Крест
Покайтесь, ибо Господь грядет судить
Проповедь Всемирного Покаяния. Сайт отца Олега Моленко - omolenko.com
  tolkovanie.com  
  omolenko.com  
  propovedi.com  
  Избранное Переписка Календарь Устав Аудио
  Имя Божие Ответы Богослужения Школа Видео
  Библиотека Проповеди Тайна ап.Иоанна Поэзия Фото
  Публицистика Дискуссии Библия История Фотокниги
  Апостасия Свидетельства Иконы Стихи о.Олега Архив
  Жития святых Книга отзывов Исповедь Статистика Карта сайта
  Молитвы Слово батюшки Новомученики Пожертвования Контакты
Главная страница сайта Печать страницы Ответ на вопрос Пожертвования Видеоканал проповедей Вниз страницы Вверх страницы К предыдущей странице   К вышестоящей странице   К следующей странице Перевод
Google+ страничка   YouTube канал отца Олега   YouTube канал стихотворений Олега Урюпина   Facebook страничка  


ВКонтакт Одноклассники Facebook Twitter Google+ Blogger Livejournal Яндекс Mail.Ru Liveinternet

Отец Олег Моленко

Дискуссия №33

Бред Бредней –
толкование книги Священного Писания "Песнь Песней"
Игорем Савостиным

 

Время от времени разные люди присылают мне свои толкования на различные места Священного Писания. В основном это бывают обольщенные бесами люди. Ни одного стоящего внимания толкования я еще не встречал, а тем более написанного по внушению Духа Святого. И вот в апреле текущего 2008 года до меня доходит еще два толкования на самые таинственные и возвышенные книги Священного Писания – «Откровение» Иоанна Богослова и «Песнь Песней» Соломона. Автор данных толкований – Игорь Савостин – отличался от прочих тем, что был на то время моим духовным чадом. Именно с этого толкования и произошло его явное отпадение от Церкви и благодати и падение в погибель и прелесть бесовскую. Писал он эти толкования без моего благословения, в тайне от меня. Также в тайне от меня он стал показывать их некоторым братьям. Уже в этих действиях видно было обольщение бесовское. При этом Игорь Савостин был уверен, что толкования пришли ему от Бога и написаны по внушению Духа Святого. Несмотря на то, что этот брат имел о себе и своем уме весьма высокое мнение и полагал, что он все прочел и все знал, все же он не заметил одно важное решение Шестого Вселенского Собора, касающееся мирян. Приведу это правило.

Правило 64 Шестого Вселенского Собора: «Не подобает мирянину пред народом произносить слово или учить. И таким образом брать на себя учительское достоинство, но должно ему повиноваться преданному от Господа чину, т.е. отверзать ухо свое приявшим благодать учительского слова и от них поучаться божественному. Ибо в единой Церкви разные члены сотворил Бог, по слову Апостола (1 Кор.12,27-30) "И вы – тело Христово, а порознь – члены. И иных Бог поставил в Церкви, во-первых, Апостолами, во-вторых, пророками, в-третьих, учителями; далее, иным дал силы чудодейственные, также дары исцелений, вспоможения, управления, разные языки. Все ли Апостолы? Все ли пророки? Все ли учители? Все ли чудотворцы? Все ли имеют дары исцелений? Все ли говорят языками? Все ли истолкователи?", которое изъясняя Григорий Богослов, ясно показал находящийся в них чин, говоря: этот братия чин почтим, его сохраним: этот да будет ухом, а тот языком: этот рукой, а другой иным чем-либо: этот учит, тот да учится. И после немногих слов далее говорит: учащийся да будет в повиновении, раздающий да раздает с веселием, служащий да служит с усердием. Да не будем все языком, если и всего ближе это, ни все апостолами, ни все пророками, ни все истолкователями. И после некоторых слов еще говорит: почему творишь себя пастырем, будучи овцою; для чего делаешься главой, будучи ногой, для чего покушаешься быть военноначальником, будучи поставленным в ряды воинов; И в другом месте повелевает премудрость: не буди скор в словах; не сравнивай себя убогого с богатым; не ищи быть мудрым мудрейших. Если же кто-то будет усмотрен нарушающим настоящее правило на 40 дней да будет отлучен от общения церковного».

Но это горе-толкование было полубедой. Бедой стало то, что Игорь Савостин не только отпал от Церкви и благодати, но по внушению бесов стал ярым врагом нашей Церкви, моего служения и проповеди покаяния. Сатанинская гордыня, высокоумие, тщеславие, дикая злоба, месть, нетерпимость обличения, ложь, клевета, лукавство, прелесть бесовская, превратный ум, бесовская одержимость стали достоянием этого горе-толкователя. И самое страшное при этом то, что он уверен, что делает все от Бога, ради Бога и во свое спасение. Его ослепшему от высокоумия и самомнения уму было уже не видно, что на нем во всей полноте сбываются слова Евангелия: Ин.16,2: «даже наступает время, когда всякий, убивающий вас, будет думать, что он тем служит Богу». Далее указана и причина этого страшного падения и обольщения: Ин.16,3: «Так будут поступать, потому что не познали ни Отца, ни Меня». Познать Отца и Сына Его Иисуса Христа можно только после познания себя. Познать же себя можно только при полном самоотвержении и неисходном, смиренном и непрелестном пребывании в святоотеческом покаянии. Выход из покаяния приводит к душевной смерти и преданию данного человека бесам. Одним из явных признаков выхода из покаяния является тот факт, когда человек перестает внимать себе и следить за своими грехами, но начинает внимательно следить за грехами других людей. Делается это из позиций «праведника», «святого», «пророка» и т.п. Чтобы возомнить себя праведником, а тем более пророком Божьим, должно иметь веское основание. Таким основанием для прельщенного бесами Игоря Савостина и явилось его толкование «Апокалипсиса» и книги «Песнь Песней».

Ох, как трудно бывает некоторым людям смириться ради спасения своей души и просто быть покорной «овцой» стада Христова, благодарным учеником, благопослушным сыном и последним из труждающихся на винограднике Христовом. Ох, как хочется им, не имеющим еще в себе Духа Святого, быть духовными лидерами, видными деятелями, знатными персонами, влиятельными в Церкви лицами, учителями других, пророками и толкователями. Скучно им и тягостно тянуть повседневную лямку покаянного трудничества и нести крест спасительных скорбей. От этой усталости и скуки берутся они без Божьего благословения и прежде должного времени за то, что им не под силу и не содействует их спасению, но лишь удаляет от Бога, лишает всякой Его помощи и губит. Так бесы, заметив высокоумие, самонадеянность и самоудостоение Игоря Савостина, а также его выход из покаяния, о чем свидетельствовало гордостное превозношение над другими, болезненную соблазняемость и осуждение других, подсунули ему свои толкования на данные книги Священного Писания. Вот как, например, свидетельствует сам автор и новоявленный «пророк» о своем состоянии во время написания им толкования на «Песнь Песней»:

«NN, сегодня утром я был почти в отчаянии. Бесы начали всевать сомнения. Даже я начал писать с вопросов – нестыковок. Совершенно не мог понять как увязать то, что написал с тем, что осталось. Полная нестыковка. После Иисусовой молитвы словно сок по стволу пошел. Вот, написал все утром на одном дыхании. Там все нужно привести в порядок, почистить от измышлений. Кроме того, я писал уже не ссылаясь на конкретные места и не комментировал их, так как времени мало, сейчас иду на работу. Почитай».

Давайте и мы прочтем толкования Игоря Савостина на «Песнь Песней» и на пророчества книги «Откровения». Сперва посмотрим на толкование «Песни Песней». Это толкование уместно будет назвать «Бредом Бредней». Тогда мы ясно увидим и уразумеем, что это не бесы сеяли сомнения, а Ангел-Хранитель вразумлял гордеца прекратить погибельное безумие. Для достоверности того, что данное толкование написано не по внушению Духа Святого, а по внушению демона, я поставлю его параллельно самому известному и принятому Церковью толкованию на книгу Соломона «Песнь Песней» – Оригена. У этого удивительного человека и автора многих книг имелся ряд нецерковных мнений, осужденных Церковью. Но к ним не относится его толкования на Священное Писание, в том числе и на указанную книгу. Более того, отмечается, что именно в этом толковании Ориген превзошел самого себя. Из других отцов Церкви, размышлявших над этой самой таинственной и высокой книгой Священного Писания, можно отметить святого Афанасия Великого с его кратким словом на «Песнь Песней» и святителя Григория Паламу с его «Комментарием на Песнь Песней». Интересно также отметить и размышления представителя отпавшей Западной церкви Терезы Авильской, которая была признана в католичестве святой. Ее размышления интересны не своей толковательной частью, а предупредительной. Эта женщина, жившая в начале 16 века, пишет о том, с каким благоговением надо относиться к содержанию «Песни Песней»:

«Благоговение, с которым надлежит читать слово Божие в Писании и в особенности в "Песни песней". – Меня весьма поражало, что душа своим способом высказываться говорит здесь как будто с одним лицом и просит мира у другого. В самом деле, она говорит: "Да лобзает он меня лобзанием уст своих!" – и сразу же после этого добавляет, обращаясь как будто к тому, с кем она находится вместе: "Ласки твои лучше вина" (гл. 1, ст. 1). Я этого не понимаю и нахожу большое удовольствие в этом непонимании. В самом деле, дочери мои, весьма верно, что душа должна меньше восхищаться теми вещами, которые постижимы для наших столь низменных умов, чем теми, в смысл которых нам невозможно вникнуть по той причине, что первые внушают ей меньше восторга и благоговения перед ее Богом. Итак, вот важный совет, который я даю вам. Читая какую-нибудь книгу, слушая проповедь или размышляя о тайнах нашей святой веры, не утруждайте себя, не истощайте свой ум, вдаваясь во многие тонкости относительно того, чего вы по-настоящему не можете понять. Есть столько вещей, которые выше постижения женщин и даже мужчин! Когда Господу угодно даровать им понимание, Он это делает без усилия с нашей стороны. В настоящий момент обращаюсь я к женщинам, а также и к тем мужчинам, которые не призваны подкреплять истину своим учением, ибо относительно тех, на которых Господь возложил обязанность объяснять ее нам, ясно, что они должны углубляться в нее и извлекают из этого великую пользу. Мы же будем в полной простоте принимать то, что Господь дает нам, и не будем утомляться в поисках того, в чем Он нам отказывает. Лучше будем радоваться, думая о том, что у нас такой великий Бог и Властелин, что в каждом из Его слов заключены тысячи тайн, из которых мы не понимаем даже и азов. В этом не было бы ничего удивительного, если бы речь шла о латинском, еврейском или греческом тексте, но и с испанским текстом дело обстоит так же. Если говорить об одних только псалмах преславного царя Давида, то сколько вещей, переведенных на наш язык, остаются для нас такими же темными, как на латыни! Поэтому тщательно избегайте утомления, истощения ума и не стремитесь вникнуть в эти вещи. Женщинам ничего не нужно больше того, что соответствует их разумению. С этим Бог будет милостив к ним. Когда его Величию будет угодно дать нам больше, мы достигнем понимания этого без усилия с нашей стороны. Что же касается всего остального, то смиримся и будем радоваться тому, что у нас такой великий Властелин, слова которого, даже на нашем языке, непонятны».

Но наш обольщенный бесами горе-толкователь не дал себе труда ознакомиться сперва с трудами отцов Церкви на тему «Песни Песней», а тем более внимать предупреждениям "какой-то там католички", да еще и жившей пять веков тому назад.

Он гордо, дерзко, самочинно, без малейшего благоговения и в полном безстрашии взялся за толкование самой высокой и таинственной книги в своде Писания, да еще бахвалился тем, что смог ее «растолковать», подчеркивая другим, что это удавалось весьма редким даже из мудрецов. Посмотрим же на это «толкование» в сравнении с толкованием Оригена и увидим, кто из них писал в Духе Святом, а кто по внушению духа льстивого.

 

Толкование Оригена



 

Толкование Игоря Савостина



Как мы узнали чрез Моисея, что есть не только святое, но и Святое святых, и что есть также не только суббота, но в суббота суббот: так ныне мы узнаем чрез Соломона, что существуют не только песни, но и песни песней. Блажен, конечно, тот, кто входит во святое, но еще блаженнее тот, кто входит во Святое святых. Блажен празднующий субботу, но еще блаженнее, празднующий субботу суббот. Блажен, подобным образом, и тот, кто понимает и поет песни, ибо кто не поет песней иначе, как только во время торжеств; но гораздо блаженнее тот, кто поет Песнь Песней. И как входящий во святое, нуждается еще во многом, чтобы быть достойным войти во Святое святых, и как празднующий субботу, которая от Господа установлена для народа, иметь нужду еще во многом, чтобы праздновать субботу суббот: подобным образом с трудом обретается такой, кто, прошедши все песни, содержащиеся в Писании, был бы в состоянии возвыситься до Песни Песней. Тебе должно выйти из Египта, и по выходе из земли египетской, перейти Чермное море, чтобы ты мог воспеть первую песнь, говоря: "Пою Господу, ибо Он высоко превознесся..." (Исх. 15.1). Но хотя бы ты и воспел первую песнь, ты еще далеко отстоишь от Песни Песней. Пройди духом пустыню, пока не придешь к кладезю, который ископали цари (Чис. 21), чтобы там воспеть вторую песнь. После сего иди к пределам Святой Земли, чтобы став на берегу Иордана воспеть песнь Моисея, говоря: "Внимай, небо, я буду говорить; и слушай, земля, слова уст моих" (Вт. 32.1). Потом необходимо, чтобы ты воинствовал под начальством Иисуса и получил в наследие Святую землю и чтобы пчела тебе пророчествовала и пчела тебя судила (слово Деввора значит: пчела) для того, чтобы ты мог усвоить себе и ту песнь, которая содержится в книге Судей (Суд.5). Достигнув по порядку книги Царств, приступи к песне, которую воспел Давид, когда избавился от руки всех врагов своих и от руки Саула и сказал: "Господь твердыня моя и прибежище мое. Избавитель мой. Бог мой..." (Пс. 17.3). Затем тебе следует перейти к пророку Исаии, чтобы вместе с ним воспеть: "Воспою Возлюбленному Моему песнь Возлюбленного Моего о винограднике Его" (Ис. 5.1) И когда ты пройдешь все это, тогда уже взойди к более возвышенному, чтобы с душою украшенною, тебе можно было воспеть вместе с женихом и эту Песнь Песней.

Из какого числа лиц состоит общество, описываемое в Песни Песней, мне неизвестно. Но по молитве вашей и откровению Господню, я, кажется, различаю между ними четыре рода лиц: жениха и невесту, с невестою общество девиц-подруг, с женихом общество товарищей. Одно говорится невестою, другое – женихом, нечто – девицами, нечто – товарищами жениха. Ибо естественно, что на браках присутствует с невестою общество девиц, а с женихом толпа товарищей. Все это ищи не во вне, не вне тех, которые спасены чрез проповедь евангельскую. Под женихом разумей Христа, под невестою без пятна и порока – Церковь, о которой написано: "Чтобы представить ее Себе славною Церковью, не имеющею пятна, или порока, или чего-либо подобного, но дабы она была свята и непорочна" (Еф. 5.27). В душах верующих – девицах сопровождающих невесту – уразумевай тех, кои, хотя и верны Христу, однако ж не таковы, как те, о коих было сказано выше, и представляются в некоторой только мере получившими спасение; а под мужами, сопутствующими жениху, разумей Ангелов и тех, кои достигли в "мужа совершенного". Итак, из этой книги мне открывается четыре" группы поющих: жених и невеста, – одни без участия хоров; два хора друг с другом, без участия жениха и невесты; невеста – с хором девиц; жених – с хором товарищей. И когда ты уразумеешь это, то слушай Песнь Песней и старайся понять оную и вместе с невестой говорить то, что говорит невеста, чтобы и услышать то, что услышала невеста. Если же ты не можешь вместе с невестою говорить того, что она сказала, чтобы услышать то, что сказано невесте, то поспеши, по крайней мере быть вместе с товарищами жениха. Но если ты ниже и их, то будь вместе с девицами, которые пребывают в любви невесты. Ибо они в этой книге являются действующими лицами как в ходе описываемых событий, так и в брачной песне, по образцу которой и язычники составили себе свадебную песнь и из которой содержание для этой песни ими взято. Ибо Песнь Песней есть брачная песнь. Сперва невеста молится и тотчас среди молитв она услышана: она видит присутствующего жениха, видит девиц, собравшихся для ее сопровождения. Потом отвечает ей жених и после слов жениха, пока он терпит страдания за ее спасение, отвечают товарищи жениха, что пока он находится в состоянии уничижения и восстает от страданий, они приготовят некоторые украшения для невесты. Но следует привести уже самые слова, в которых прежде всего слышится голос молящейся невесты. "Да лобзает он. меня лобзанием уст своих!" (Песн. 1.1). Смысл этих слов такой: доколе жених мой будет посылать мне лобзания чрез Моисея, доколе он будет давать мне лобзания чрез пророков? Я ухе желаю коснуться его собственных уст: пусть он сам придет, пусть сам снидет ко мне. Итак, она молится Отцу жениха и говорит ему: "Да лобзает он меня лобзанием уст своих!" И поскольку она достойна того, чтобы над нею исполнились те пророческие слова, в которых сказано: "Ты воззовешь, и Господь услышит; возопиешь, и Он скажет: "вот Я!" (Ис. 58.9): то Отец жениха исполняет прошение невесты, посылает Сына Своего. Невеста, вида того, о пришествии которого она молилась, перестает молиться и тотчас говорит ему: "От благовония мастей твоих имя твое, как разлитое миро... будем восхищаться и радоваться тобою, превозносить ласки твои больше, нежели вино" (Песн. 1.2-3). Итак жених Христос, посланный Отцом, приходит к невесте помазанным, и Ему говорится: "Ты возлюбил правду, и возненавидел беззаконие; посему помазал Тебя, Боже, Бог Твой елеем радости более соучастников Твоих" (Пс. 44.8). Если жених коснется меня, то и я буду благоухать, и я буду помазана благовонными мастями, и до меня достигнуть Его благоухания, чтобы я могла с Апостолами сказать: "Ибо мы Христово благоухание..." (2 Кор. 2.15) "...во всяком месте" (2 Кор. 2.14). Мы же и слыша это, доселе смердим грехами и пороками, о которых кающийся пророк говорит: "Смердят, гноятся раны мои от безумия моего" (Пс. 37.6). Грех зловонен, а добродетель издает благоухания, образы которых читай в книге Исход. Ибо там найдешь стакту, оних, халван и прочее. Это – материалы для приготовления фимиама кадильного. Ибо для варения мира берутся разные благовонные масти, между которыми есть нард и стакта. Бог, Который сотворил небо и землю, говорит Моисею: "Я исполнил их духа премудрости и разума, чтобы совершать чрез них мироваренные работы" (Исх. 30 и 35). И мироварителей учит Бог.

Если бы это не имело духовного смысла, то не было ли бы пустым рассказом? Если бы не имело в себе чего-либо таинственного, то не было ли бы недостойно Бога? Итак, тому, кто умеет понимать Священное Писание в духовном смысле, или кто хотя не умеет, но желает уметь, необходимо всеми силами стремиться жить не по плоти и крови, чтобы чрез то сподобляться духовных тайн и, скажу нечто более дерзновенное, – духовного вожделения или любви. Ибо есть и духовная любовь. И как есть пища телесная и пища духовная, и есть питие телесное и питие духовное: так есть любовь плотская, происходящая от сатаны, и любовь духовная, имеющая начало от Бога. И никто не может быть обладаем и тою и другою любовию. Если ты любитель плоти, то не понимаешь духовной любви. Если же ты презрел все телесное, говорю не только о плоти и крови, но и о деньгах, и об имениях, и даже о самой земле, и о самом себе (ибо они прейдут), если все это ты презрел, и ни к чему этому душа твоя не привязана, и ты не связан никакою любовью к порокам: то ты можешь принять в себя духовную любовь. Сказано это потому, что представился случай сказать несколько слов о любви духовной. И полезно нам соблюдать заповедь Соломона, или, лучше, того, кто говорил чрез Соломона, о премудрости. – заповедь, которая говорит: "Люби ее, и она будет оберегать тебя" (Пр. 4.6), "Высоко цени ее, и она возвысит тебя; она прославит тебя. если ты прилепишься к ней" (Пр. 4.8). Есть и духовные объятия; и, о, если бы высокие объятия жениха заключили и мою невесту, чтобы и я мог сказать то, что написано в той же книге: "Левая рука его у меня под головою, а правая обнимает меня" (Песн. 2.6).

Итак, "да лобзает он меня лобзанием уст своих!". Писание имеет обычай употреблять повелительное наклонение вместо желательного, как например, в следующих словах: "Отче наш, сущий на небесах! да святится имя Твое", вместо о, если бы святилось, и как вот в настоящем случае: "да лобзает он меня лобзанием уст своих!", вместо того, чтобы сказать: о если бы лобзал! После этих слов, невеста видит жениха. Приходит он помазанный благовонными мастями. И он не мог придти в ином виде к невесте, и Отцу неприлично было в ином виде посылать Сына на брак. Отец помазал Сына различными благовонными мастями, сделал Его Христом: приходит Сын, благоухающий различными благовониями, и слышит: "ибо добры сосцы твои больше вина". Слово Божие в различных местах Священного Писания, сообразно с обстоятельствами, в них упоминаемыми, называет один и тот же предмет различными именами. Когда приносится жертва в законе, и Слово Божие хочет показать ее знаменование: тогда оно называет известную часть тела грудью отлучения. Когда же кто-либо возлежит с Иисусом и пользуется общением Его чувств: тогда Слово Божие называет тот же предмет не грудью, как выше, а персями. Далее, когда невеста говорит с женихом, тогда Слово Божие, так как приводится брачная песнь, называет тоже самое не грудью, как при жертвоприношении, и не персями, как – в отношении к ученику Иоанну, а сосцами, говоря: "ибо добры сосцы твои больше вина". Приобщись чувствованиям жениха, как невеста, и ты узнаешь, что такие помышления восхищают и увеселяют. Но как чаша Господня упоевающая есть самая наилучшая (Пс. 22.5), так сосцы жениха лучше всякого вина: "ибо добры сосцы твои больше вина". Среди молитвы невеста обращается к жениху со словами: "и благовоние мастей твоих больше всех ароматов". Жених приходит помазанный не одною, а всеми благовонными мастями. Если же и к моей душе, сделавшейся Его невестою. Он удостоит придти: то как она должна быть прекрасна, чтобы привлечь Его к себе с неба, чтобы Он благоволил сойти на землю, чтобы Он пришел к возлюбленной! Какою она должна сиять красотою, какой должна пылать любовью, чтобы жених сказал ей то, что он сказал совершенной невесте: "Ибо шея твоя, ибо глаза твои, ибо щеки твои, ибо руки твои, ибо чрево твое, ибо плечи твои, ибо ноги твои" и проч. (Песн. гл. 4 и далее), о чем, если Господь соизволит, мы в свое время побеседуем, чтобы как разнообразны члены тела невесты, и каждому из них приписывается особая похвала, так и мы, после беседы, постарались бы, чтобы подобное было сказано и нашей душе. Итак, "добры сосцы твои больше вина". Если ты увидишь жениха, то тогда уразумеешь что истинно сказанное: "ибо добры сосцы твои больше вина, и благовоние мастей твоих лучше всех ароматов". Многие имели ароматы. Царица южная поднесла ароматы Соломону, и многие другие обладали ароматами; но какие бы кто не имел ароматы, они не могут сравняться с благовониями Христа, о которых невеста ныне говорит: "благовоние мастей твоих лучше всех ароматов". Я думаю, что и Моисей, и Аарон, и каждый из пророков имели ароматы. Но если я увижу Христа и почувствую приятность и благоухание мастей Его,то тотчас выскажу свое мнение словами: "благовоние мастей твоих лучше всех ароматов". Слова: "имя твое, как разлитое миро" — пророчественная тайна. Лишь только пришло в мир имя Иисуса, как уже проповедуется миро излиянное. И в Евангелии женщина, взяв алавастровый сосуд с нардовым, чистым, драгоценным миром, возлила это миро на главу и ноги Иисуса (Мф. 26 и Мк. 14). Затем тщательно, какая из двух упоминаемых в Евангелии женщин возлила миро на главу Спасителя. Ибо там говорится, что грешница возлила миро на ноги, а та, которая не называется грешницею, на главу Его (Лк. 7 и Ин. 12). Затем, говорю, и ты найдешь, что в евангельском чтении написаны евангелистами не повествования и рассказы, а тайны. Конечно, дом наполнился благоуханием от мира, если то, что имела грешница, следует относить к ногам, а то, что имела не грешница, к голове. И не удивительно, что дом наполнился благоуханием, когда им наполнен мир. В том же месте говорится о Симоне прокаженном и доме его (Мф. 26 и Мк. 14). Я думаю, что прокаженный есть князь мира сего, и что этот прокаженный называется Симоном, дом коего с пришествием Христа наполнился благоуханием, когда грешница принесла покаяние, а святая возлила благоуханное миро на главу Иисуса.

"Имя твое, как разлитое миро". Как миро чрез свое излияние далеко и широко распространяет благоухание: так распространено и имя Христово. По всей земле прославляется Христос, во всем мире проповедуется Господь. Ибо миро излиянное имя Его. Теперь ведомо имя Моисея, известность которого прежде ограничивалась только тесными пределами Иудеи. Ибо никто из греческих писателей не упоминает о нем, и ни в какой истории языческой литературы мы не находим ничего написанного о нем или о других пророках. Но как скоро Иисус воссиял в мире. Он вместе с Собою вывел из неизвестности закон и пророков, и воистину исполнилось слово: "имя твое, как разлитое миро". Так как Духом Святым любовь Божия излилась в сердца наши (Рим. 5.5), то и сообразно с этим приводится выражение излияния: "имя твое, как разлитое миро. Поэтому девицы любят тебя". Говоря эти слова, невеста видит отроковиц. Когда она просила отца жениха и обращалась непосредственно к самому жениху, девиц еще не было. Но во время беседы с женихом входит хор девиц и рекомендуется ему словами невесты: "Поэтому девицы любят тебя". Девицы в ответ на эти слова невесты говорят жениху: "За тобою, на благовоние мира твоего, потечем". Какое прекрасное зрелище! Отроковицы, сопровождающие жениха, еще не имеют дерзновения невесты. Невеста идет не позади жениха, а шествует рядом с ним. Она берет жениха за правую руку. и ее рука находится в правой руке жениха. Отроковицы же идут позади его. "Есть шестьдесят цариц и восемьдесят наложниц и девиц без числа; но единственнаяона, голубица моя, чистая моя; единственная она у матери своей, отличенная у родительницы своей" (Песн. 6.8-9). Итак, "за тобою, на благовоние мира твоего потечем". Ходящим со всякою чистотою сказано: "за тобою на благовоние мира твоего потечем", согласно оному слову Апостола: "...течение совершил" (2 Тим. 4.7), и другому: "...бегущие на ристалище бегут все, но один получает награду" (l Kop. 9.24). Награда есть Христос, и эти отроковицы, о которых мы узнаем, что они, как еще начинающие любить жениха, стоят вне брачного чертога, по оному примеру: "...друг жениха, стоящий и внимающий ему, радостью радуется, слыша голос жениха" (Ин. 3.29), чувствуют нечто подобное. Когда жених входит в брачный чертог они остаются вне оного; невеста же прекрасная, совершенная, без пятна без порока, вступив в ложницу жениха, в царскую опочивальню, возвращается потом к отроковицам и рассказывает им о том, что она одна видела и говорит: "Ввел меня царь в опочивальню свою". Не говорит: ввел многих в опочивальню свою. Многие остаются вне; в опочивальню входит одна только невеста, чтобы видеть скрытые и потаенные сокровища и возвестить отроковицам: "ввел меня царь в опочивальню свою". Между тем отроковицы, то есть весьма многочисленная толпа подрастающих невест, по вступлении невесты в опочивальню жениха и во время рассматривания ею там богатств своего мужа, пока ожидают пришествия жениха, радостно поют: "возрадуемся и возвеселимся о тебе". Они радуются о совершенстве невесты. В добродетелях нет зависти. Любовь эта чиста, любовь эта без порока. "Возрадуемся и возвеселимся о тебе, возлюбим сосцы твои". Та, которая больше, уже наслаждается млеком сосцов твоих и говорит в восторге: "добры сосцы твои больше вина". Эти же, которые еще ожидают радости и веселия, потому что еще молоды, отлагают на время выражение чувств и говорят: "возрадуемся и возвеселимся о тебе". Возлюбим, – не любим, а возлюбим – сосцы твои больше вина. Потом, указывая на невесту, говорят жениху: "правота возлюбила тебя". Они хвалят невесту, давая ей от собственных ее добродетелей имя правоты: "правота возлюбила тебя". На это невеста отвечает отроковицам: "Дщери Иерусалимские черна я, но красива, как шатры Кидарские, как завесы Соломоновы. Не смотрите на меня, что я смугла; ибо солнце опалило меня". Она прекрасна, и можно даже указать, как прекрасна невеста. Но мы спрашиваем, каким образом она, будучи черна и без белизны, прекрасна? Она принесла покаяние во грехах, обращение дало ей красоту, и потому она воспевается прекрасною. Но так как она еще не очистилась от всей нечистоты грехов, еще не омыта в воде спасения, то называется черною; однако же она не остается навсегда в черном цвете. Она делается белою, когда стремится к большему и от низкого начинает восходить к высшему, и тогда говорится о ней; "кто сия восходящая убелена" (Песн. 8.5). И чтобы тем выразительнее изобразить тайну совершенной, не говорится, как во многих кодексах читается "опираясь на брата своего", то есть "склоняясь на грудь его". И подлинно о душе и беседе невесты говорится: "склоняясь на грудь его", ибо там находится седалище сердца нашего. Поэтому удаляясь от плотского, мы должны мыслить о духовном и уразуметь, что гораздо лучше так любить, нежели перестать любить. Итак восходит невеста, склоняясь на грудь брата своего, и о той, которая ныне в начале Песни Песней называется черною, в конце брачной песни поется: "Кто сия восходящая убелена?" Мы поняли теперь, каким образом невеста и черна и прекрасна. Если же и ты не принесешь покаяния, то берегись, чтобы душа твоя не была названа черною и мерзкою, черною по причине прежних грехов, мерзкою по упорству в них, и чтобы тебе, таким образом, не быть запятнанным двойною нечистотою. Если же ты принесешь покаяние, то душа твоя хотя и будет черна по причине давних грехов, но вследствие покаяния будет иметь некоторую, так сказать, эфиопскую красоту. Упомянув однажды об Эфиопе, хочу привести относительно этого имени свидетельства Писания. Аарон и Мария роптали на то, что Моисей имел жену эфиоплянку (Чис. 12). И ныне Моисей имеет жену эфиоплянку. Ибо закон его перешел к этой нашей эфиоплянке. Пусть ропщет Аарон, священство Иудеев, пусть ропщет и Мария, синагога их: "Из заречных стран Эфиопии поклонники Мои – дети рассеянных Моих – принесут Мне дары" (Соф. 3.10), и опять: "Эфиопия предварит руки свои к Богу" (Пс. 67.32). Прекрасно сказано: "предварит". Ибо как в Евангелии женщина кровоточивая предварила исцелением дочь начальника синагоги (Мф. 9; Мк. 5; Лк.8); так и Эфиопия исцелена, тогда как Израиль болеет. Вследствие падения его, дано спасение язычникам, для возбуждения в нем ревности. "Дщери Иерусалимские! черна я, но красива". И ты, церковная душа, обрати речь свою к дщерям Иерусалимским и скажи: жених любит меня сильнее, ценит меня более, нежели вас многочисленные дщери Израилева. вы стоите вне и видите невесту, входящую в ложницу жениха. Пусть никто не сомневается, что называемая черною, несмотря не ее черноту, прекрасна. Каковы же мы, чтобы нам познавать Бога, чтобы воспевать песни книги. Песнь Песней, чтобы от пределов Эфиопии, чтобы от концов земли придти послушать премудрости истинного Соломона? И когда раздается голос Спасителя, говорящего: "Царица Южная восстанет на суд с родом сим и осудит его, ибо она приходила от пределов земли послушать мудрости. Соломоновой; и вот, здесь больше Соломона" (Мф. 12.42): то ты будь внимателен к тайнам, которые в этих словах предлагаются. От пределов земли приходит царица южная, церковь, и осуждает людей рода сего, то есть, Иудеев, преданных плоти и крови. Она приходит от пределов земли послушать премудрости Соломона, не того. который прославляется в Ветхом Завете, а того. который в Евангелии есть больше Соломона. Я черна, но прекрасна, дщери Иерусалимские, черна, как шатры Кидарские, прекрасна, как завесы Соломоновы. Ибо она соответствовала тому и другому: "Дщери Иерусалимские! черна я, но красива, как шатры Кидарские, как завесы Соломоновы". И сами названия приличны красоте невесты. Евреи говорят, что слово "кидар" значит: "тьма". Итак я черна, как шатры Кидарские, как Эфиопляне; прекрасна, как завесы Соломоновы, которые он, украсив, подобно завесам скинии, сделал в то время, когда с величайшим старанием и трудом построил храм. Ибо Соломон был богат, и во всякой премудрости никто не превзошел его. Я черна и прекрасна, дочери Иерусалимские, как одно из таких дел премудрости Соломоновой, как шатры Кидарские, как завесы Соломоновы. "Не смотрите на меня, что я очернена". Оговаривается касательно черноты своей и, чрез покаяние обратившись к лучшему, возвещает дщерям Иерусалимским, что хотя она черна, но прекрасна, согласно вышеизложенному, и говорит: "не смотрите на меня, что я очернена". Не удивляйтесь, говорит она, что я черного цвета: солнце опалило меня, потому что полным лучом воссиял на меня блеск его света, и от зноя я почернела. Ибо не так, как следовало, как требовало достоинство солнца, я приняла на себя свет его. По причине падения Иудеев, дано спасение язычникам: и наоборот, по причине неверия язычников, дано ведение Израилю. То и другое имеешь у Апостола.

"Сыны матери моей враждовали против меня". Должно размыслить о том, каким образом невеста говорит: "Сыны матери моей враждовали против меня", и когда началась против нее эта вражда братьев. Посмотри на Павла, гонителя церкви, и ты поймешь, каким образом сын ее матери враждовал против нее. Гонители церкви принесли покаяние, противники ее, возвратившись опять под знамена сестры, проповедовали веру, которую прежде опровергали. Воспевая это ныне в пророческом духе, невеста говорит: "они враждовали против меня, поставили меня стражем в виноградниках. виноградника моего я не устерегла". Я церковь, я невеста, я непорочная, поставлена от сыновей моей матери, которые некогда враждовали против меня, стражем весьма многих виноградников. Будучи занята этою заботою и попечением, я, охраняя много виноградников, не сохранила своего собственного виноградника. Отнеси это к Павлу и всякому другому из святых, пекшемуся о спасении всех, – и ты увидишь, каким образом невеста, не охранив своего виноградника, оберегает виноградники других, каким образом, чтобы приобресть других, сам Павел в некоторых отношениях терпит вред, и, будучи свободен от всех, сделал себя самого рабом, чтобы приобресть всех: "для немощных я сделался немощным, для Иудеев – Иудеем, для тех, которые были под законом, как бы подзаконным" и пр. (l Kop. 9.20). Вот почему невеста говорит: "виноградника моего я не устерегла". Потом невеста видит жениха, который, будучи замечен, удаляется. И часто, во время целой песни, он это делает, чего. если кто-либо сам не испытывает, не может понять. Часто, Бог свидетель, я видел, что жених приближается ко мне и находится со мною очень долго; но когда вдруг он уходит, я уже не могу обрести того, чего искал. Поэтому я опять желаю его пришествия, и иногда он опять приходит: но когда он явится и будет обнят руками моими, то снова исчезает, и когда исчезнет, снова ищется мною; и я часто это делаю, пока истинно не удержу его и не взойду, опираясь на брата своего.

"Скажи мне, ты, которого любит душа моя: где пасешь ты? где отдыхаешь в полдень?" (Песн. 1.6). Я не спрашиваю о других временах, когда ты пасешь вечером, когда на рассвете, когда при захождении солнца; я спрашиваю о том времени, когда в самую лучшую пору дня, когда при полном свете ты находишься во всем блеске своего величия. "Скажи мне, ты, которого любит душа моя: где пасешь ты? где отдыхаешь в полдень?" (Песн. 1.6). Тщательно заметь, где ты читал слово "полдень". В полдень братья обедают у Иосифа (Быт. 48). В полдень Ангелы пользуются гостеприимством Авраама (Быт. 18), и прочее такого же рода. Исследуй, и ты узнаешь, что божественное Писание не напрасно и не случайно употребляет каждое слово. Кто из нас, думаешь, достоин достигнуть полудня и увидеть, где пасет, где почивает жених? "Скажи мне, ты. которого любит душа моя: где пасешь ты? где отдыхаешь в полдень?" (Песн. 1.6). Ибо если ты мне этого не возвестишь, то я, блуждая, начну метаться в разные стороны, и пока буду искать тебя, стану вбегать в стада других, и так как я стыжусь Других, то начну закрывать лице свое и уста. Ибо я невеста прекрасная и не показываю своего открытого лица никому другому, кроме тебя одного, которого я уже давно лобзала. "О ты, которого возлюбила душа моя, возвести мне, где ты пасешь, где почиваешь в полдень, чтобы я когда либо не сделалась как бы покрытою у стад друзей твоих" (Песн. 1.6). Для того, чтобы я не сделалась покрытою, чтобы я не закрывала уст своих и, приходя к другим, не стала быть может любить и тех, которых не знаю, возвести мне, где тебя искать и найти в полдень, чтобы я случайно не сделалась как бы покрытою у стад друзей твоих. После этих слов жених угрожает ей и говорит: или ты знаешь саму себя, знаешь, что ты невеста царя, и прекрасна, и мною сделана прекрасною, ибо я представил себе славную церковь, не имеющую пятна или порока (Еф. 5); или знай, что если ты не познаешь себя и не сознаешь своего достоинства, то потерпишь то, что следует далее. Что же это такое? Если не познаешь самой себя, о прекрасная между женщинами, то иди ты по следам стад, и паси – не стада овец и агнцев, – а козлов твоих. Ибо он поставит овец по правую сторону, а козлов по левую (Мф. 25).

"Если ты не познаешь самой себя, о прекрасная между женщинами, то иди ты по следам стад и паси козлов твоих подле шатров пастушеских" (Песн. 1.7). На тропах пастушеских, говорит, ты сделаешься последнею, не среди овец, а среди козлов твоих, и обитая с ними, ты не в состоянии будешь находиться вместе со мною, то есть, с добрым пастырем. "Кобылице моей в колеснице фараоновой я уподобил тебя, возлюбленная моя" (Песн. 1.8). Если хочешь понять, о невеста, как ты должна ценить себя, то узнай, кому я тебя уподоблю, и тогда ты увидишь, что ты такова, что унижать себя не должна, увидишь это, когда узнаешь красоту свою. Итак, что это такое: "кобылице моей в колеснице фараоновой я уподобил тебя" (Песн. 1.8). Я знаю, что всадник сей жених, как говорит пророк: "Ты вошел на коней Твоих, на колесницы Твои спасительные?" (Лев. 3.8). Итак ты подобна коням моим в колесницах фараоновых. Насколько отличаются кони, принадлежащие мне, который есмь Господь, и который потопляю в волнах фараона, и военачальников его, и всадников его, и коней его, и колесницы его (Исх. 14); насколько, говорю, отличаются кони мои от коней фараона, настолько ты, невеста, лучше всех дщерей, ты, церковная душа, лучше всех душ, которые не суть церковные. Итак, если ты церковная душа, то ты лучше всех душ: если же ты не лучше, то ты не церковная душа. "Кобылице моей в колеснице фараоновой я уподобил тебя, возлюбленная моя" (Песн. 1.8). Потом жених с духовною любовью описывает красоту невесты: "Прекрасны ланиты твои под подвесками" (Песн. 1.9). Жених хвалит лицо невесты и воспламеняется любовью от румянца ее ланит. Ибо красота женских ланит, говорят, наиболее привлекательна. Так и мы в ланитах будем разуметь красоту души, и восхвалять уста ее и язык, то есть разум. "...шея твоя в ожерельях" (Песн. 1.9). Как то, что обыкновенно надето на шее у девиц и называется(малое ожерелье), есть украшение: так и шея твоя сама по себе, без этого убранства, есть украшение.

После сего жених находится на ложе, он почил как лев, как скимен львов уснул (Быт. 49.9), чтобы потом услышать: "кто возбудит его?" Между тем, во времена его сна, являются невесте товарищи жениха – Ангелы, и утешают ее такими словами: мы не можем сделать тебе золотых украшений, ибо мы не так богаты, как жених твой, который подарит тебе золотое ожерелье. Мы сделаем подобие золота, ибо не имеем золота. Должно радоваться и тому, если мы сделаем подобие золота, блестки серебра. "Подобия золота сделаем с блестками серебра" (Песн. 1.10). Но мы сделаем это не всегда, а только пока жених твой не встанет с ложа своего, ибо когда он встанет, он сам сделает тебе золото, сам сделает серебро, сам украсит твой ум и чувство, и будешь ты, прекрасная невеста, истинно богата в доме жениха, которому слава во веки веков. Аминь.

 

Беседа вторая


1. Все движения души «Бог Строитель»[3] создал ко благу. Но в нашей жизни часто случается, что вещи, по природе благие, при злоупотреблении ими ведут нас ко греху. Одно из движений души – любовь: мы правильно распоряжаемся ею, если любим мудрость и истину; когда же наша любовь опускается до худшего, мы любим плоть и кровь. Ты же, «как духовный»[4], духовно вслушивайся в любовные слова Песни и учись движения твоей души и горение природной любви преображать к лучшему, как написано: «Люби ее, и она охранит тебя, окружи ее, и она возвысит тебя»[5].

«Мужья, любите своих жен»[6], – сказал Апостол, но не остановился на сказанном: «Мужья, любите своих жен». Он знал, что любовь мужей даже к собственным женам бывает постыдной, знал, что она бывает и угодна Богу, и, уча, как должны мужья любить своих жен, добавил: «Мужья, любите своих жен, как Христос Церковь» [7]. Это мы сказали в виде вступления к тому, что будет изложено далее.

2. «Пока Царь в покое Своем»[8] – «преклонился, заснул как лев и как львенок»[9] – друзья Жениха обещали Невесте, пока Он не встал, «сделать ей подобия золота и серебра»[10], ибо у них нет золота, как у Жениха. Здесь в иных словах возвещаются страдания Жениха, поэтому не неразумно отвечает Невеста: она разумеет тайну Страстей, и, услышав: «Подобия золота сделаем тебе с серебряными знаками, пока Царь в покое Своем», отвечает: «Нард мой издавал благовоние свое. Мирровый пучок – Брат мой у меня; посреди грудей моих пребудет»[11]. Как же мы согласуем предшествующее: «Пока Царь в покое Своем» с последующим: «Нард мой издавал благовоние свое»?

Рассказывает Евангелие, как «пришла женщина с алавастром благовония, нарда неподдельного, драгоценного»[12], не та, что грешница, нет, сейчас моя речь о святой; ибо Лука[13] рассказывает о грешнице, а Матфей, Марк и Иоанн[14] – не о грешнице. Итак, пришла не грешница, но святая, имя которой упомянул Иоанн – ее звали Марией – «с алавастром благовония неподдельного, драгоценного и возлила на голову» Иисуса. Затем, когда вознегодовали ученики[15] – не все, но один Иуда[16], сказавший: «Можно было продать его за триста динариев и раздать нищим»[17], Учитель наш и Спаситель ответил: «Нищих всегда имеете с собою, а Меня не всегда имеете. Она заранее приготовила Меня ко дню погребения. Поэтому где ни будет проповедано Евангелие сие, сказано будет о том, что она сделала, в память ее»[18]. И в образе этой женщины, говорящей: «Нард мой издавал благовоние свое», та возливает благовония на голову Иисуса. И ты возьми нард, чтобы, возлив сладкое благоухание на голову Иисуса, дерзновенно возвестить: «Нард мой издавал благовоние свое» и услышать ответную речь Иисуса: «Где ни будет проповедано Евангелие сие, сказано будет о том, что она сделала, в память ее». Сделанное тобой будет проповедано по всем народам. Когда же ты это сделаешь? Если станешь как Апостол и скажешь: «Мы Христово благоухание на всяком месте в спасаемых»[19], добрые дела твои будут нардом. Если же будешь грешить, грехи твои распространят вокруг зловоние, ибо говорит кающийся: «Смердят, гноятся раны мои от лица безумия моего»[20]. Не о [вещественном] нарде нам предлагает речь Святой Дух и не о том благовонии, что видимо глазами, написал Евангелист, но о нарде духовном, о нарде, «издававшем благовоние свое».

3. «Пучок стакти – то есть [мирровых] капель – Брат мой у меня»[21]. Из «стакти, ониха, кассии, гальбана»[22], читаем мы в Исходе, по предписанию Бога был составлен фимиам [и] священническое помазание. Если же ты увидишь Спасителя моего, сходящего к земному и низкому, то увидишь, как из великой добродетели и Божественного величия истекает к нам как бы малая капля. Об этой капле и пророк воспел, говоря: «И будет: из капли народа своего соберется Иаков, который должен собраться»[23]. Как слова: «Камень оторвался с горы без содействия рук»[24]означают пришествие во плоти нашего Спасителя – ибо не вся гора снизошла на землю, и не могла человеческая немощь вместить в себя величие целой горы, но камень с горы, «камень преткновения»[25], «petra scandali»[26] снисходит в мир, – так и здесь Он в переносном смысле называется каплей. Если «все народы считаются как капля из ведра»[27], следовало Тому, Кто стал всем для спасения всех, и каплей стать для их освобождения. Ибо чем Он не стал для нашего спасения? Мы ничтожны – и Он «уничижил Себя Самого, приняв образ раба»[28]. Мы «народ глупый и неразумный» – и Он стал Сам «юродством проповеди»[29], чтобы «стало немудрое Божие премудрее человеков»[30]. Мы немощны – и стало «немощное Божие сильнее человеков»[31]. Итак, поскольку «все народы как капля из ведра и считаются как пылинка на весах»[32], Он сделался [мирровой] каплей, чтобы от одежд наших исходил аромат мирры, как сказано: «Мирра и алой и кассия от одежд твоих, от чертогов слоновой кости, из которых увеселяют тебя дочери царей в почете твоем»[33]. Это говорится к Невесте в сорок четвертом псалме.

«Мирровый пучок – Брат мой у меня»[34]. Рассмотрим еще, что означает название «Брата». Церковь, говорящая эти слова, – это мы, собранные от язычников; Спаситель наш – Сын сестры ее, то есть синагоги, ибо Церковь и синагога – сестры. Спаситель же, как мы сказали – Сын сестры-синагоги, Муж Церкви, Жених Церкви, Брат Невесты Своей.

«Мирровый пучок – Брат мой у меня; посреди грудей моих пребудет»[35]. Кто же столь блажен, что принимает гостя в главной части сердца, «посреди грудей», в груди своей носит Слово Божие? Ибо здесь поется именно об этом: «Посреди грудей моих пребудет». «Если не измяты сосцы твои», посреди их будет обитать Божественное Слово. В брачной песни более подобало употребить слово «сосцы», нежели «грудь». И понятно, почему при описании той, что говорит: «Посреди грудей моих пребудет», можно прибавить: «Если не измяты сосцы твои». Откуда я взял: «Если не измяты сосцы твои»? Из Иезекииля[36]. В том месте, где голос Бога разрушает Иерусалим, в числе прочего говорится к нему[37]: «В Египте измяты сосцы твои». Груди девственниц не мнутся, а сосцы блудниц вялы, дряблы и покрыты морщинами. У целомудренных же груди подняты и полны девственного стыда. Такие принимают Слово-Жениха и говорят: «Посреди грудей моих пребудет».

«Кисть кипера – Брат мой у меня»[38]. [Это] начало речи в ростке и начало цветения – в Слове[39], и поэтому говорится: «Кисть кипера – то есть цветения – Брат мой у меня». Не для всех Он кисть кипера, но лишь для достойных этого цветка. Другим – другие грозди; а эта гроздь, украшенная цветами, появляется для той одной, что «черна и прекрасна». Она не говорит просто: «Кисть кипера – Брат мой», но прибавляет «у меня», показывая, что не для всех Он кисть кипера.

Посмотрим же, в каких краях растет этот цветок Невесты. «В виноградниках Энгадци» [40], что переводится «глаз соблазна». Итак, в виноградниках глаза соблазна «кисть кипера – Брат мой у меня». Глаз соблазна – в здешней жизни, ибо мы пребываем в соблазне в этом мире и «соблазн человекам жизнь на земле»[41]. Пока мы пребываем на этом свете, мы в «виноградниках Энгадди», но, если будем достойны этого, Виноградарь наш пересадит нас. И не сомневайся, что сможешь из виноградников Энгадди перенестись в иное, лучшее место: Виноградарь наш частым упражнением уже подготовлен к перенесению лозы[42]. «Из Египта перенес Ты виноградную лозу, изгнал народы и посадил ее. Покрыла горы тень ее, и вершины ее – кедры Божий»[43]. Изъясненное нами произносит Невеста о Женихе, показывая свою любовь и радушие к приходящему Жениху, Который, придя, «посреди грудей» и сердца ее тайно пребудет.

4. Затем речь Жениха обращается к ней и гласит: «Прекрасна ты, о близкая Мне, прекрасна ты; глаза твои голубиные»[44]. Она так отвечает Жениху: «Прекрасен Ты, Брат мой»[45], но не прибавляет: «Близкий мне». Он же, когда говорит ей: «Прекрасна ты», прибавляет: «о близкая Мне». Почему же она не говорит: «Прекрасен Ты, о Близкий мне», а только: «Прекрасен Ты»? Почему Он не говорит просто: «Прекрасна ты», а «Прекрасна ты, о близкая Мне»? Невеста, если удаляется от Жениха, не прекрасна: она красива лишь когда сочетается со Словом Божиим. И сейчас Жених верно учит ее, чтобы она была близка к Нему и не отходила от Него. «Прекрасна ты, о близкая Мне, прекрасна ты». Ты становишься прекрасной оттого, что близка Мне; потом ты останешься прекрасной даже без добавления: «О близкая Мне». Ты будешь прекрасна безо всяких условий. «Прекрасна ты, о близкая Мне, прекрасна ты».

Рассмотрим и другую похвалу Невесте, чтобы и нам, возревновав, стремиться стать невестами: «Глаза твои голубиные». «Кто смотрит на женщину с вожделением» и «прелюбодействует с ней в сердце своем»[46], у того глаза не голубиные. Если же нет у него голубиных глаз, то «в дом брата своего он входит несчастливым» и не соблюдает того, что предписано в Притчах: «В дом брата своего не входи несчастливым»[47] (в Септуагинте переводится 'несчастливым', Акила же, строго следуя еврейскому [тексту], пишет aporeоnta, то есть 'глупым'). А у кого «глаза голубиные», тот смотрит прямо и снискивает милость; ибо своим прямым взглядом он заслужит милость. Кто же смотрит прямо, если не тот, кто смотрит целомудренным взором и чистыми очами? Не думай, что это сказано только о плотских очах (хотя не бесполезно подумать и о них), но, войдя во внутренность своего сердца и исследуя умом иные очи, которые «заповедью Божией просвещаются» – ибо «заповедь Господня – свет, просвещающий очи»[48] – проясняй, напрягай и развивай их, чтобы свято понять все сказанное и, подобно «Духу, сходящему в виде голубя»[49], услышать: «Глаза твои голубиные».

«Глаза твои голубиные», если ты духовно понимаешь Закон, если разумеешь Евангелие так, как оно хочет быть понято и проповедано, и видишь Иисуса, «всякую болезнь и всякую немощь»[50] не только, когда Он был во плоти, исцелявшего, но и днесь исцеляющего, не только тогда сошедшего к людям, но и днесь сходящего и здесь пребывающего, ибо «се, Я с вами все дни до скончания века»[51].

«Глаза твои голубиные». «Прекрасна ты, о близкая Мне, прекрасна ты; глаза твои голубиные». Слыша такие хвалы себе, Невеста сменяет Жениха в похвалах; и не дарит Ему своими возгласами то, чего Он не имеет, но, разумея Его красоту и созерцая ее, говорит: «Прекрасен Ты, Брат мой, и красив; ложе наше в тени»[52]. Ищу ложе, где покоятся Жених с Невестой: и, если не ошибаюсь, это человеческое тело. Ибо евангельский расслабленный, «положенный на постели»[53] и по повелению Спасителя «ушедший в дом свой, взяв постель»[54], до исцеления лежал на немощном сопряжении членов своих, после укрепленных Божией добродетелью. Так я понимаю: «Возьми постель твою и иди в дом твой». Ведь не для того Сын Божий сошел с небес на землю, чтобы отдавать приказания о постелях и восставшему от болезни своей не разрешать уйти без постели, говоря: «Возьми постель твою и иди в дом твой». И ты, исцеленный Спасителем, «возьми постель твою и иди в дом твой», и когда к тебе, Невесте Своей, придет Жених и возляжет с тобой на ложе, ты скажешь: «Прекрасен Ты, Брат мой, и красив; ложе наше в тени». «Прекрасен Ты, Брат мой». Ты прекрасен, и Ты в тени: ибо «днем солнце не поразит тебя, ни луна ночью»[55]

5. «Балки домов наших – кедры»[56]. Это слова множества людей. Мне кажется, здесь говорится о мужах, спутниках Жениха, о которых была речь ранее. «Дома скреплены кедровыми балками и покрыты кипарисами»[57], ибо «вместо нарда вырастет кипарис, вместо девясила вырастет мирт»[58]. И ты, спросив, какова природа этих деревьев, и узнав, что кедр не гниет, а кипарис отличается прекрасным запахом, старайся так покрыть свой дом, чтобы и о тебе можно было сказать: «Балки домов наших – кедры, и потолки – кипарисы».

6. Затем Жених говорит: «Я цветок поля и лилия долин»[59]. Ради меня, живущего в долине, Он сходит в долину и делается «лилией долин» вместо «древа жизни, посаженного в раю Божием»[60], и становится «цветком» всего поля, то есть целого мира и всей земли. Что же может в такой мере быть «цветком мира», как не имя Христово? «Имя Его как разлитое миро»[61], и о Нем же сказано по-другому: «Я цветок поля и лилия долин», и все это говорит Он о Себе Самом. Затем Он говорит Невесте, хваля ее: «Что лилия между тернами, то возлюбленная Моя между девицами»[62]. Как лилию нельзя сравнивать с тернами, среди которых она часто произрастает, так и «возлюбленная Моя» выше всех девушек, как лилия между тернами. Услышав это, Невеста отвечает Жениху: она ощущает в Нем какую-то новую сладость, и из уст ее вырывается хвала.

Запах благовоний приятен и ласкает обоняние, но сладкое на вкус сладко по-иному. Есть нечто, прекрасное и вкусом и запахом, что и гортань ласкает сладостью, и воздух умягчает благоуханием: это яблоко. Природа его такова, что оно обладает обоими [дарами]. Поэтому, желая восхвалить не только благовоние, но и сладость Его речи, Невеста говорит: «Что яблоня между лесными деревьями, то Брат мой между юношами»[63]. В сравнении со Словом Божиим все деревья – бесплодные дички; рядом с Христом все, что ты назовешь, будет «лесными деревьями», не приносящими плода. Ибо что по сравнению с Ним можно назвать плодоносным? Даже те деревья, что, казалось, гнулись под тяжестью плодов, при Его пришествии оказались бесплодными. Поэтому «что яблоня между лесными деревьями, то Брат мой между юношами». «Тень Его я полюбила и села [там]»[64]. Как прекрасно сказано! Она не говорит: «Тень Его я люблю», но «полюбила», и не «сижу», но «села [там]». Так мы, если сперва и не можем вести беседу с Ним, все равно с самого начала наслаждаемся, я бы сказал, тенью величия Его; поэтому и у пророков читаем: «Дыхание лица нашего, Господь Помазанник, о Котором сказано: в тени Его будем жить среди народов»[65] и из одной тени переселяемся в другую: ибо «живущим в стране тени смертной воссиял свет»[66], чтобы перешли мы из тени смерти в тень жизни.

Идущий вперед в начале пути всегда желает хоть немного задержаться в тени добродетели. Думаю, поэтому и Рождество Иисуса началось в тени, а завершилось не в тени, а в истине: «Дух Святой, – сказано, – найдет на Тебя и сила Всевышнего осенит Тебя»[67]. Рождество Христово началось с тени: не только в Марии от тени началось Рождество, но и в тебе, если будешь достоин, родится Слово Божие. Сделай так, чтобы быть в силах принять тень Его и, когда станешь достоин тени, придет к тебе, я бы сказал, тело Его, дающее тень; ибо «кто верен в малом, будет верен и во многом»[68].

«Тень Его я полюбила и села там». Ты видишь, что не вечно она остается в тени, но оттуда взойдет к лучшему, говоря: «И плод Его сладок для гортани моей».

Я, говорит она, желала покоиться в тени Его, но Он покрыл меня Своей тенью, и я даже плодами Его насытилась и говорю: «И плод Его сладокдля гортани моей»[69].

7. «Введите Меня в дом вина»[70]. Жених был снаружи, в объятиях Невесты, и покоился «посреди грудей ее». Многочисленные девицы не таковы, чтобы удостоиться принимать Жениха в своем доме: ибо «множеству внешних все говорится в притчах»[71]. Как боюсь я, чтобы и мы не стали «множеством девиц»! «Введите Меня в дом вина». Почему так долго Я остаюсь за дверью? «Се, стою у двери и стучу; если кто отворит Мне, войду, и буду вечерять с ним, и он со Мною»[72]. «Введите Меня». И ныне то же гласит Слово Божие; се, Христос говорит: «Введите Меня». Вам, оглашенные, говорит Он: «Введите Меня» не просто в дом, но «в дом вина»; пусть исполнится вином радости[73], вином Святого Духа, душа ваша, и так вы введете в свой дом Жениха, Слово[74], Мудрость[75], Истину[76]. Ибо это говорится и тем, кто еще несовершенен: «Введите Меня в дом вина».

8.  «Установите Мой порядок в любви»[77]. Как изящно сказано: «Установите Мой порядок в любви»; ибо у многих любовь беспорядочна: что надлежит любить в первую очередь, они любят во вторую, а что во вторую – в первую, что следует любить в-третьих, любят в-четвертых, а то, что в-четвертых – в-третьих, и порядок любви у многих оказывается извращен. У святых же порядок любви правилен. Хочу привести некоторые примеры, дабы вы поняли сказанное: «Установите Мой порядок в любви».

Хочет Божественное Слово, чтобы ты любил отца, сына, дочь; хочет Божественное Слово, чтобы ты любил Христа, и не требует, чтобы ты не любил детей и не имел привязанности к родителям. Чего же Оно требует? Чтобы ты не любил беспорядочно, не предпочитал Мне отца и мать, не любил сына или дочь более Меня. «Кто любит отца или мать более, нежели Меня, недостоин Меня; кто любит сына или дочь более, нежели Меня, не достоин Меня»[78]. Вопроси свою совесть о чувствах к отцу, матери, брату, посмотри, какова твоя любовь к Слову Божиему и Христу, – и тут же увидишь, что любишь сына и дочь более Слова, родителей более Христа. Как ты думаешь, кто из нас так далеко ушел, что любит Слово Божие более всего и сильнее всего, а детей ставит на второе место? Таким же образом люби и жену свою. «Никто никогда не имел ненависти к своей плоти»[79], но любит ее как плоть; сказано: «Будут двое» не один дух, но «одна плоть»[80]. Возлюби и Бога, но люби Его не как плоть и кровь, а как дух, ибо «соединяющийся с Богом есть один дух с Богом»[81]. Итак, у совершенных порядок любви верен. Что же касается распределения любви между нами, уже после Бога, то во-первых заповедано нам любить родителей, во-вторых детей, в-третьих слуг. Если же сын твой плох, а слуга хорош, то слуга пусть займет в любви место сына, и тогда порядок любви у святых будет установлен верно. Ибо Учитель наш и Господь в Евангелии, давая наставления о любви, для каждого указал свою особенную любовь и дал тем, кто способен слушать Писание, разуметь ее порядок, говоря: «Установите Мой порядок в любви». «Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всей душой твоей, и всей добродетелью твоей, и всем разумением твоим»[82]. «Возлюби ближнего своего, как самого себя»[83]. Не сказал Он: возлюби Бога как самого себя, а ближнего – всем сердцем, всей душой, всей добродетелью, всем разумением. И еще: говоря: «Любите врагов ваших»[84], не заповедал любить их всем сердцем. Не беспорядочно Божественное Слово и не требует невозможного, не говорит: «Любите врагов ваших как самих себя», но только: «Любите врагов ваших». Довольно с них того, что мы их любим и не питаем к ним ненависти; ближнего же должно любить «как самого себя», а Бога «всем сердцем, всей душой, всей добродетелью, всем разумением». Если ты понял это и исполнился тем, что понял, ты уже выполнил предписанное словом Жениха: «Установите Мой порядок в любви». Как ты думаешь, у кого из нас любовь находится в правильном порядке?

«Подкрепите Меня благовониями»[85]. Один из переводчиков пишет ''Вином''[86]. Невеста отвечает: «Поддержите меня яблоками»[87]. Какими яблоками? «Что яблоня между лесными деревьями, то Брат мой между юношами». Поэтому «поддержите меня Его яблоками, ибо я ранена любовью»[88]. Сколь это прекрасно, сколь великолепно – получить рану от любви! Иной поражен стрелой плотской любви, иной ранен земной страстью; ты же обнажи члены свои и прими «стрелу избранную», стрелу прекрасную, ибо стрелок – Сам Бог. Послушай Писание, говорящее об этой стреле, послушай (что еще удивительней) саму стрелу, говорящую: «Положил Меня как стрелу избранную, в колчане своем сохранил Меня. И сказал Мне: Великое дело для Тебя называться отроком моим»[89]. Разумей, что говорит здесь стрела и как она избрана от Господа. Сколь блажен раненный этой стрелой! Этой стрелой были ранены те двое, что беседовали друг с другом, говоря: «Не горело ли сердце наше на пути, когда Он изъяснял нам Писания?»[90]. Если кто-то ранен нашей речью и поучениями Божественного Писания, и может сказать: «Я ранен любовью», он, возможно, следует за ними. Но почему я говорю: «возможно»? Это же очевидно.

9. «Левая рука Его у меня под головою, а правая обнимет меня»[91]. У Слова Божия есть и правая и левая рука: мудрость, хотя для различного понимания выглядит различной, в глубине своей одна и та же[92]. Сам Соломон учил о правой и левой руке мудрости, говоря: «Ибо долголетие в правой руке ее, а в левой – богатство и слава»[93]. Итак, «левая рука Его у меня под головою», чтобы дать мне покой, и запястье [94] Жениха станет мне изголовьем, и сердцевина души моей опочиет на Слове Божием. «Левая рука Его у меня под головою». Не подобает тебе иметь изголовья, за которыми следует плач. У Иезекииля написано: «Горе шьющим изголовья под локоть любой руки!»[95]. Не шей себе изголовий, не ищи, где преклонить голову, в других местах; пусть левая рука Жениха будет у тебя под головою, и говори: «Левая рука Его у меня под головою». Когда это исполнишь, воздастся тебе все, что в левой руке, и ты скажешь: «А в левой – богатство и слава». «А правая обнимет меня». Всего тебя обнимет правая рука Жениха. «Долголетие в правой руке ее», поэтому «долгую жизнь и много дней проживешь ты на доброй земле, которую Господь, Бог твой, даст тебе»[96].

«Заклинала я вас, дщери Иерусалимские, добродетелями и силами поля»[97]. О чем же заклинает Невеста дщерей Иерусалимских? «Поднимите и разбудите любовь»[98]. Доколе любовь будет спать в вас, о дщери Иерусалимские, о девицы? Во мне она не спит, «ибо я ранена любовью». В вас же, во множестве девиц, дщерей Иерусалимских, спит любовь к Жениху. Заклинала я вас, дщери Иерусалимские, поднять, и не только поднять, но и пробудить любовь, которая в вас. Ибо Творец Вселенной, создавая вас, посеял в ваших сердцах семена любви. И ныне, как в другом месте сказано: «Правда спала в ней»[99], так и в вас спит любовь; как и еще в одном месте: «Жених заснул как лев и как львенок»[100]. Доныне спит Божественное Слово в неверных и в малодушных сердцем, бодрствует же в святых; спит в тех, кто пугается бури[101], и просыпается от голосов тех, кто хочет от бодрствующего Жениха получить спасение. Едва Он просыпается, тут же настает тишина, тут же успокаиваются громады волн, утихают встречные ветры, умолкает бешенство пучины; а когда Он спит, повсюду буря, смерть и отчаяние. Итак, «заклинаю вас, дщери Иерусалимские, добродетелями и силами поля». Какого поля? Не иного, как этого: «Запах поля полного, которое благословил Господь»[102].

10. «Поднимите и разбудите любовь, пока Ему это угодно. Голос Брата моего: вот Он идет, скача по горам»[103]. Это говорит Невеста-Церковь, ободряя девиц, чтобы они подготовились к приходу Жениха, если Он пожелает прийти и вступить в беседу с ними. Пока она говорит это, приближается Жених, и она указывает на Него пальцем и говорит: «Вот Он идет, скача по горам». Пойми, сколь блаженна и совершенна душа Невесты: она раньше остальных увидела, раньше узрела пришествие Слова, она чувствует приближение к себе мудрости и любви и не видящим Его говорит: «Вот Он идет». Молитесь, чтобы и я мог сказать: «Вот Он идет». Если смогу я изъяснить слово Божие, скажу так же: «Вот Он идет». Где идет? Не по долинам, не по низменным местам. Где же Он идет? «Скача по горам, вспрыгивая на холмы»[104]. Если ты будешь горой, «вскочит» в тебя Слово Божие, если же не сможешь стать горой, но будешь холмом, вторым по высоте после горы, «вспрыгнет на тебя». Как прекрасны эти глаголы, как точно соответствуют они мысли! «Скачет по горам», которые больше, «вспрыгивает на холмы», которые меньше. Не вспрыгивает на горы, не скачет по холмам; «Вот Он идет, скача по горам, вспрыгивая на холмы».

11. «Брат мой похож на серну или молодого оленя в горах Вефиль»[105]. Эти животные часто упоминаются в Писаниях и, что еще удивительнее, часто стоят вместе. «Вот то, что ты будешь есть», – и вслед за этим появляются «олень и серна»[106]. И в этой книге олень и серна упоминаются одновременно. Эти животные – в какой-то мере родственники и соседи. У серны – dorkas[107] – очень острое зрение, а олень убивает змей. Как ты считаешь, кто из нас достоин и сможет сообразно достоинству места и тайны полностью истолковать эту мысль? Помолимся Богу, чтобы Он даровал нам благодать для изъяснения Писаний, и мы могли бы сказать: «Как Иисус изъяснял нам Писания!»[108] Ну так что же? Мы говорим, что серна – dorkas – по учению тех естествоиспытателей, которые рассуждают о природе всех животных, от присущего ей [дара] получила свое имя: оттого, что она дальнозорка – παρά τό όξυδερκέτσερον – она и называется dorkas[109]. Олень же – враг змей и воюет с ними: он выгоняет их из нор дыханием ноздрей и, не боясь опасности яда, лакомится ими. Может быть, и Спаситель мой – серна по созерцанию (θεωρίαν), олень по делам. Каковы Его дела? Он убивает змей, умерщвляет силу вражию, поэтому скажу о Нем: «Ты стер головы драконов на воде; Ты стер головы драконов»[110].

12. «Брат мой похож на серну или молодого оленя на горах «Дом Божий» – ибо «Вефиль» в переводе «Дом Божий». Не все горы – дома Божий, но лишь горы Церкви. Ибо можно найти и иные горы, поднятые и возвысившиеся «против познания Божия»[111], горы Египта и Аллофилов[112]. Хочешь ли узнать, почему «Брат ее похож на серну или молодого оленя на горах Вефиль»? Стань горой Церкви, горой-домом Божиим, и придет к тебе Жених, «похожий на серну или молодого оленя на горах Вефиль». Она видит, как Жених, ранее бродивший по горам и холмам, приблизился к ней, называет Его «скачущим и вспрыгивающим». И после этого, видя, что Он подошел к ней и другим девушкам, говорит: «Вот Он у нас за стеною»[113]. Если ты возвел стену и построил дом Богу, Он придет за стену твою. «Заглядывает в окна»[114]. Одно окно есть чувство, сквозь которое заглядывает Жених, другие окна – другие чувства, и в них Он беспокойно всматривается. Ибо через какие чувства не заглядывает Слово Божие? Что значит заглядывать в окна и как глядит сквозь них Жених, объяснит следующий пример. Куда не заглядывает Жених, туда влезает смерть, как мы читаем у Иеремии: «Вот смерть влезает в окна ваши»[115]. Когда ты «смотришь на женщину с вожделением»[116], «смерть влезает в окна ваши».

«Мелькает сквозь сети»[117]. «Пойми, что ты гуляешь между силками и проходишь под угрожающими виселицами»[118]. Все полно сетей, дьявол все заполнил силками. Если же достигнет тебя Слово Божие и начнет «мелькать среди сетей», ты скажешь: «Душа наша как птица, избегшая силка охотничьего: силок разорван, и мы освобождены. Благословенны мы у Господа, Сотворившего небо и землю»[119]. Итак, Жених «мелькает сквозь сети»: Иисус проложил тебе дорогу, спустился на землю, вверг Себя в сети мира; видя, что огромное человеческое стадо запуталось в сетях и никто, кроме Него, не может разорвать их, Он сошел в сети, приняв человеческое тело, удерживаемое путами вражьих сил, и разорвал их для тебя, и ты можешь сказать: «Вот Он у нас за стеной, заглядывает в окна, мелькает сквозь сети».

Когда Он покажется, ты скажешь себе: «Отвечает Брат мой и говорит: Встань, иди, возлюбленная Моя»[120]; Я проложил тебе путь, разорвал сети – иди ко Мне, возлюбленная Моя. «Встань, иди, возлюбленная Моя, прекрасная Моя, голубка Моя». Почему Он говорит: «Встань», почему говорит: «Спеши»? Ради тебя Я вынес бешенство бурь[121], вытерпел волны, осаждающие тебя; «печальна стала душа Моя о тебе даже до смерти»[122]; Я воскрес из мертвых, сломал жало смерти, расторг узы ада. Поэтому говорю тебе: «Встань, иди, возлюбленная Моя, прекрасная Моя, голубка Моя, ибо зима уже прошла, дождь миновал, цветы показались на земле»[123]. Воскреснув из мертвых, усмирив бурю, Я восстановил тишину[124]. И так как Я по закону плоти от Девы и Отца «родился и преуспевал в премудрости и возрасте»[125], «цветы показались на земле, наступает время срезать их»[126].

Срезание – это отпущение грехов. Ибо сказано: «Всякую ветвь, остающуюся у Меня и приносящую плоды, Отец Мой очищает, чтобы принесла более плода»[127]. Приноси плоды, и прежнее, бесплодное в тебе, будет отсечено. Ибо «наступает время срезания, голос горлиц слышен в стране нашей»[128]. Не без причины при жертвоприношениях, [как рассказывается] в Священной книге, берутся «пара горлиц и две молодые голубки»[129]. Здесь тот же смысл, поэтому не говорится отдельно о паре голубок, но о «паре горлиц и двух молодых голубках». Голубка – это Дух Святой. А Святой Дух, когда говорит о великих и тайных святынях, которых многие постичь не могут, обозначается наименованием горлицы, птицы, всегда гнездящейся на вершинах гор и верхушках деревьев. В долинах же и в том, что легко доходит до людей, появляется [образ] голубки. Когда Спаситель удостоил нас принятием человеческой [природы] и пришел на землю, и было тогда множество грешников возле Иордана, Дух Святой не превращается в горлицу, но становится голубкой, и между нами, среди множества людей летает более ручная птица. Горлица же показывалась, к примеру сказать, Моисею и одному [любому][130] из пророков, удалявшихся в горы и пустыни и там слушавших речи Бога. Итак, «голос горлицы слышен в стране нашей, смоковница принесла свои плоды»[131]. «От смоковницы возьмите подобие; когда ветви ее становятся уже мягки и испускают листья, знайте, что близко лето»[132]. Хочет Слово Божие возвестить нам, что после зимы, после бурь в душах близится жатва, и говорит: «Смоковница принесла свои плоды, виноградные лозы расцвели, распространили аромат свой»[133], распускаются цветы, придет время – и будут грозди.

13. «Встань, возлюбленная Моя, прекрасная Моя, голубка Моя» [134]. Этих слов, объясненных нами ранее, девушки не слышат; слышит их одна Невеста, беседующая с Женихом. И мы хотим услышать Его речь, гласящую Невесте: «Встань, иди, возлюбленная Моя» – Он не обращается кдевицам, не говорит: «Встаньте», но: «Встань, иди, возлюбленная Моя, прекрасная Моя, голубка Моя, под сень скалы»[135]. И Моисей стоял под сенью скалы, когда видел Бога сзади [136]. «В тень [укрепления] перед стеной»[137]. Сначала подойди к [укреплению] перед стеной, а затем сможешь войти туда, где стоит стена скалы. «Покажи Мне лицо твое»[138]. «Даже до нынешнего дня»[139] это говорится Невесте, пока у нее нет дерзновения «открыв лицо, созерцать славу Господню»[140]. Она же украшена и убрана, поэтому ей говорится: «Покажи мне лицо твое». Никогда еще голос ее не был так сладок, чтобы заслужить слова: «Дай Мне услышать голос твой»[141].

Когда же она научилась говорить – молчи и слушай, Израиль![142] – и знает, что говорить, и сладок стал Жениху голос ее, согласно пророчеству: «Сладко будет Ему рассуждение мое», – теперь Жених восклицает к ней: «Дай Мне услышать голос твой, ибо голос твой сладок». Если ты откроешь лицо Слову Божьему, скажет тебе Жених: «Голос твой сладок и лицо твое прекрасно»[143]. Поэтому встанем и помолимся Богу, чтобы и нам стать достойными Жениха, Слова, Мудрости, Христа Иисуса, «Которому слава и держава во веки веков. Аминь!»[144].

 

Примечания


[1] Песн 1:12, в Синод. переводе Песн 1:11.– Прим. пер.

[2] Песн 2:14, в Синод. переводе лице твое приятно. Прим. пер.

[3] Евр 11:10, в Синод. переводе строитель Бог... – Прим. пер.

[4] 1 Кор 3:1, в Синод. переводе <с вами, братия> как с духовными... Прим. пер.

[5] Притч 4:6, в Синод. переводе (Притч. 4:6,8) Не оставляй ее, и она будет охранять тебя; люби ее, и она будет оберегать тебя <...> Высоко цени ее, и она возвысит тебя; она прославит тебя, если ты прилепишься к ней. Прим. пер.

[6] Кол 3:19.

[7] ВСинод. переводе (Еф 5:25) Мужья, любите своих жен, как и Христос возлюбил Церковь... – Прим. пер.

[8] Песн 1:12, в Синод. переводе (Песн 1:11) был за столом своим. – Прим. пер.

[9] Числ 24:9, в Синод. переводе как лев и как львица. Прим. пер.

[10] Песн 1:11-12, в Синод. переводе (Песн 1:10) золотые подвески мы сделаем тебе с серебряными блестками. Прим. пер.

[11] Песн 1:12-13, в Синод. переводе(Песн 1:12) Мирровый пучок возлюбленный мой у меня; у грудей моих пребывает. Прим. пер.

[12] Мф 26:6, в Синод. переводе (Мф 26:7) приступила к Нему женщина с алавастровым сосудом мира драгоценного и возливала Ему на голову. Прим. пер.

[13] Лк 7:37.

[14] Мф 26:7; Мк 14:5 (в Синод. переводе Мк 14:3. – Прим. пер.); Ин 12:3.

[15] ВСинод. переводе Мф 26:8; Мк 14:4. – Прим. пер.

[16] Ин 12:4.

[17] Ин 12:5, в Синод. переводе Для чего бы не продать это миро за триста динариев и не раздать нищим? Прим. пер.

[18] Ср. Мф 26:11-13.

[19] 2 Кор 2:15, в Синод. переводе Ибо мы Христово благоухание Богу в спасаемых и в погибающих. Прим. пер.

[20] Пс 37:6, в Синод. переводе от безумия моего. Прим. пер.

[21] Песн 1:13, в Синод. переводе (Песн 1:12) Мирровый пучок возлюбленный мой у меня; у грудей моих пребывает – Трудное для перевода место. Еврейское название благовония стакти, которое Ориген как в первой, так и во второй гомилии употребляет как синоним мирры, созвучно с греческим отактги «капающая», поэтому Ориген ассоциирует его с каплями. Букв.: «Пучок стакти – то есть guttae или stillae» – оба эти слова означают 'капли'. – Прим. пер.

[22] Исх 30:34-35, в Синод. переводе (Исх 30:34) стакти, ониха, халвана душистого и чистого Ливана. Прим. пер.

[23] Мих 2 11-12, в Синод. переводе (Мих 2:12) Непременно соберу всего тебя, Иаков. Прим. пер.

[24] Дан 2:34, в Синод. переводе доколе камень не оторвался с горы. Прим. пер.

[25] 1 Петр 2:7, в Синод. переводе камень претыкания. Прим. пер.; Ис 8:14

[26] Камень преткновения (греч.). – Прим. пер.

[27] Ис 40:15, в Синод. переводе Вот народы как капля из ведра, и считаются как пылинка на весах. Прим. пер.

[28] Фил 2:7.

[29] 1 Кор 1:21.

[30] ВСинод. переводе (1 Кор 1:25) потому что немудрое Божие. Прим. пер.

[31] 1 Кор 1:25.

[32] См. прим. 5.

[33] Пс 44:9-10, в Синод. переводе Все одежды Твои, как смирна и алой и кассия; из чертогов слоновой кости увеселяют Тебя. Дочери царей между почетными у Тебя. Прим. пер.

[34] Песн 1:12-13, в Синод. переводе (Песн 1:12) Мирровый пучок возлюбленный мой у меня; у грудей моих пребывает. Прим. пер.

[35] Букв.: 'двоюродный брат'. – Прим. пер.

[36] Иез 23:3, в Синод. переводе блудили они в Египте <...> там измяты груди их. Прим. пер.

[37] Иерусалим по-еврейски, как и по-гречески и по-латыни – женского рода, поэтому он сравнивается с женщиной. – Прим. пер.

[38] Песн 1:14, в Синод. переводе (Песн 1:13) Как кисть кипера, возлюбленный мой у меня. Прим. пер.

[39] По-видимому, возможна аллюзия на «В начале было Слово» (Ин 1:1), подкрепляемая тем, что греч. название папируса, используемого как материал для письма. – Прим. пер.

[40] Песн 1:14, в Синод. переводе (Песн 1:13) Енгедских. – Прим. пер.

[41] Иов 7:1, в Синод. переводе Не определено ли человеку время на земле, и дни его не то же ли, что дни наемника? Прим. пер.

[42] Ср. Ин 15:1.

[43] Пс 79:9-10, в Синод. переводе (Пс 79:9,11) выгнал народы <...> Горы покрылись тенью ее, и ветви ее как кедры Божий. Прим. пер.

[44] Песн 1:15, в Синод. переводе (Песн 1:14)0, ты прекрасна, возлюбленная моя, ты прекрасна! глаза твои голубиные. Прим. пер.

[45] Песн 1:16, в Синод. переводе (1:15) возлюбленный мой. Прим. пер.

[46] См. Мф 5:28. – Прим. пер.

[47] Притч 27:10, в Синод. переводе не ходи в день несчастья твоего. – Прим. пер.

[48] Пс 18:9, в Синод. переводе заповедь Господа светла, просвещает очи. Прим. пер.

[49 ]Мф 3:16. Букв.: «в виде голубки»; по-еврейски «Дух» женского рода, поэтому Он – «голубка», в Синод. переводе сходил, как голубь. Прим. пер.

[50 ]Мф 4:23.

[51] Мф 28:20, в Синод. переводе во все дни. Прим. пер.

[52] Песн 1:16, в Синод. переводе (Песн 1:15)0, ты прекрасен, возлюбленный мой, и любезен[1], и ложе у нас зелень. – Прим. пер.

[53] См. Мф 9:2.

[54] Мф 9:6, ср. в Синод. переводе (Мф 9:7). – Прим. пер.

[55] Пс 120:6.

[56] Песн 1:17, в Синод. переводе (Песн 1:16) кровли домов наших кедры. Прим. пер.

[57] Песн 1:17, в Синод. переводе(Песн 1:16) кровли домов наших кедры, потолки наши кипарисы. Прим. пер.

[58] Ис 55:13, в Синод. переводе Вместо терновника вырастет кипарис; вместо крапивы возрастет мирт. Прим. пер.

[59] Песн 2:1, в Синод. переводе Я нарцисс Саронский, лилия долин! Прим. пер.

[60] Откр 2:7, в Синод. переводе посреди рая Божия. – Прим. пер.

[61] Песн 1:3, в Синод. переводе (Песн 1:2) имя твое. Прим. пер.

[62] Песн 2:2

[63] Песн 2:3, в Синод. переводе возлюбленный мой. Прим. пер.

[64] Песн 2:3, в Синод. переводе В тени ее люблю я сидеть. Прим. пер.

[65] Плач 4:20, в Синод. переводе помазанник Господень <...> тот, о котором мы говорили: «под тенью его будем жить среди народов». – Прим. пер.

[66] Ис 9:1, ср. в Синод. переводе Ис 9:2. – Прим. пер.

[67] Лк 1:35.

[68] Лк 16:10, в Синод. переводе Верный в малом и во многом верен. Прим. пер.

[69] Песн 2:3, в Синод. переводе и плоды ее сладки для гортани моей. Прим. пер.

[70] Песн 2:4, в Синод. переводе Он ввел меня в дом пира. Прим. пер.

[71] Мк 4:11, в Синод. переводе тем внешним все бывает в притчах. Прим. пер.

[72] Откр 3:20, в Синод. переводе если кто услышит голос Мой и отворит дверь, войду к нему. Прим. пер.

[73] Еккл 10:19, в Синод. переводе вино веселит жизнь. Прим. пер.

[74] Ин 1:1.

[75] 1 Кор 1:30, ср. в Синод. переводе сделался для нас премудростью. Прим. пер.

[76] Ин 14:6.

[77] Песн 2:4, в Синод. переводе и знамя его надо мною любовь. Прим. пер.

[78] См. Мф 10:37.

[79] Еф 5:29.

[80] Еф5:31.

[81] 1 Кор 6:17, в Синод. переводе соединяющийся с Господом есть один дух с Господом. Прим. пер.

[82] Ср. Мф 22:37.

[83] Ср. Мф 22:39.

[84] Мф 5:44.

[85] Песн 2:5, в Синод. переводе Подкрепите меня вином. Прим. пер.

[86] 'Вином' (греч.). – Прим. пер.

[87] Песн 2:5, в Синод. переводе освежите меня яблоками. Прим. пер.

[88] Песн 2:5, в Синод. переводе освежите меня яблоками, ибо я изнемогаю от любви. Прим. пер.

[89] Ис 49:2,6, в Синод. переводе и соделал Меня стрелою изостренною <...> И Он сказал: мало того, что Ты будешь рабом Моим. Прим. пер.

[90] Лк 24:32, в Синод. переводе не горело ли в нас сердце наше, когда Он говорил нам на дороге и когда изъяснял нам Писание? Прим. пер.

[91] Песн 2.6, в Синод. переводе обнимает меня. — Прим. пер.

[92] Ср. Прем 7:27.

[93] Притч 3:16, в Синод. переводе долгоденствие. Прим. пер.

[94] Букв.: «часть руки от локтя до кисти». – Прим. пер.

[95] Иез 13:18, в Синод. переводе горе сшивающим чародейные мешочки подмышки и делающим покрывала для головы всякого роста. Прим. пер.

[96] Исх 20:12, в Синод. переводе чтобы продлились дни твои на земле, которую Господь, Бог твой, дает тебе. – Прим. пер.

[97] Песн 2:7, в Синод. переводе Заклинаю вас, дщери Иерусалимские, сернами или полевыми ланями. Прим. пер.

[98] Песн 2:7, в Синод. переводе не будите и не тревожьте возлюбленной. – Прим. пер.

[99] Ис 1:21, в Синод. переводе Правда обитала в ней. Прим. пер..

[100] Числ 24:9, в Синод. переводе лежит как лев и как львица. Прим. пер.

[101] Мф 8:23 и сл.

[102] Быт 27:27.

[103] Песн 2:7-8, в Синод. переводе не будите и не тревожьте возлюбленной, доколе ей угодно. Голос возлюбленного моего! Прим. пер.

[104] Песн 2:8, в Синод. переводе скачет по горам, прыгает по холмам. Прим. пер.

[105] Песн 2:9, в Синод. переводе Друг мой. Прим. пер.

[106] Ср. Втор 14:4.

[107]"Серна" (греч.).— Прим. пер.

[108] См. Лк 24:32.

[109] Ориген производит слово dorkas от δέρκωμα 'видеть'. – Прим. пер.

[110] Пс 73:13, в Синод. переводе Ты сокрушил головы змиев в воде. Прим. пер.

[111] 2 Кор 10:5.

[112] Греч, 'иноплеменники'; так Септуагинта называет филистимлян. – Прим. пер.

[113] Песн 2:9, в Синод. переводе Вот он стоит у нас за стеною. Прим. пер.

[114] Песн 2:9, в Синод. переводе заглядывает в окно. Прим. пер.

[115] Иер 9:20, в Синод. переводе (Иер 9:21) входит в наши окна. Прим. пер.

[116] См. Мф 5:28.

[117] Песн 2:9, в Синод. переводе мелькает сквозь решетку. Прим. пер.

[118] Сир 9:20, в Синод. переводе (Сир 9:18) знай, что ты посреди сетей идешь и по зубцам городских стен проходишь. Прим. пер.

[119] Пс 123:7-8, в Синод. переводе Душа наша избавилась, как птица, из сети ловящих: сеть расторгнута, и мы избавились. Помощь наша в имени Господа, сотворившего небо и землю. Прим. пер.

[120] Песн 2:10, в Синод. переводе Возлюбленный мой начал говорить мне: встань, возлюбленная моя, прекрасная моя, выйди! Прим. пер.

[121] Мф 8:23 и сл.

[122] Мф 26:38, в Синод. переводе душа Моя скорбит смертельно. Прим. пер.

[123] Ср. Песн 2:11-12.

[124] Мф 8:23 и сл.

[125] Ср. Лк 2:52.

[126] Песн 2:12, в Синод. переводе время пения настало. Прим. пер.

[127] Ср. Ин 15:2.

[128] Песн 2:12, в Синод. переводе время пения настало. Прим. пер.

[129] Лев 5:7, в Синод. переводе двух горлиц или двух молодых голубей. Прим. пер.

[130] Позднейшая глосса. – Прим. пер.

[131] Песн 2:12-13, в Синод. переводе смоковницы распустили свои почки. Прим. пер.

[132] Ср. Мф 24:32.

[133] Песн 2:13, в Синод. переводе смоковницы распустили свои почки, и виноградные лозы, расцветая, издают благовоние. – Прим. пер.

[134] Песн 2:13, в Синод. переводе прекрасная Моя, выйди! Прим. пер.

[135] Песн 2:14, в Синод. переводе Голубица моя в ущелье скалы. Прим. пер.

[136] Исх 33:32, в Синод. переводе Исх 33:23. – Прим. пер.

[137] Песн 2:14, в Синод. переводе под кровом утеса. Прим. пер.

[138] Песн 2:14.

[139] 2 Кор 3:14, в Синод. переводе доныне. Прим. пер.

[140] Ср. 2 Кор 3:18.

[141] Песн 2:14.

[142] Втор 27:9, в Синод. переводе внимай и слушай, Израиль. Прим. пер.

[143] Песн 2:14, в Синод. переводе лице твое приятно. Прим. пер.

[144] 1 Пет 4:11.

 

 

 

Песнь 1 . Соломон услышал  песенку, которую напевала девушка, и привел ее во дворец послушать песню. Пока царь сидел за столом, девушка пела. Она рассказывала в песне о своей простой жизни и о возлюбленном. Соломон украсил девушку, которая была смугла от солнца, но красива от природы, одел ее в красивые наряды. Но девушка мечтает о возлюбленном и поет о нем в этой песне, которую услышал Соломон. Царь сидит за столом и слушает, и начинает отвечать девушке, подпевая ей вторым голосом. Они вместе, сочетаясь, рождают новую песню, Песнь песней. Песня тоже поселилась во дворце. Соломон украсил ее разными музыкальными инструментами и оранжировкой, как и девушку одеждами. И песня мечтает, мечтами Соломона, чтобы ее пели с теми словами, которые будут подходить ей, как пара. Душа девушки начинает жить в Соломоне. Потому что через музыку и слова песни, она может вселиться в ум и сердце слушающего, который слышит. Увидь подобие.

Примеч. Темным шрифтом – слова песни, в которые облекла девушка свои мечты. Она поет песню, понравившуюся Соломону. Она поет и за себя и за своего возлюбленного. Соломон ей отвечает 2-м голосом. Светлым шрифтом – как Соломон слышит эту же песню. Кроме прямого смысла слов, песня рождает в нем образы, что это слова и мелодия песни ищут друг друга. А еще, что его душа обращается к Господу, и Господь отвечает ему.

Когда поется первый раз, светлым шрифтом – о мелодии и словах. О том, как в сердце Царя Соломона мелодия, музыка песни, псалма подобна девочке, девушке, женщине, а текст песни, псалом, стих, подобен ее возлюбленному. Она больше живет в сердце, а он в уме. Они как бы живут и мыслят самостоятельно, словно душа Соломона их содержит, животворит, подобно тому как Господь объемлет, содержит и животворит людей, радуется им. Наблюдение за этим рождает удивительное наслаждение. Это подобие, но живое. Соломон в песне и песня в Соломоне, он соучастник их любви. Ничто так не напоминает союз, завет Бога с человеком, своей тварью, как этот удивительный союз песни и души Соломона. Он сотворил его, человека, женщину и мужчину, сотворил их. И Соломон сотворил песню, музыку и слова сотворил их. Он сочетал их, мужчину и женщину сочетает Господь и каждому найдет пару его, если не по  движению сердца, любви человеческой, то по премудрости Своей, для спасения, пару на вечность. Соломон сочетал их, мелодию и стих сочетал он, и он ищет пару ей.  Они живут в Соломоне, чувствуют через него, без него их нет, они без него ничто, они живут в памяти его, в  его уме, сердце, в дыхании его. Подобно как человек жив Господом, который один Сущий, в Троице Единый, В Отце, Сыне и Святом Духе. Однако, как жизнь складывается по-разному, со скорбями, страстями, так и песня. Это песня о песне.

Поется первый раз.

1  1-й голос. Да лобзает он меня лобзанием уст своих! Ибо ласки твои лучше вина.

Да напевает меня царь сам, своими устами и голосом своим. Ибо сладость пения для сердца лучше вина, а слова песни лобзают ее мелодию.

2 1-й голос. От благовония мастей твоих имя твое – как разлитое миро; поэтому девицы любят тебя.

М. Слова твои так трогают душу, так благоухают в сердце, разливаются в нем словно миро благоуханное. Поэтому девушки любят напевать тебя, любят слова твои.

3 1-й голос. Влеки меня, мы побежим за тобою; – царь ввел меня в чертоги свои, – будем восхищаться и радоваться тобою, превозносить ласки твои больше, нежели вино; достойно любят тебя!

С. Музыка песни, любимая моя, влеки меня в поющие уста, я возлюбленный стих твой, мои слова побегут вслед за тобою. – М. Царь Соломон услышал меня и стал напевать меня во дворце.  Ц.С. – Будем петь тебя, восхищаться и радоваться тобою, прекрасная мелодия, превозносить сладость от музыки песни сей, больше, чем от вина. Достойно любят тебя в народе, и напевают везде.

4 1-й голос. Дщери Иерусалимские! черна я, но красива, как шатры Кидарские, как завесы Соломоновы.

М. Поющие в Иерусалиме, я не изыскана и проста, рождена простым грешным сердцем, но мотив мой прекрасен, я музыка, подобной тем, что поются в Храме или  в царских палатах.

5 1-й голос. Не смотрите на меня, что я смугла, ибо солнце опалило меня: сыновья матери моей разгневались на меня, поставили меня стеречь виноградники, – моего собственного виноградника я не стерегла.

Не смотрите, что я так огрубела, меня напевали простые люди за работой. Девушка, которая родила меня, напевала меня на слова своих песен, но я не подходила для них,  их грубый ритм сбивался на мне. И она перестала петь свои простоватые слова под мой  мотив. Мелодию мою, меня,  использовали для слов чужих песен, которые сделались запоминающимися через меня и не расхищались. Своих же слов я не имела, не нашла и не берегла.

6 1-й голос. Скажи мне, ты, которого любит душа моя: где пасешь ты? где отдыхаешь в полдень? к чему мне быть скиталицею возле стад товарищей твоих?

Мелодия. Скажи мне, которого любит душа моя, которая не в нотах мелодии, не в ритме и не тембре голоса, поющего меня. (Эта любовь может существовать только через любовь Соломона – вот удивительное подобие, как человек в Боге и Бог в человеке, и как Бог это Любовь). Где тебя услышать и кто напевает тебя, и  где ищешь ты ноты для слов твоих? В чьем уме и сердце пребываешь ты, когда полуденный зной утомит поющего?  Зачем мне звучать одинокою,  когда рядом слышны слова других псалмов?

7 2-й голос. Если ты не знаешь этого, прекраснейшая из женщин, то иди себе по следам овец и паси козлят твоих подле шатров пастушеских.

(Размышление в сердце  Соломона о том, как найти слова, достойные этой мелодии, возлюбленные ею, или иначе, которые полюбил бы Соломон для нее, этой мелодии. Размышления эти одновременно как бы за нее саму, и за псалом, словно они возлюбленная и возлюбленный. Здесь и буквальный смысл – найти слова там, где родились похожие песни, среди поющих их, которые подобно пастухам кормят мелодию песни, ее куплеты словами, ими найденными посреди гор, словами, удобренными росой горных долин. Там найдется и пара для мелодии, которую полюбил Соломон. Отдать им припевы песни, пасти их как козлят рядом с овцами, пусть поют их простые пастухи, певцы среди простых людей, и найдется пара им среди гор и долин, он, ее возлюбленный сам прибьется, придет подобно оленю).

Псалом. Если ты не знаешь этого, прекраснейшая из мелодий, то иди словно дикая козочка, вслед простеньких песенок, послушных как овечки, которых стригут поющие их, и напаси припевы твои словами, собранными на диких пастбищах, а не сочиненных поэтами, и подобных газону в саду. Питаясь этой травкой, эти словами, рожденными на диких склонах, рядом с кибитками пастухов, бродячих трубадуров, ты и обретешь своего возлюбленного.

 8. 2-й голос.  Кобылице моей в колеснице фараоновой я уподобил тебя, возлюбленная моя.

Царь Соломон. Царь правит тобою, обуздав дикий нрав твой, взмахи руки его подобны вожжам, и палочка дирижера словно узда в устах твоих. Он украсил тебя. Ты несешь и его самого, и весь хор и оркестр его по простору, без тебя колесница эта не сдвинется  и никуда не приедет. Мелодия украшена оранжировкой, царь руководит оркестром.

9. 2-й голос.  Прекрасны ланиты твои под подвесками, шея твоя в ожерельях;

Царь Соломон. Восхищается кобылицей.

Твоей природной красоты, о мелодия, не скрыться за прекрасными звуками музыкальных инструментов, они только подчеркивают твою природную красоту, ожерелья киннор и подвеска из золотых колокольчиков.

10. 2-й голос. золотые подвески мы сделаем тебе с серебряными блестками.

К звукам золотых па’амонимов, мы добавим переливы серебряных колокольчиков.

11 1-й голос. Доколе царь был за столом своим, нард мой издавал благовоние свое.

Доколе царь  вкушал духовную пищу, звуки мои разливались вокруг, услаждая слух его.

12. 1-й голос.  Мирровый пучок – возлюбленный мой у меня, у грудей моих пребывает.

Мое сокровенное, возлюбленный мой, что не увидят глаза других,  что волнует слушающих песню и бередит сердце, оно ждет тебя, ждет слов твоих и не осквернит слуха твоего.

13 1-й голос. Как кисть кипера, возлюбленный мой у меня в виноградниках Енгедских.

Это благоухание музыки, которое ждет слов песни.

14 1-й голос. О, ты прекрасна, возлюбленная моя, ты прекрасна! глаза твои голубиные.

Я возлюбил тебя, о мелодия, ты прекрасна простотой своей и незлобием своим.

15 1-й голос. О, ты прекрасен, возлюбленный мой, и любезен! и ложе у нас – зелень;

16 1-й голос. кровли домов наших – кедры,

17 1-й голос. потолки наши – кипарисы.

Возлюбленный мой, мы не можем с тобою сочетаться ни в царском дворце, ни в Храме, и стать одной песней. Наше место, и твое и мое, на просторах гор и долин. Кипарисовой дудочкой будет наигрывать мелодию пастух, лежа на траве, напевая слова твои под треск поленьев в костре.

 (Песн.1:1-17)

Иногда трудно разделить, когда Соломон говорит от лица возлюбленного, как от смысла и стиха песни, а когда просто от себя, безотносительно к словам. Это и понятно, ибо и там и там все тот же Соломон, и его не отделить от самого себя. Один и тот же Соломон  любит мелодию, слушая ее ухом или в сердце своем; и он любит ее, выдыхая слова песни из груди своей в такт и под звуки мелодии; он любит ее, когда подбирает слова, напевая или наигрывая мелодию на псалтири. Так и человеку, как отделить себя от слов своих, и свои слова как отделить от слов, сказанных по вдохновению Святого Духа. Но и более того! Соломона, поющего песнь любви к Господу, любит Господь; и слова ее, рожденные и спетые Соломоном, рожденные им по вдохновению Святаго Духа, то есть рожденные от Бога, спетые в Духе, любит Господь, потому что на них почил Дух Святый. И Соломона поющего, и его песнь, которую он поет, любит Господь. И Он сотворил и того и ту, Он их сочетал, ибо Бог везде и во всем и промысел Его касается всего. И слова песни родились Премудростью Божией, и Соломоном, на котором почила премудрость. И обратно, любя песнь, и мелодию ее, и слова ее, Соломон любит и Господа, вдохновившего все это, и любовь эта столь сладостна, что Соломон за это еще больше любит ее. А еще Соломон любит девушку, которая принесла ему эту песню.

Песнь1.

Примеч. Поется второй раз. Потому первый куплет снова повторяется,  что здесь теми же словами душа Соломона обращается к Господу, и Господь отвечает ей.

1 Да лобзает он меня лобзанием уст своих! Ибо ласки твои лучше вина.

Да милует меня Господь, ибо милость Твоя лучше любого веселия и радости земной.

2 От благовония мастей твоих имя твое – как разлитое миро; поэтому девицы любят тебя.

От благодати, которую ты ниспосылаешь, Имя твое благоухает в устах моих, потому каждая душа хочет стать Твоею невестой

3 Влеки меня, мы побежим за тобою; – царь ввел меня в чертоги свои, – будем восхищаться и радоваться тобою, превозносить ласки твои больше, нежели вино; достойно любят тебя!

Душа уверовавшая просит Господа, не оставлять ее но вести за собою. Господь ввел меня в чертоги свои, великие и тайные премудрости Свои явил ми еси, возвеличите Господа со мною, будем радоваться милости Его, и достойно любить Его.

4 Дщери Иерусалимские! черна я, но красива, как шатры Кидарские, как завесы Соломоновы.

Души христианские, святые, грешна’ я, но прекрасною сотворил меня Господь

5 Не смотрите на меня, что я смугла, ибо солнце опалило меня: сыновья матери моей разгневались на меня, поставили меня стеречь виноградники, – моего собственного виноградника я не стерегла.

Не смотрите, что я грешна, ибо заботы земной жизни сделали меня такой: тело, в котором я, и телесные мои чувства и похотения  угнетали и насиловали меня, заставили на себя работать, и я не блюла чистоту свою и не собирала плоды духовные

6 Скажи мне, ты, которого любит душа моя: где пасешь ты? где отдыхаешь в полдень? к чему мне быть скиталицею возле стад товарищей твоих?

Скажи мне, Господи, которого я люблю, где Ты, Пастырь мой, где найти тебя и упокоиться с тобой в преполовиние дней моих? К чему мне соучастие в земных делах, когда их прибыток не мой?

7 Если ты не знаешь этого, прекраснейшая из женщин, то иди себе по следам овец и паси козлят твоих подле шатров пастушеских.

Если ты не знаешь, душа, где найти Меня, то иди вслед тех, кто уже нашел Меня, мыслями своими пребывай рядом с духовной пищей, подаваемой Моими пастырями.

8 Кобылице моей в колеснице фараоновой я уподобил тебя, возлюбленная моя.

Ум человека правит тобой, подобно фараону в колеснице, но без тебя он не сдвинется с места и никуда не придет.

9 Прекрасны ланиты твои под подвесками, шея твоя в ожерельях;

Душа, то как ты научилась держаться, не скроет от меня природной стыдливости твоей, ты ранима, хотя и скрываешь это

10 золотые подвески мы сделаем тебе с серебряными блестками.

Я добавлю смирения к обретенной тобою мудрости

11 Доколе царь был за столом своим, нард мой издавал благовоние свое.

Доколе ум вкушал духовную пищу, я благоухала добродетелями

12 Мирровый пучок – возлюбленный мой у меня, у грудей моих пребывает.

Мое сокровенное Господи, что не увидят глаза других,  не осквернит ноздрей Твоих

13 Как кисть кипера, возлюбленный мой у меня в виноградниках Енгедских.

14 О, ты прекрасна, возлюбленная моя, ты прекрасна! глаза твои голубиные.

Я возлюбил тебя, душа, ты прекрасна простотой своей и незлобием своим

15 О, ты прекрасен, возлюбленный мой, и любезен! и ложе у нас – зелень;

16 кровли домов наших – кедры,

17 потолки наши – кипарисы.

Не насытятся Тобою очи мои, Господи, так Ты прекрасен! Как Ты милостив ко мне. Никто не готовил то место, где Ты посещаешь меня, а я в простоте встречаю Тебя. Это не храм и не слово изреченное, но каждый раз новое, живое, благоуханное место упокоения меня с Тобою, где меня не палит зной земных забот, и от дождя скорбей защищаешь ты меня Господи не рукою человеческою.  

(Песн.1:1-17)

Слова первого куплета песни, это слова, которыми Соломон обуздал кобылицу мелодии. Это слова Соломона, его души, обращенные к Господу. Но они же, те же самые слова, это  слова самой песни, которые она как бы поет о себе самой,  которыми мелодия словно обращается к своему возлюбленному, к ее стиху, который она же сама поет. Смотри, не сойди с ума.

Песнь 2. Девушка пела и уснула в чертогах царских, а ей снится, словно она спит на траве, под кипарисами и кедрами,  и во сне она поет эту песню, которую мы читаем, а возлюбленный ей отвечает. Царь Соломон обнял девушку и поет ей, а девушка слышит сквозь сон, как Соломон поет эту песню, и слова его кажутся ей словами возлюбленного, а руки царя руками возлюбленного. А Соломон знает, что она спит, и что все слышит, потому что ему сказали об этом слова песни. Слова этой песни, которую она слышит, помогают ему заглянуть в ее сердце, как в окно. Это более возвышенный образ, но слова одновременно говорят прикровенно и о другом, о том, что бывает между мужчиной и женщиной. Не будем вдаваться в подробности, которых здесь очень много, но поистине удивляет, как поэтично Соломон рассказывает о таких вещах. Действительно, без греха об этом можно сказать только теми словами, которыми сказал Соломон. Скажем для пояснения лишь следующее, что Соломон поет о том, как возлюбленный ласкает девушку, она возбуждается (расцветают цветы) и стонет (голос горлицы слышен), а он скачет по возвышенностям и впадинам ее тела и пасет между лилиями. Подробности доходят до самых сокровенных вещей, таких как голубица в ущелье скал, или олень который пока мелькает в окне, или нарцисс, который пасет между лилиями. Образы яркие и понятные, о которых другими словами язык не повернулся бы сказать, а тут – Священное Писание. О лисинятах, которые портят виноградники, не поймут современные поборники стерильности, они их просто никогда не видели. И обо всем этом поет Соломон, произнося слова и за девушку, которая спит у него на руке, и за юношу, который ей снится, ибо премудрость Соломона знает все, что творится у нее в сердце. Соломон же только поет и сопереживает в сердце обоим, через песню словно оживив их, их слова и их жизнь в своем сердце, и пребывая одновременно в сердце девушки. Это конечно удивительно, через премудрость, через слово, оказаться в другом сердце, и одновременно иметь их в себе, в полной мере. Причем Соломон прообразует в этом для нас Создателя, а не тварь.  Поистине, об этом страшно говорить, ибо легко согрешить.

Немудрено, что Соломон познал женщин, имея столько жен и наложниц, но и пал через них.  Слишком тонка и опасна эта грань между любовью плоти и духа, только очень тонкая душа, исполненная благодати может непогрешительно описать это подобие. Поэтому, это последняя песня, за исключением Песни 8, в  которой дается подстрочный комментарий к словам, поясняющий другой, более духовный и символический смысл песни.

Итак, переходя к менее опасному предмету, о символическом значении песни Соломона, скажем: это же одновременно Песнь песни, которую словно поет сама песня, вернее ее мелодия, обращаясь к возлюбленному своему, стиху песни, который она еще не нашла. Потому что слова самой песни сочинил Соломон, и они подобны царю, который обуздал мелодию. Соломон здесь и создатель песни, ибо он ее задумал и сотворил; он ее жизнь, ибо он животворит ее, когда ее поет, он ее промыслитель, ибо через него мелодия ищет и найдет любимого – те слова, которые будут навсегда словами этой песни; он ее премудрость и слово, ибо мелодия, сама немая, его устами и его словами выражает себя и зовет своего любимого.

Примечание. Символический смысл этой песни.

1 Я нарцисс Саронский, лилия долин!

Я хорошая пара для тебя, музыка моя, ты музыка для моих слов. Я прекрасен как ты, и рожден, как и ты на воле.

2 Что лилия между тернами, то возлюбленная моя между девицами.

Моя возлюбленная мелодия не похожа ни на какую другую, на эти однообразные, блеклые и безплодные напевчики, произрастающие на любом месте сами собой, когда усталый землепашец что-то мурлыкает себе в усы. Она же прекрасна, нежна, она одета в чистые красочные, радостные и печальные тона неба и солнца.

3 Что яблоня между лесными деревьями, то возлюбленный мой между юношами. В тени ее люблю я сидеть, и плоды ее сладки для гортани моей.

Как вкусить от дерева, не дающего плода, что получишь от  песни, в которой нет смысла, а одни листья слов? Слова же мои, слова этой моей песни, соединившей меня с возлюбленным моим, слова моего союза с ним, он сам, стих песни этой, сладок для гортани моей, и сердца моего, и когда я пою ее, я словно отдыхаю в тени от палящей суеты дней.

4 Он ввел меня в дом пира, и знамя его надо мною – любовь.

Благодаря сладости от вкушения плодов его слов, слов стиха моего, меня поют во время радости, когда все собираются на пир. И все называют меня песней любви.

5 Подкрепите меня вином, освежите меня яблоками, ибо я изнемогаю от любви.

Когда будете петь меня, выпейте прежде немного вина и освежите себя яблоками, чтобы музыка моя и слова мои не сожгли вас огнем любви моей.

6 Левая рука его у меня под головою, а правая обнимает меня.

Когда девушка уснет, положив левую руку под голову, а правую на грудь, то я в сердце ее.  И это словно бы его руки меня обнимают, руки ее возлюбленного, который снится ей и отвечает  ей словами моей песни. И эти же слова я слышу от моего возлюбленного, слова песни моей,  которые обнимают меня, мелодию, словно бы руками.

7 Заклинаю вас, дщери Иерусалимские, сернами или полевыми ланями: не будите и не тревожьте возлюбленной, доколе ей угодно.

Заклинаю вас девушки, не прерывайте песни этой, которую поете во сне, пока она сама не прекратится, допойте ее до конца. Вспомните как серны и лани ищут любимых, и как легко их спугнуть.

8 Голос возлюбленного моего! вот, он идет, скачет по горам, прыгает по холмам.

Вот слова этой песни, мелодия которой – я сама. Не той, которую поют в царских чертогах, слова которой сочинил поэт, или царь Соломон, а слова которой рождаются в сердце спящей дщери Иерусалимской. Но это слова, возлюбленные мной, которые для меня и которые я люблю всеми извивами моего напева. Вот они слышны, они рождены не умом, они не возделаны пером. Они рождены свободными и скачут, как им вздумается на свободе. Они свободны, и за это люблю их.

9 Друг мой похож на серну или на молодого оленя. Вот, он стоит у нас за стеною, заглядывает в окно, мелькает сквозь решетку.

Стих мой любимый так быстр и неудержим, у него такой резвый ритм! Вот он стоит пред дверями сердца, где меня напевает ее душа, пытается из ума заглянуть в окно сердца, мелькает, но разрывы между словами, подобны решетке в окне.

10 Возлюбленный мой начал говорить мне: встань, возлюбленная моя, прекрасная моя, выйди!

11 Вот, зима уже прошла; дождь миновал, перестал;

12 цветы показались на земле; время пения настало, и голос горлицы слышен в стране нашей;

13 смоковницы распустили свои почки, и виноградные лозы, расцветая, издают благовоние. Встань, возлюбленная моя, прекрасная моя, выйди!

14 Голубица моя в ущелье скалы под кровом утеса! покажи мне лице твое, дай мне услышать голос твой, потому что голос твой сладок и лице твое приятно.

15 Ловите нам лисиц, лисенят, которые портят виноградники, а виноградники наши в цвете.

16 Возлюбленный мой принадлежит мне, а я ему; он пасет между лилиями.

17 Доколе день дышит [прохладою], и убегают тени, возвратись, будь подобен серне или молодому оленю на расселинах гор.

 (Песн.2:1-17)

Примеч. Духовный смысл этой песни. Душа молится Господу, и он отвечает ей.

1 Я нарцисс Саронский, лилия долин!

Я хорошая пара для тебя, душа Моя, сотворенная Мною по образу Моему

2 Что лилия между тернами, то возлюбленная моя между девицами.

Души, живущие для земного, одинаково безрадостны и унылы для меня. Я не ищу пользы от тебя, душа, но ты радуешь Мои глаза теми одеяниями, в которые Я одел тебя за твою любовь к прекрасному.

3 Что яблоня между лесными деревьями, то возлюбленный мой между юношами. В тени ее люблю я сидеть, и плоды ее сладки для гортани моей.

Господи, с кем сравнить тебя? С бесплодными деревьями, которые ничего не дадут мне? Ты же Господи, оберегаешь меня от суеты земной, и даруешь мне благодатные дары Твои.

4 Он ввел меня в дом пира, и знамя его надо мною – любовь.

Он соделал душу мою невестою Своею, во всем вижу только любовь Его.

5 Подкрепите меня вином, освежите меня яблоками, ибо я изнемогаю от любви.

Воспоем песнь Господу со всеми, дайте мне вкусить благодати в храме Его, ибо Господь переполнил края сосуда моего.

6 Левая рука его у меня под головою, а правая обнимает меня.

И ум и сердце мое, и помышления и чувства мои в Твоих руках, Господи. Но все это сон, а жизнь жестока и безрадостна.

7 Заклинаю вас, дщери Иерусалимские, сернами или полевыми ланями: не будите и не тревожьте возлюбленной, доколе ей угодно.

Заклинаю вас, верные Господу, утрудившиеся в винограднике Его, вспомните юность вашу, обращение ваше, первое непорочное стремление в простоте сердца к Господу, не раньте эту душу обыденностью, не обременяйте ее трудами, постами, не пугайте скорбями, пока она сама не возжелает этого.

8 Голос возлюбленного моего! вот, он идет, скачет по горам, прыгает по холмам.

Я слышу Господа, но он неудержим! Я вижу Его то здесь, то там, желаю быть с Ним, но не могу угнаться.

9 Друг мой похож на серну или на молодого оленя. Вот, он стоит у нас за стеною, заглядывает в окно, мелькает сквозь решетку.

Как мне последовать за Господам, когда Он так быстр и неудержим! Плоть моя словно стены дома удерживают меня, закрывают от меня Господа моего. Оком ума и сердца своего я иногда вижу Его, когда Он посещает меня, но оковы плоти не дают насладиться зрением Его. Когда все было в мечтах, я была свободна. Но проснувшись, я обнаружила, что заботы о плоти довлеют надо мной.

10 Возлюбленный мой начал говорить мне: встань, возлюбленная моя, прекрасная моя, выйди!

Господь говорит мне, отвергнись земного и суетного, не заботься о нем, выйди на простор,  возлюбленная душа Моя.

11 Вот, зима уже прошла; дождь миновал, перестал;

Тяжести жизни и скорби не коснутся тебя, они в прошлой жизни твоей, когда ты жила по плоти, ради плоти и думала, что плоть защищает тебя.

12 цветы показались на земле; время пения настало, и голос горлицы слышен в стране нашей;

Наступила новая жизнь, она расцвела цветами веры, душа поет и жаждет встречи с Женихом своим

13 смоковницы распустили свои почки, и виноградные лозы, расцветая, издают благовоние. Встань, возлюбленная моя, прекрасная моя, выйди!

Ты уже здесь можешь обонять благоухание рая, о душа Моя. Отвергнись земного, выйди навстречу Господу Твоему.

14 Голубица моя в ущелье скалы под кровом утеса! покажи мне лице твое, дай мне услышать голос твой, потому что голос твой сладок и лице твое приятно.

Голубица моя, сокрытая от меня, словно скалою, твоим попечением о земном, страхом перед неведомым, перед хищниками крылатыми, ангелами падшими! Помолись мне, дай мне услышать тебя, какова ты, потому я знаю тебя, как ты угодна Мне.

15 Ловите нам лисиц, лисенят, которые портят виноградники, а виноградники наши в цвете.

Ловкие быстрые помыслы, движения сердца, чувства промелькивающие в нем и зажигающие его огнем, едва уловимые стражем ума, яркие, подобные хвосту лисицы, которая уже промелькнула мимо, которые не дают созреть плодам духовным о Господе, но еще в цвете губят их, в завязи их; хранись  от них, душа, излавливай их умом, внимательно охраняя сердце.

16 Возлюбленный мой принадлежит мне, а я ему; он пасет между лилиями.

Я знаю только Господа, а Он меня, нет никого больше; он ищет только любви от души, и у Него нет корысти

17 Доколе день дышит [прохладою], и убегают тени, возвратись, будь подобен серне или молодому оленю на расселинах гор.

Не остави меня, Господи, до смерти моей будь со мною, не отъими Лица Твоего от мене, чтобы я хотя бы издалека могла взирать на Тебя, как ты прекрасен

(Песн.2:1-17)

Песнь 3. Девушка проснулась ночью, но царь ушел, песня закончилась, а возлюбленный, который ей снился, нет его. Она выбежала из дворца искать его, спрашивала у стражи. Затем выбежала из города, в места где всегда жила, на пастбища, в пустыню, нашла его, привела домой, не во дворец, спала с ним на ложе в доме матери своей. Потом вернулась в город и любовь, которой она насладилась,  ее так увлекла, так благоухала, что видна была словно столб дыма издалека. Царь, которого вынесли из дворца на торжественном ложе его, в окружении охранников, в наряде радости, в наряде жениха, увидел ее такой. Песня, рожденная его премудростью, сказала ему обо всем, что будет, и он заранее вышел навстречу ей, радуясь ее счастью.

Казалось, действие промысла, выражаемого песней, прекратилось – девушка песни не слышит и отправилась по своему разумению на поиски жениха. Но царь продолжает петь песню, сидя на ложе своем, на возвышенном месте, и дошел уже до третьего куплета, и мы ее продолжаем объяснять. Царь Соломон прообразует Господа, который всегда знает о нас и все промыслит, и сочетавает души людей, хотя им и кажется, что они находят друг друга сами. Девушка услышала, как юноша поет песню, вернее она услышала слова песни – это то, что больше нравится девушкам. И эти слова, рожденные в уме юноши так подходили к мелодии, которая была у девушки, которую родило ее сердце. А мелодия так понравилась юноше. И она сразу узнала его, а он узнал ее, и они стали петь одну песню, у которой музыка была рождена сердцем девушки, а слова умом юноши. И эта песня так была угодна Господу, что она восходила на небо словно столб фимиама, ибо Господь через песню сочетал их души. И царь, слышал песню и видел столб, восходящий к небу от этого пения. Но он ни на минуту не оставлял их, девушку и юношу, потому что он продолжал петь эту же песню, постигая премудростью своею желание девушки и музыку, которую рождало ее сердце, и слова юноши, рожденные в уме его. И через это, он пребывал в их сердцах, не меньше чем они сами, потому что ничего большего не могло родиться в их сердцах в тот момент, чем музыка и слова этой песни. А ее знал и пел Соломон, и имел в сердце то же, что и они. Но девушка и юноша, сочетавшись друг с другом по воле Божией, дополнив друг друга, как то промыслил Господь, создав человека, мужчину и женщину, так вот они имели в сердце тоже, что имел в своем сердце Соломон, ту же песню любви, и через то пребывали в нем, как и он в них. Все это во образ того, что сказал Господь: да будут во Мне, как и Я в них ….Господи! Как велика Премудрость Твоя!

1 На ложе моем ночью искала я того, которого любит душа моя, искала его и не нашла его.

2 Встану же я, пойду по городу, по улицам и площадям, и буду искать того, которого любит душа моя; искала я его и не нашла его.

3 Встретили меня стражи, обходящие город: "не видали ли вы того, которого любит душа моя?"

4 Но едва я отошла от них, как нашла того, которого любит душа моя, ухватилась за него, и не отпустила его, доколе не привела его в дом матери моей и во внутренние комнаты родительницы моей.

5 Заклинаю вас, дщери Иерусалимские, сернами или полевыми ланями: не будите и не тревожьте возлюбленной, доколе ей угодно.

6 Кто эта, восходящая от пустыни как бы столбы дыма, окуриваемая миррою и фимиамом, всякими порошками мироварника?

7 Вот одр его – Соломона: шестьдесят сильных вокруг него, из сильных Израилевых.

8 Все они держат по мечу, опытны в бою; у каждого меч при бедре его ради страха ночного.

9 Носильный одр сделал себе царь Соломон из дерев Ливанских;

10 столпцы его сделал из серебра, локотники его из золота, седалище его из пурпуровой ткани; внутренность его убрана с любовью дщерями Иерусалимскими.

11 Пойдите и посмотрите, дщери Сионские, на царя Соломона в венце, которым увенчала его мать его в день бракосочетания его, в день, радостный для сердца его.

(Песн.3:1-11)

Песнь 4. Но почему Соломон в наряде жениха? Или девушка спит? Или спит Соломон? А что это за стражи, к которым подходила девушка, не глаза ли ее? И как странно она спрашивала, словно стражи могут знать ее возлюбленного и где он? Узнаем также, что у стражников мечи ради страха ночного, то есть на дворе ночь. Как же виден дым из пустыни? И почему Соломон сидит не на троне, а на ложе и в венце? Кто кого видит? Соломон девушку во сне или она его? И кто поет? Песнь продолжается.

Итак девушка вернулась в город, а Соломон ждет ее на ложе в наряде жениха, одетый как в день бракосочетания. Дальше описывается подробно сцена любви. И девушка остается девственницей, запечатанным источником, заключенным колодцем, запертым садом, словно сестрой царя. Все прелести ее подобны плодам садовым, а она – стена, сберегающая их.

1 О, ты прекрасна, возлюбленная моя, ты прекрасна! глаза твои голубиные под кудрями твоими; волосы твои – как стадо коз, сходящих с горы Галаадской;

2 зубы твои – как стадо выстриженных овец, выходящих из купальни, из которых у каждой пара ягнят, и бесплодной нет между ними;

3 как лента алая губы твои, и уста твои любезны; как половинки гранатового яблока – ланиты твои под кудрями твоими;

4 шея твоя – как столп Давидов, сооруженный для оружий, тысяча щитов висит на нем – все щиты сильных;

5 два сосца твои – как двойни молодой серны, пасущиеся между лилиями.

6 Доколе день дышит [прохладою], и убегают тени, пойду я на гору мирровую и на холм фимиама.

7 Вся ты прекрасна, возлюбленная моя, и пятна нет на тебе!

8 Со мною с Ливана, невеста! со мною иди с Ливана! спеши с вершины Аманы, с вершины Сенира и Ермона, от логовищ львиных, от гор барсовых!

9 Пленила ты сердце мое, сестра моя, невеста! пленила ты сердце мое одним взглядом очей твоих, одним ожерельем на шее твоей.

10 О, как любезны ласки твои, сестра моя, невеста! о, как много ласки твои лучше вина, и благовоние мастей твоих лучше всех ароматов!

11 Сотовый мед каплет из уст твоих, невеста; мед и молоко под языком твоим, и благоухание одежды твоей подобно благоуханию Ливана!

12 Запертый сад – сестра моя, невеста, заключенный колодезь, запечатанный источник:

13 рассадники твои – сад с гранатовыми яблоками, с превосходными плодами, киперы с нардами,

14 нард и шафран, аир и корица со всякими благовонными деревами, мирра и алой со всякими лучшими ароматами;

15 садовый источник – колодезь живых вод и потоки с Ливана.

16 Поднимись [ветер] с севера и принесись с юга, повей на сад мой, – и польются ароматы его! – Пусть придет возлюбленный мой в сад свой и вкушает сладкие плоды его.

(Песн.4:1-16)

 

Песнь 5. Девушка заснула на ложе царя, и вот он приходит к ней спящей и будит ее, но не до конца, только сердце ее, сама же она спит, и далее описывается начало их соития. Опять образы таковы, что не сразу и на ум придет, о чем говорится. Царь возбуждает самое интимное место ее, и у самого «голова покрыта росою» и «кудри ночною влагою». Но дальше, после того  как она раскрылась, он повернулся и ушел. Она  же словно обезумела, бросилась на улицу искать его, кричать и звать. Она звала Соломона, но все подумали, что она сумасшедшая. Сторожа на стенах города, увидев ее, избили ее и вернули гарем и сняли покрывало с нее, чтобы она больше не выходила. Девушка просила других наложниц из гарема царя, чтобы когда он к ним придет в гарем, к какой-то из них, они сказали ему, что она ждет его и сгорает от любви. Наложницы же не могли понять, чем ее возлюбленный так хорош, и чем он лучше других, ибо они не хранили верность. Но девушка так любила возлюбленного своего, она описывает его такими возвышенными словами, в такой превосходной степени!

 

1 Пришел я в сад мой, сестра моя, невеста; набрал мирры моей с ароматами моими, поел сотов моих с медом моим, напился вина моего с молоком моим. Ешьте, друзья, пейте и насыщайтесь, возлюбленные!

2 Я сплю, а сердце мое бодрствует; [вот], голос моего возлюбленного, который стучится: "отвори мне, сестра моя, возлюбленная моя, голубица моя, чистая моя! потому что голова моя вся покрыта росою, кудри мои – ночною влагою".

3 Я скинула хитон мой; как же мне опять надевать его? Я вымыла ноги мои; как же мне марать их?

4 Возлюбленный мой протянул руку свою сквозь скважину, и внутренность моя взволновалась от него.

5 Я встала, чтобы отпереть возлюбленному моему, и с рук моих капала мирра, и с перстов моих мирра капала на ручки замка.

6 Отперла я возлюбленному моему, а возлюбленный мой повернулся и ушел. Души во мне не стало, когда он говорил; я искала его и не находила его; звала его, и он не отзывался мне.

7 Встретили меня стражи, обходящие город, избили меня, изранили меня; сняли с меня покрывало стерегущие стены.

8 Заклинаю вас, дщери Иерусалимские: если вы встретите возлюбленного моего, что скажете вы ему? что я изнемогаю от любви.

9 "Чем возлюбленный твой лучше других возлюбленных, прекраснейшая из женщин? Чем возлюбленный твой лучше других, что ты так заклинаешь нас?"

10 Возлюбленный мой бел и румян, лучше десяти тысяч других:

11 голова его – чистое золото; кудри его волнистые, черные, как ворон;

12 глаза его – как голуби при потоках вод, купающиеся в молоке, сидящие в довольстве;

13 щеки его – цветник ароматный, гряды благовонных растений; губы его – лилии, источают текучую мирру;

14 руки его – золотые кругляки, усаженные топазами; живот его – как изваяние из слоновой кости, обложенное сапфирами;

15 голени его – мраморные столбы, поставленные на золотых подножиях; вид его подобен Ливану, величествен, как кедры;

16 уста его – сладость, и весь он – любезность. Вот кто возлюбленный мой, и вот кто друг мой, дщери Иерусалимские!

(Песн.5:1-16)

 Песнь 6. Человек подобен сухой палке, жезлу, в котором нет ни жизни ни смысла, пока Господь не оживотворит ее. Как жезл Аронов, в котором потекли соки жизни и он расцвел листьями, затем цветами, так и человек, стяжая Дух Святый, получает жизнь. Господь и Путь и Истина и Жизнь, потому, если мы направляем жезл наш по пути истины, то обретаем жизнь. Во образ этого, посмотрим на сухой жезл Песни песней, на сухие кости слов, не оживит ли их Господь, не нарастит ли на них мясо не обложит ли кости. Тогда пойдет сок по палке, завязи песен распустятся, расцветут цветы смысла и раздастся благоухание Святаго Духа, напаивающее нас ароматами Царствия Божия, водой живой Истины. Да будет это во свидетельство, подобно расцветшему жезлу Аронову, что держащий его сам имеет Дух Жизни и Слово его изрекается не не ветром из груди, но Духом от Бога. 

Итак, Соломон истинный жених девушки. Тот юноша, которого она нашла лишь временная иллюзия, подобная сну. Был он или нет? Слова Соломона и музыка его.

Соломон позвал ее на ложе свое и услаждал ее всеми благами, о которых мечтало сердце ее, сестрой называл ее. И прохладу и свежесть ветра призывал на нее Соломон.

Она же уснула, размякла, испытывая блаженство. Затем оскорбила его, когда он пришел к ней, она не захотела вставать ради него и встала только когда он опять оживил ее чувства, так что внутренность ее заволновалась. Встала ради этого блаженства. Потому не получила жизни в себя и осталась девственницей, прекрасной, но безплодной. Что же дальше. Она бегала в безпамятстве, искала его, пострадала за него, когда звала его по имени от стражи. Но кого искала она?  За кого постадала? Не правильно ее наказали стражи? Не пытались ли ее образумить? Она славословила его, называла возлюбленным. Но почему же он так жесток, почему оставил ее, почему называя единственной , сестрой возлюбленной «обманул» ее. Неужели он жесток, непостоянен, несправедлив, похотлив, коварен? Заманил ее, а у него столько цариц и наложниц без числа? Но того ли искала она? Его ли звала?

10 Возлюбленный мой бел и румян, лучше десяти тысяч других:

11 голова его – чистое золото; кудри его волнистые, черные, как ворон;

12 глаза его – как голуби при потоках вод, купающиеся в молоке, сидящие в довольстве;

13 щеки его – цветник ароматный, гряды благовонных растений; губы его – лилии, источают текучую мирру;

14 руки его – золотые кругляки, усаженные топазами; живот его – как изваяние из слоновой кости, обложенное сапфирами.

Но это же не Соломон, это часть тела его, описанная возвышенными словами, от которой она, как ей касалось, получала удовольствие. Но это всего лишь то, что он дарил ей, то наслаждение, которое лишь тварь, дар его, но не существо Соломона, ни его премудрость, ни ум, ни сердце. Как она могла полюбить это вместо него? Как она могла так обезуметь? Несмотря на ее возвышенный слог, в словах ее уже видна нечистота и подмена для внимательного взгляда: золотые шары и прочие атрибуты плотской радости, все в мельчайших подробностях сластолюбивого языка. Но, полюбив это, вместо него, разве много времени понадобится, чтобы и у остальных обнаружить столь же прекрасные достоинства. Возлюбленному она не изменяла, она верна, ему, только ее возлюбленный между ног у разных знатных народа ее, и потому ее повлекло к колесницам их. А неверные из дщерей Иерусалимских были неверны ее «возлюбленному», не находя ничего в нем особенного, они помогли ей искать его, научили ее искать его у разных знатных.

И вот она подобна Иерусалиму, прекрасна видом и станом, она прекраснейшая из женщин. Но почему некоторые зовут ее, чтобы она обернулась, чтобы внимательнее рассмотреть ее прелести, обсуждают ее всух между собой, не стыдясь ее, цокают языком. Может она уже известная всем в городе блудница? Прошли годы и вот она уже не не лилия, стан ее уже похож на пальму, раздутую книзу, и кожа ее не бела, но покрыта словно чешуей, и лишь некоторые готовы прийти и влезть на нее, как на пальму, дергать ее за сосцы. Но ей это не нужно уже, она уже не стесняясь говорит каждому к какому другу обращено желание ее, к другу который есть у каждого мужчины, обращено вино уст ее. Она Иерусалим, подобный Содому! Душа христианская, верный Иерусалим Господа, как ты пала, продолжая себя считать верной, молясь идолу, твари, тому, что доставило тебе радость, перепутав дар Творца с Ним Самим. Премудрость ли, разумение истины, дар исцеления, дар пророчества, все дары Святаго Духа да не заменят на Его, Господа и Бога нашего, в Троице славимого, Отца и Сына и Святаго духа, аминь!!

Что же дальше случилось с блудницей, падшей женщиной, которая была невестой? Она постарела, утекли годы, словно воды рек, и она стала стеной, охраняющей виноградник свой, получающая радость сама с собою. От любви ее к предмету своего наслаждения уже веет лютой смертью, дыханием преисподней, стрелы этой любви огненные и конец ее огонь весьма сильный, адский. Аминь.

1 "Куда пошел возлюбленный твой, прекраснейшая из женщин? куда обратился возлюбленный твой? мы поищем его с тобою".

2 Мой возлюбленный пошел в сад свой, в цветники ароматные, чтобы пасти в садах и собирать лилии.

3 Я принадлежу возлюбленному моему, а возлюбленный мой – мне; он пасет между лилиями.

4 Прекрасна ты, возлюбленная моя, как Фирца, любезна, как Иерусалим, грозна, как полки со знаменами.

5 Уклони очи твои от меня, потому что они волнуют меня.

6 Волосы твои – как стадо коз, сходящих с Галаада; зубы твои – как стадо овец, выходящих из купальни, из которых у каждой пара ягнят, и бесплодной нет между ними;

7 как половинки гранатового яблока – ланиты твои под кудрями твоими.

8 Есть шестьдесят цариц и восемьдесят наложниц и девиц без числа,

9 но единственная – она, голубица моя, чистая моя; единственная она у матери своей, отличенная у родительницы своей. Увидели ее девицы, и – превознесли ее, царицы и наложницы, и – восхвалили ее.

10 Кто эта, блистающая, как заря, прекрасная, как луна, светлая, как солнце, грозная, как полки со знаменами?

11 Я сошла в ореховый сад посмотреть на зелень долины, поглядеть, распустилась ли виноградная лоза, расцвели ли гранатовые яблоки?

12 Не знаю, как душа моя влекла меня к колесницам знатных народа моего.

(Песн.6:1-12)

1 Пришел я в сад мой, сестра моя, невеста; набрал мирры моей с ароматами моими, поел сотов моих с медом моим, напился вина моего с молоком моим. Ешьте, друзья, пейте и насыщайтесь, возлюбленные!

2 Я сплю, а сердце мое бодрствует; [вот], голос моего возлюбленного, который стучится: "отвори мне, сестра моя, возлюбленная моя, голубица моя, чистая моя! потому что голова моя вся покрыта росою, кудри мои – ночною влагою".

3 Я скинула хитон мой; как же мне опять надевать его? Я вымыла ноги мои; как же мне марать их?

4 Возлюбленный мой протянул руку свою сквозь скважину, и внутренность моя взволновалась от него.

5 Я встала, чтобы отпереть возлюбленному моему, и с рук моих капала мирра, и с перстов моих мирра капала на ручки замка.

6 Отперла я возлюбленному моему, а возлюбленный мой повернулся и ушел. Души во мне не стало, когда он говорил; я искала его и не находила его; звала его, и он не отзывался мне.

7 Встретили меня стражи, обходящие город, избили меня, изранили меня; сняли с меня покрывало стерегущие стены.

8 Заклинаю вас, дщери Иерусалимские: если вы встретите возлюбленного моего, что скажете вы ему? что я изнемогаю от любви.

9 "Чем возлюбленный твой лучше других возлюбленных, прекраснейшая из женщин? Чем возлюбленный твой лучше других, что ты так заклинаешь нас?"

10 Возлюбленный мой бел и румян, лучше десяти тысяч других:

11 голова его – чистое золото; кудри его волнистые, черные, как ворон;

12 глаза его – как голуби при потоках вод, купающиеся в молоке, сидящие в довольстве;

13 щеки его – цветник ароматный, гряды благовонных растений; губы его – лилии, источают текучую мирру;

14 руки его – золотые кругляки, усаженные топазами; живот его – как изваяние из слоновой кости, обложенное сапфирами;

15 голени его – мраморные столбы, поставленные на золотых подножиях; вид его подобен Ливану, величествен, как кедры;

16 уста его – сладость, и весь он – любезность. Вот кто возлюбленный мой, и вот кто друг мой, дщери Иерусалимские!

(Песн.5:1-16)

 1 О, если бы ты был мне брат, сосавший груди матери моей! тогда я, встретив тебя на улице, целовала бы тебя, и меня не осуждали бы.

О, если бы я не была мелодией другой песни, которую напевали на другие слова, но родилась бы  во утробе Соломона,  вместе со стихом того прекрасного псалма, славословящего Господа, который единственный мой,  если бы я родилась в груди Соломона, которая питала тебя молоком премудрости, исходящей от него, когда он растил тебя в сердце своем, то он проходя по улице, услышал бы меня, напеваемую кем-то, и соединил бы меня со словами во груди своей, и я целовала бы каждую строчку тебя, этого прекрасного псалма, возлюбленного мной, и никто бы не сказал, что я чужая, мелодия не из этой песни. О если бы грудь, родившая меня, родила бы и тебя.

2 Повела бы я тебя, привела бы тебя в дом матери моей. Ты учил бы меня, а я поила бы тебя ароматным вином, соком гранатовых яблоков моих.

Я бы привела тебя в грудь, родившую меня. Ты научил бы меня словам твоим, и премудрости, заключенной в них,  а я напоила бы тебя мелодией моей, ароматом печали ее, и свежей бодростью звуков ее.

3 Левая рука его у меня под головою, а правая обнимает меня.

Спит грудь, родившая меня и напевающая меня, и не знает слов, возлюбленных мною, которые одни подходят мне, но я в сердце, и слова песни не оставляют меня и здесь, но словно бы обнимают меня

4 Заклинаю вас, дщери Иерусалимские, – не будите и не тревожьте возлюбленной, доколе ей угодно.

Как возлюбленная во сне пребывает с любимым, не печалится, не видит разлуки, так и мелодия, пока не пробудится в груди и не запоется,  может в сердце мечтать о своем любимом и не страдает от разлуки, но когда грудь исторгнет звуки мелодии, невыносима разлука ей со словами песни. Дщери Иерусалимские, не пойте, пока сама мелодия не захочет пробудиться в груди.

5 Кто это восходит от пустыни, опираясь на своего возлюбленного? Под яблоней разбудила я тебя: там родила тебя мать твоя, там родила тебя родительница твоя.

Что за звуки песни звучат словно бы неоткуда, мелодия, обвивающая слова как лоза ствол? Звуки мелодии пробудили тебя, под звуки флейты родило тебя там сердце, слушавшее меня.

6 Положи меня, как печать, на сердце твое, как перстень, на руку твою: ибо крепка, как смерть, любовь; люта, как преисподняя, ревность; стрелы ее – стрелы огненные; она пламень весьма сильный.

7 Большие воды не могут потушить любви, и реки не зальют ее. Если бы кто давал все богатство дома своего за любовь, то он был бы отвергнут с презреньем.

Века не сделают  мелодию скучной для слов песни, и слова не приедятся и не потеряют смысл, годы протекающие как вода, не оторвут слова от песни.

8 Есть у нас сестра, которая еще мала, и сосцов нет у нее; что нам будет делать с сестрою нашею, когда будут свататься за нее?

Сердце девушки, родившей меня, еще имеет мелодию, только родившуюся, сестру мою. Она еще мала, просто пока мотивчик, нет у нее округлых повторов, венчающихся двумя  высокими нотами, волнующих сердца юношей, когда они слышат их. Какие слова подберем для нее, когда она созреет и обретет форму.

9 Если бы она была стена, то мы построили бы на ней палаты из серебра; если бы она была дверь, то мы обложили бы ее кедровыми досками.

Если бы она была той мелодией, которая ограждает плоды духовные от окрадывания,  не дающая помыслам вторгаться в текст песни новыми строчками,  когда ее исполняют, то мы написали бы на нее оранжировку для всех музыкальных инструментов, сереброголосых теноров, альтов, баритонов, цитр и кимвалов. Если бы она была мелодией, которая отверзает сердце и под которую рождаются Богодохновенные слова, мы бы сыграли ее на псалтири и гуслях.

10 Я – стена, и сосцы у меня, как башни; потому я буду в глазах его, как достигшая полноты.

Я  та песнь, которая сберегает свои плоды от чужих взоров, от тех, кому привратник ума не отворяет смысл и не дает насладиться словами премудрости, огражденными красивой высокой стеной мелодии, у меня звуки ирмосов высоки и возвышаются над общей линией мотива, как две высокие башни, меня можно петь и петь, словно ходить по кругу вдоль стены, я прекрасна и потому буду в глазах Соломона, как достойная для игры на органах  в Храме Божием.

11 Виноградник был у Соломона в Ваал-Гамоне; он отдал этот виноградник сторожам; каждый должен был доставлять за плоды его тысячу сребренников.

Было у Соломона несколько премудрых притч, которые он рассказал слушавшим его, которые положили их на разные мелодии и пели их, сохраняя слова премудрости от забвения, словно сторожа. За это каждый из них должен был своим серебряноголосым пением время от времени доставлять ему наслаждение.

12 А мой виноградник у меня при себе. Тысяча пусть тебе, Соломон, а двести – стерегущим плоды его.

Сладостные слова же моей песни, всегда со мной, никто их не напевает на другую мелодию. Пусть ее поют во дворце царском и Храме Божием  и ты всегда будешь слушать меня, получая все наслаждение от мелодии и слов, которые составляют песню, и  только часть духовных плодов от вкушения песни получат поющие, они получат меньше тебя.

13.Жительница садов! товарищи внимают голосу твоему, дай и мне послушать его.

О Музыка, которую поют на органах в Храме! Слова куплетов повинуются голосу твоему, не уклоняясь, дай же и мне быть спетым под тебя.

14 Беги, возлюбленный мой; будь подобен серне или молодому оленю на горах бальзамических!

Возлюбленный мой псалом, которого я хотела иметь супругом, когда не имела еще женихов в виноградниках премудрых слов царя Соломона, и певцов и музыкантов, словно сторожей стерегущих меня, ты неуловим и прекрасен своей дикой силой и простотой, тебя надо петь не под тимпаны и цитры на услаждение изысканной публики, любоваться твоей стремительностью не в возделанных садах органов и флейт. Стреми свой бег по благоухающим мотивам божественного вдохновения, необработанному искусной рукой композитора.

(Песн.8:1-14)

 

 

 


Главная страница сайта Печать страницы Ответ на вопрос Пожертвования Персональный видеоканал отца Олега Вниз страницы Вверх страницы К предыдущей странице   К вышестоящей странице   К следующей странице Перевод

Flag Counter
Код баннера
Сайт отца Олега (Моленко)

 
© 2000-2017 Церковь Иоанна Богослова