот!". Последнее воскресенье перед Пасхой — Вход Господень в Иерусалим на свои страдания. Ранним утром вспыхнул Чернобыль…" Дату своей кончины она знала точно, даже предсказала, что в день ее смерти пойдет первый снег. Готовилась к уходу заранее – наварила для всех своих больных побольше волшебной мази из земляники. Умирая, говорила: "Приходите ко мне на могилку, покричите погромче, и я услышу… только на первый день Пасхи не приходите — меня дома не будет".

Сначала ее похоронили на Лесном кладбище. Один сумасшедший все время вырывал крест из могилы, но большинство ходили на заветный 8-й участок как в святое место – просить о помощи. По уверениям, как и при жизни своей, матушка помогала и в большой беде, и в самой малой, давала советы во сне, вселяла в людей веру.

В 2006 году ее тело было перезахоронено нижнем ярусе Покровского храма Голосеевского монастыря, возрождение которой она предсказала.

Что же касается иных – несбывшихся еще предсказаний, они вызывают сейчас спорные чувства.

Например, Алипия советовала не ходить лишний раз на Крещатик, поскольку, рано или поздно Крещатик провалится.

А еще "незадолго до смерти в 1988 году говорила, что только семь лет спокойной жизни будет: "А потом такое будет, такое будет, ужас, что будет! Помоги Господи всем живущим на земле! Война будет, хлеба не будет, но из Киева уезжать нельзя…" " Ни о чем не заботьтесь, ни продуктов, ни денег не собирайте, будет страшный голод и холод, война начнется, как только вынесут труп. Бедствия будут страшные, но своих людей Господь заберет раньше, до муки не допустит. Из Киева уезжать нельзя, кто останется живой и будет работать на госпредприятиях получат по 200-300 грамм хлеба и венец…"

Терновый венец?

 

 

 

 


Главная страница сайта Печать страницы Ответ на вопрос Пожертвования Персональный видеоканал отца Олега Вниз страницы Вверх страницы К предыдущей странице   К вышестоящей странице   К следующей странице Перевод

Flag Counter
Код баннера
Сайт отца Олега (Моленко)

 
© 2000-2017 Церковь Иоанна Богослова