Крест
Покайтесь, ибо Господь грядет судить
Проповедь Всемирного Покаяния. Сайт отца Олега Моленко - omolenko.com
  tolkovanie.com  
  omolenko.com  
  propovedi.com  
  Избранное Переписка Календарь Устав Аудио
  Имя Божие Ответы Богослужения Школа Видео
  Библиотека Проповеди Тайна ап.Иоанна Поэзия Фото
  Публицистика Дискуссии Библия История Фотокниги
  Апостасия Свидетельства Иконы Стихи о.Олега Архив
  Жития святых Книга отзывов Исповедь Статистика Карта сайта
  Молитвы Слово батюшки Новомученики Пожертвования Контакты
Главная страница сайта Печать страницы Ответ на вопрос Пожертвования Персональный видеоканал отца Олега Вниз страницы Вверх страницы К предыдущей странице   К вышестоящей странице   К следующей странице Перевод


ВКонтакт Одноклассники Facebook Twitter Google+ Blogger Livejournal Яндекс Mail.Ru Liveinternet

Краткий очерк жизни старца Илариона и истории имяславия в России

Схимонах Иларион

Схимонах Иларион, пустынник Кавказский


 

...и Слово было Бог
(Ин. 1,1)

Как известно, наш Русский Кавказ издревле был заселён пустынниками-подвижниками, искавшими в его горах безмолвия и уединения – необходимых условий для практики умного делания, одной из составляющих особенностей древнего учения исихазма. Именно в этих местах появилась знаменитая книга "На горах Кавказа", вобравшая в себя опыт многих отцов-исихастов.

Автор её, схимонах Иларион, более 20-ти лет провёл на Афоне в Русском Пантелеимоновом монастыре. Есть сведения, что он жил там ещё в 80-х годах. Затем, вместе со своим старцем о. Дисидерием он удалился с Афона на Кавказ.

О причинах этого переселения и об истории появления книги так рассказывал старец Варсанофий Оптинский: "В Старом Афоне жил один старец по имени Дисидерий. Когда там поднялись волнения и жизнь Русских иноков стала слишком тяжела, тогда произошло совещание Русских Афонцев, как быть дальше. Голоса разделились. Некоторые предлагали обратиться в Лондон к Английской Королеве с просьбой продать им землю в Австралии для устройства там новой Обители, но это предложение было отвергнуто, а выбрано другое – переселиться на Кавказ. Здесь на пожертвованном Императором Александром II-м участке земли был основан "Новый Афон". В числе иноков переселившихся туда был о.Дисидерий. Но вскоре шум общежития стал его тяготить и с благословения старцев он удалился в горы Кавказа для безмолвия. О. Дисидерий имел одного ученика, с которым вёл беседы о внутреннем делании, то есть об Иисусовой молитве. Когда о Дисидерий умер, ученик похоронил его святое тело. Беседы их он постепенно записывал".

По смерти своего старца, о. Иларион, хотя и был приписан к братии Ново-Афонского монастыря, возжелав ещё более глубокого уединения, удаляется дальше в горы и живёт здесь ещё четверть века, обходя весь Кавказ от Каспийского до Чёрного морей. С собой он имел лишь мешочек с сухарями, чайник и топорик для рубки дров. Известно, что долгое время жил он в Теберде (Домбай) на реке Гуначхир.

В 1899-м году на Мархотском хребте Кавказских гор между Анапой и Новороссийском в местечке "Тёмные Буки" в буковом лесу старцем Иларионом была основана Покровская община, в 1904-м году преобразованная в монастырь. В 1916-м году под часовней этого монастыря, в которой совершались Богослужения, старец был погребён. До 1929 года там подвизались строгим уставом сестры во главе с игуменией, но затем распоряжением советской власти община была разогнана.

Преподобный Феодосий Кавказский, почитатель молитвы Иисусовой, подвизавшийся в те годы вблизи этих месть, очевидно, находился в духовном общении со старцем Иларионом.

Говоря о душевных качествах старца, подвижница нашего времени, начинавшая свою монашескую жизнь в Тёмных Буках, монахиня Пюхтицкого монастыря Сергия (Клименко) рассказывала, что "о его кротости и незлобии много ходило рассказов: был у него послушник о. Феопемпт, обладавший ужасным характером, мучивший старца, не давал ему пищи и пития, всячески оскорбляя и унижая старца. По рассказам очевидцев, отец Иларион кротко всё терпел!"

В конце жизни старец отдал свои рукописи о.Венедикту, также Афонцу. Тот решил издать их и с этим предложением приехал в Оптину. Старец Варсанофий благословил это издание. В 1907 году появилось 1-е издание этой книги. Деньги же для 2-го издания были даны Преподобномученицей Великой Княгиней Елизаветой Феодоровной с благословения старца схиигумена Германа, настоятеля Зосимовой пустыни. Книга была одобрена Духовной цензурой (за подписью цензора – профессора-протоиерея Киевской Дух. Акад.) и встретила самые тёплые отзывы среди как Афонского монашества, так и духовно-просвещённых людей России: Преп.Варсанофий Оптинский, преподобномученица Вел.Кн. Елизавета Феодоровна, митрополит Киевский Флавиан, митрополит Вениамин (Федченков), Епископы Феодор (Поздеевский), Феофан (Быстров), Трифон (Туркестанов), священники Сергий Булгаков и Павел Флоренский, философ А.Ф.Лосев, богослов М.А.Новосёлов, В.Н.Лосский, математики проф. Д.В.Егоров и Н.М.Соловьёв – вот лишь несколько известных имён, с большим вниманием и сочувствием встретивших труд старца Илариона.

За пять лет книга выдержала три издания, причём право на последнее издание было приобретено у автора Киево-Печерской Лаврой и напечатано небывалым для того времени тиражом – 10 тысяч экземпляров.

Старец Варсанофий Оптинский рекомендовал её своим духовным чадам: "Всё описанное в его книге заслуживает полного доверия, как дознанное им на опыте". В книге изложено святоотеческое Православное учение об Иисусовой молитве и умном восхождении, причём подчёркивается, что вне Имени Иисуса спасение ни для монаха, ни для мирянина невозможно. На Афоне на эту книгу было написано несколько отзывов. Автор одного из них – иеросхимонах Андреевского скита о.Антоний (Булатович) – стал впоследствии главным защитником имяславия.

Однако, не все на Афоне смогли осознать тонкое учение о Имени Божием. И вот один из противников этого древнего учения (о. Алексей Киреевский) пишет своему покровителю архиепископу Антонию (Храповицкому), что пустынники Фиваидские (из Русского скита Новая Фиваида на Афоне), якобы следуя книге о.Илариона, обожествляют самые звуки и буквы имени "Иисус". Архиепископ Волынский Антоний (Храповицкий), имевший авторитет среди членов Синода, написал ряд статей в журнале "Русский инок", в которых отрицательно и даже грубо отзывался о книге и её авторе. Эти статьи вызвали волнения на Афоне: "одни – а это были в основном представители администрации – учили, что Имя Божие – лишь звук пустой и не стоить ни в каком отношении к Самому Богу, что у него то же начало, что и у всего тварного, а потому обожествление его,– говорили они,– есть языческий пантеизм и магия. Другие, напротив, отстаивали Божественное начало имени Иисуса и утверждали, что в имени Божием пребывает сила (энергия) Божия, неотделимая от Его сущности и потому оно не может быть тварным, и в этом смысле Имя Божие есть Сам Бог. Представители последней точки зрения были в основном монахи-ревнители и отшельники, имевшие обыкновение творить Иисусову молитву и давшие обет молчания".

Между тем, должно признать, что данный спор имеет очень глубокие корни. По сути, "имяславие – одно из древнейших и характерных мистических движений Православного Востока, заключающееся в особом почитании Имени Божия, в истолковании имени Божия как необходимого догматического условия религиозного учения". Представителями этого учения были величайшие отцы древней Церкви, начиная с Апостола Ермы: Юстиниан Мученик, Василий Великий, Григорий Богослов, Иоанн Златоустый, Афанасий Великий, Григорий Нисский и многие другие.

"Суть имяславия наиболее полно проявляется у Восточного монашества в мистическом учении о единении с Богом через Его Имя в Иисусовой молитве", то есть речь идёт о единении с Богом через призывание Его имени. Этому учению придал законченную форму в середине XIV века Епископ Фессалоникийский святой Григорий Палама.

В Афонском деле начала века просматривается своеобразная параллель с вопросами, поставленными на целом ряде Константинопольских Соборов XIV века. В течении 10-ти лет Константинопольская Церковь разбирала спор Варлаама и Акиндина, которые отказывались называть Свет Фаворский Богом. В 1351-м году на Соборе была произнесена окончательная анафема ереси варлаамитов: "Анафема тем, кто думает, что только одному Существу Божию свойственно Имя Бога, а не энергии" (Анаф. 5-я против Варлаама. См. Житие св. Григория Синаита). Таким образом, Церковь определила, что всякое действие Божие есть Бог, то есть неотделимо от Существа Божия, хотя и отлично от Самой Сущности, Фаворский Свет не творение Бога и не Божественная сущность; он – "Сила (Энергия) Сущности, неразрывная с сущностью, и потому есть Сам Бог".

Как же это древнее учение Церкви связано с имяславием XX века? Самым непосредственным образом.

Не ставя перед собою задачи развёртывать в данной статье изложение о глубинах этого самого древнего Богооткровенного учения об умном делании с непременным призыванием Святого Имени ( Быт. 4,26; 1 Фес. 2,13; 1 Фес. 5,17; Евр. 13,15; Пс. 4,4; Пс. 79,19; Пс. 104,1; Пс. 114,2; Ис. 55,6; Соф. 3,9; Зах. 13,9; а об имяборцах, Ис. 64,7 ), приведём лишь несколько тезисов из рукописи нашего современника А.Ф.Лосева:

1. Имя Божие – энергия сущности Божией. И, как энергия сущности Божией, неотделимо от самой сущности и потому есть Сам Бог.

2. Имена Божии – таинственные символы реального действия Бога. Имя Божие есть Сам Бог, но Бог Сам – не есть имя.

3. Имя Божие не есть имязвучие (то есть тварное сочетание звуков и букв).

4. Имя Божие – место встречи Бога и человека. Его Именем очищаемся от грехов и спасаемся, Его Именем совершаются таинства. Сама молитва не есть человеческая тварная энергия, ни Божественная сила, которая есть Сам Бог, но это – место встречи двух энергий, Божественной и человеческой; слияние в одном Божественном имени двух сущностей, Божественной и человеческой.

Таким образом, когда Афонским пустынникам противники книги старца Илариона говорили, что, мол, имя Иисус есть простое человеческое собственное имя, как и другие имена человеческие, это лишь сочетание звуков, – опытные старцы просто прерывали общение с подобными "учителями", ибо видели в словах их "тонкую ересь приравнения Имени Господня слову человеческому", а ещё далее – ересь варлаамитов, отделявших энергию Божию (заключённую в Имени Призываемого) от Божества, то есть не признававших её Богом. Действительно, "Имя Божие, хотя и не может быть Богом по своим звукам или буквам, является Богом по энергиям" или, как пишет о.Антоний (Булатович), "Имя Божие есть словесное действие Самого Бога и Сам Бог".

Продолжая знакомиться с делом имяславцев, можно заметить сходство имяборцев (то есть тех, кто выступал против учения имяславия) с иконоборцами VIII века. Последние отрицали, что икона, так же как и Имя, имеет общение с Первообразом и через общение с ней мы освящаемся. Более того, икона считается неосвящённой без начертания на ней имени. Лишь после надписания, в иконе признаётся реальное присутствие именуемых. Так же, как противники иконопочитания попирали святые иконы, имяборцы позволяли себе хульные выходки против имени Господа Иисуса, как например: "бросание наземь записок с именем Иисуса и топтание их". А, ведь, Имя Божие и есть самый первый вид иконы.

Кроме того, об иконоборчестве здесь уместно говорить ещё и потому, что при физической расправе над имяславцами было и поругание святых икон, которые также бросали на землю и топтали ногами.

Как видно из дальнейших событий, этот глубоко Богословский спор, касающийся древней церковной практики умного делания, был разрешён административно-силовыми методами.


Краткая хроника событий такова:

1912 год.

13 Августа   иеросхимонах Андреевского скита Антоний Булатович в связи с гонениями на имяславцев от Игуменов Андреевского скита и Пантелеимоновского монастыря, запретивших даже на исповеди говорить с духовниками об Иисусовой молитве, пишет Константинопольскому Патриарху Иоакиму III-му письмо с просьбой защитить имяславие. За этим посланием следует письмо группы монахов-имяславцев Патриарху по тому же вопросу.

После осуждения в России книги "На горах Кавказа" архиепископом Антонием (Храповицким), который назвал имяславие "хлыстовщиной", следует жалоба о.Антония (Булатовича) Патриарху и Обер-Прокурору Св.Синода с просьбой о защите от подобных нападок.

Игумен Пантелеимоновского монастыря Мисаил, напуганный тем, что среди Русских АФонцев имяславие приобретает авторитет и знакомый с отрицательным отзывом архиепископа Антония (Храповицкого), представил книгу "На горах Кавказа" на суд Патриарха Иоакима III-го.

12 Сентября   тот в своём Послании осудил книгу, хотя есть сведения, что первоначально (в 1907-м г. при первом издании) он её одобрил.

1913 год

9 Января   в Андреевском скиту братия в присутствии Ватопедских проэстосов, в полном соответствии с Уставом о внутренней жизни скита, сменила игумена Иеронима, не разделявшего их убеждений и намеревавшегося даже изгнать имяславцев из скита. Смена была произведена простым большинством голосов (302 против 70-ти). Новым игуменом был избран о. Давид. Ватопед вначале письменно согласился признать результаты избрания, однако, по требованию Российского Посольства, в дальнейшем отказался от своего согласия. Вскоре рота Греческих солдат заняла посты у скита.

27 Января   игумен Мисаил, опасаясь изгнания из монастыря, подписался под исповеданием имяславцев, уничтожив свой прежний Акт о недостопоклоняемости Имени "Иисус". Этот день примирения всей братией праздновался как Пасха и был назван ими "торжеством Православия".

Однако, Игумен Иероним не захотел подчиниться требованиям братии и обратился в Русское Посольство в Константинополе. После этого светские дипломатические структуры стали грубо вмешиваться во внутреннюю жизнь скита. Вице-консул Щербина потребовал от лица Императорского Правительства, чтобы братия скита приняла обратно смещённого игумена, объявив, что Правительство не признаёт(?) нового игумена – архимандрита Давида. Далее Щербина заявил что если братия не выполнит требования посла Гирса и не вернёт смещённого игумена Иеронима, то в таком случае она будет "предана на растерзание Грекам".

2 Февраля   Советом настоятелей Афонских монастырей принять "Запрет совершать Богослужения" сторонникам имяславия.

Февраль-Июнь  – блокада имяславцев на Афоне: их лишили почты, подвоза продовольствия, денежных переводов.

7 Марта   Русский посол в Константинополе Гирс отправляет на Афон с миротворческой целью церковного деятеля сенатора П.Б.Мансурова по вопросу об устройстве политического положения Русских Афонитов. Не сумев убедить монахов в "неправоте", он отказался, однако, использовать против них военный стационер и быть судьёй в Богословском споре.

30 Марта   Халкинская Богословская школа, по требованию Патр. Германа V-го, даёт отзыв о книге и имяславии. Преподаватели оной, "хотя и не дочитали книги "На горах Кавказа", но считают себя достаточно изучившими этот вопрос, чтобы сделать определённый отзыв" и характеризуют имяславие как "пантеизм".

Великим Постом   1913 года выходит "Апология Веры во Имя Божие и Имя Иисус" о.Антония (Булатовича) с предисловием (неподписанным) о.Павла (Флоренского) и письмом (неподписанным) проф. М.Д.А. М.Д. Муретова, в которых они выступают защитниками имяславия.

5 Апреля   новый Константинопольский Патриарх Герман V, основываясь на суждении архиепископа Антония (Храповицкого), подтверждает мнение своего предшественника об имяславии как ереси и грозит упорствующим принятием определённых против них мер. О.Давида вызывают на суд, требуя отречения от игуменской власти, на что он даёт согласие, и отпускают обратно, не требуя, однако, "покаяния" и отречения от "ереси".

9 Апреля   Императорский посол в Константинополе сообщает в письме обер-прокурору Святейшего Синода В.К.Саблеру, "что Игумен Пантелеимоновского Монастыря на Афоне продолжает извещать о господствующей в среде братии обители смуте, которая ставит его в очень затруднительное положение. В связи с возникшими на Святой Горе безпорядками по поводу религиозного учения об Имени Божием, Вселенский Патриарх уже высказывал намерение послать на Афон экзарха в архиерейском сане для принятия мер к водворению мира среди монашества". Из этого же архивного дела следует, что Св.Синод хотел, по указанию П.Б.Мансурова послать на Афон архимандрита Чудова монастыря Арсения, как лицо авторитетное в среде монашества и Богословски образованное, но в связи с выставкой 300-летия Дома Романовых в Чудовом монастыре и грядущим прославлением Патриарха Ермогена, о.Арсения решено было оставить в Москве, а отправить члена Государственного Совета и Святейшего Синода архиепископа Вологодского Никона. На Всеподданейшем докладе В.К.Саблера о предстоящей поездке архиепископа Никона Государь Николай II-й написал: "Преосвященному Никону Моим именем запретить эту распрю".

18 Мая   После предварительного слушания докладов архиепископов Антония, Никона и проф. М.Д.А. С.В.Троицкого, следует Послание Святейшего Синода с разбором имяславия. Учение имяславцев в нём признано "хлыстовством" ввиду идеи "перевоплощения Божества". В этом Послании излагается три лжедогмата: Имя Божие есть "только имя, а не Сам Бог и не Его свойства, название предмета, а не сам предмет. ...оно не есть и энергия Божия"; чудеса творятся не Именем Божиим, а верой нашей; священные Таинства совершаются не Именем Божиим, "а по молитве и вере Святой Церкви".

Для урегулирования вопроса Министерством Иностранных Дел Российской Империи на Афон направлялись люди, не имевшие Богословского образования, которые заведомо не могли разрешить этот вопрос.

4 Июня   на канонерской лодке "Донец" на Афон прибыл по распоряжению Св.Синода архиеп.Никон, которому в распоряжение были предоставлены военные транспорты с солдатами. Он, приняв на веру Богословскую аргументацию архиеп.Антония, не сумел найти общий язык с Афонцами и, таким образом, был использован как лицо, возглавившее разгром Русского монашества на Афоне.

11 Июня   Русский пароход "Царь" доставил на Афон 118 солдат и 5 офицеров.

13 Июня   Протат заявил, что если "еретиков" не удалять с Афона Русские, то их удалят Греки.

С 14 по 17 Июня   в Пантелеймоновском монастыре была произведена перепись: имяборцев – 661, имяславцев – 517, 360 к переписи не явилось. В общем из 1700 насельников монастырей, участвовавших в этом догматическом споре, лишь 1/4 не присоединилась к имяславцам, а сами они насчитывали лишь 100 человек неприсоединившимися.

31 июля  при насильственном выселении имяславцев с помощью солдат на прибывший военный пароход "Херсон", часть монахов Пантелеймоновского монастыря оказала сопротивление. Тогда "безоружных, совершавших церковное служение иноков, подвергли неслыханному истязанию – их в продолжении целого часа окатывали в упор из двух шлангов сильнейшей струёй холодной горной воды, сбивая с ног, поражая как сильнейшими ударами лицо и тело... Для насильственного вывоза были поставлены два пулемёта: из солдат выбирали охотников "бить монахов", которых предварительно игумен Мисаил приказал за обедом усиленно напоить вином, и, наконец, полупьяных и осатаневших солдат бросили на безоружных иноков по команде – "бей штыками и прикладами!"... Били безпощадно!... Хватали за волосы и бросали об земь... Били на полу и ногами! Сбрасывали по мокрым лестницам с четвёртого этажа! Били прикладами по голове, и по чём попало!... Если не было заколотых насмерть штыками, то только благодаря крайнему непротивлению и незлобию иноков, которые, скрестив руки, не оказывали никакого сопротивления!... Однако, было 46 раненых с колотыми, резаными... ранами, которых зарегистрировал судовой врач на "Херсоне". Без чувств скатывались многие иноки с лестниц, а внизу их подхватывали приспешники имяборца Мисаила и избивали их там большими железными кочергами из просфорни... Совершенно потерявших чувство и убитых оттаскивали в просфорню. В ту же ночь, как утверждают очевидцы, было похоронено четверо убитых... Наконец, израненных, залитых водою иноков пригнали на пароход. Производились и кощунства над священными иконами, которые бросались на землю, топтались ногами и т.п.". Из Андреевского скита имяславцы отправились на пароход без всяких принудительных мер.

Пароход с пленными монахами стоял возле Афона до 9 Июля, а затем с 621-им монахом (418-ть из Пантелеймоновского и 183 из Андреевского скита) отправился в Одессу. 40 изувеченных солдатами монахов возвращено в монастырскую больницу с транспорта "Херсон", как неспособных следовать в Россию. После допроса в Одессе 8 человек отправлены на подворье Андреевского скита, 40 – в тюрьму, остальные в мирском одеянии и с остриженными власами и бородами – для водворения на родину по местам приписки. 17 Июля прибыли ещё 212-ть монахов на пароходе "Чихачев", которые временно были распределены по Афонским подворьям. Некоторых монахов переодевали в еврейские ермолки, что было несомненно ритуальным глумлением.

7 Июля   оставшаяся часть Афонитов по указанию архиепископа Никона и проф. М.Д.А. С.В.Троицкого подписала отвержение от учения об Имени Божием. Миссия посланцев Синода была завершена. В результате этого Русская часть Афона уменьшилась почти наполовину, так как на следующих пароходах выехало добровольно ещё большое число иноков, отказавшихся дать требуемую подписку о непризнании Божества Имени Господня.

17 Июля  Государь слушал доклад Обер-Прокурора Св. Синода В.К. Саблера о событиях на Св.Горе. В тот же день состоялась его встреча с Г.Е.Распутиным, безусловно сочувствовавшим имяславцам.

29 Июля  архимандрит Мисаил телеграфирует Обер-Прокурору Святейшего Синода В.К.Саблеру: "Почтительнейше просим Ваше Высокопревосходительство повергнуть к стопам Его Императорского Величества нашу усерднейшую благодарность за освобождение нашего монастыря от грозившей ему со стороны революционеров и сектантов опасности разорения". На Всеподданнейшем докладе об этом Государь сдержанно написал: "Желаю Пантелеимоновскому монастырю мира, тишины и благочестия".

9 Августа  в Св.Синод от уполномоченного более чем от 600 высланных иноков подано Прошение о пересмотре их дела.

27 Августа  Св.Синод, выслушав доклады архиеп.Никона и проф. С.В.Троицкого об их командировке, решает просить Константинопольского Патриарха произвести суд над упорствующими.

11 Декабря  Патриарх передаёт весь суд над ними Св.Синоду и требует, чтобы высланные даже после раскаяния не присылались вновь на Афон. Это свидетельствует о неискреннем подходе Греков к решению этой проблемы и вполне соответствует их планам эллинизации Афона.

Русскими Церковными властями прибывшие Афонцы были встречены сурово. Их разослали по разным епархиям с запретом совершать Богослужения. Многих потом погребали по мирскому обряду. Так были погребены: схимонах Ионафан и схимонах Афиноген, прожившие на Афоне один 60-т лет, а другой – 45 лет. В последнем приобщении Святых Таин было отказано схимонаху Севастиану и схимонаху Афиногену. Причём первого священник лишил даже отпевания.

1914 год

После высылки с Афона о.Антоний (Булатович) уехал в имение своей матери при с.Луцыковка Лебединского уезда Харьковской губернии. Там же начинает строить молитвенный дом для имяславцев, рассылает брошюру "Мысли отцов Церкви о Имени Божием". Некоторые имяславцы прибывают к нему на жительство.

5 Февраля   о. Антоний (Булатович) пишет прошение в Св.Синод с просьбой разрешить высланным предать себя духовному попечению Св.Синода и прекратить все догматические споры через разъяснение всех недоумений имяславцев.

13 Февраля   имяславцам была дана Высочайшая аудиенция в Царском Селе, о которой они просили Государя, считая себя обиженными. Приняты были иеросхимонах Николай, схимонахи Исаакий и Мартиниан, монах Манассия. В Докладной записке от 14.02.1914 г. экзекутора Канцелярии Обер-Прокурора М.Шергина, сопровождавшего монахов на Высочайший приём в Царское Село значится следующее:

"Монашествующие вернулись из Дворца в самом радостном настроены, глубоко растроганные оказанным им Высоким вниманиём. По их словам, после получасового ожидания во Дворце, они были удостоены милостивой беседы с Государем Императором и Государыней Императрицей Александрой Феодоровной в продолжении приблизительно 40 мин., при чём в комнате, где велась беседа, из свиты никто не присутствовал. В конце Аудиенции, на просьбу монашествующих о даровании им Высокой милости лицезреть Наследника Цесаревича, в комнату вошёл Его Императорское Высочество и подал монашествующим руку, которую те поцеловали, а один из них, в благоговейном чувстве склонившись пред Царственным отроком, облобызал Его в голову. Затем Высокомилостивая Аудиенция была закончена".

Таким образом, Государь "принял их очень милостиво, выслушал всю историю их удаления с Афона и обещал им Своё содействие к мирному урегулированию их дела, а Её Императорское Величество ... настолько была растрогана их печальной повестью, что не могла воздержаться от слёз". Иноки под впечатлением ласки Царской семьи надеялись, что им будет предоставлен скит Пицунда, где они выберут своего настоятеля по Афонскому уставу. По воспоминаниям С.П.Белецкого старец Г.Е.Распутин был сторонником этого течения в монашеской среде.

В Феврале   Св.Синод приглашает "для келейного увещевания подсудимых Афонских монахов" Оптинских старцев архим. Агапита и иеромон. Анатолия, желая привлечь на свою сторону их безусловный духовный авторитет. Однако, старцы, сославшись на нездоровье, не приехали.

В Феврале же Св.Синод поручает Московской Синодальной Конторе принять к рассмотрению дело имяславцев.

18 Марта   Афонские иноки подают в Св.Синод "Исповедание веры", с просьбой пересмотреть послание Св. Синода от 18 Мая 1913 года и изменить высказанные в нём тезисы о Имени Божием. Однако, Синод не стал рассматривать по существу догматический спор и предоставил Московскому Духовному Суду оправдать тех, кто подпишет мнение, выраженное в своём послании от 18 Мая.

25 Марта   о. Антоний (Булатович) пишет первое письмо Государю с просьбой повелеть разобраться в учении имяславцев, назначив особую Богословскую Комиссию. Промедление и действия Синода "наталкивают" Россию на бедствия: "К каким дальнейшим бедствиям это приведёт Россию, это ведает один лишь Бог", – так пророчески заканчивает своё письмо о.Антоний.

В Апреле   Государь пишет письмо Митрополиту Московскому Макарию, выражая благоприятное мнение об имяславцах.

11 Апреля   следует Заявление Афонских иноков в Св.Синод, в котором говорится, что "в связи с тем, что неправильное учение о Имени Божием принято Синодом безповоротно, они отлагаются от всякого духовного общения с Всероссийским Синодом и отказываются явиться на суд Московской Синодальной Конторы". Под Заявлением стояло более трёхсот подписей.

15 Апреля   на Пасху, в Ливадии Государь передал Обер-Прокурору В.К.Саблеру следующую записку: "В этот Праздников Праздник, когда сердца верующих стремятся любовью к Богу и к ближним, душа Моя скорбит об Афонских иноках, у которых отнята радость приобщения Святых Таин и утешение пребывания в храме. Забудем распрю: не нам судить о Величайшей святыне – Имени Божием, и тем навлекать гнев Господень на Родину ; суд следует отменить и всех иноков по примеру митрополита Флавиана разместить по монастырям, возвратить им монашеский сан и разрешить священнослужение". Записка была донесена В.К.Саблером в Св.Синод.

В Мае  происходит ряд встреч и бесед с имяславцами епископа Верейского Модеста, определённого к сему послушанию Московской Синодальной Конторой. Для избежания разделения церковного иноки предлагали Св.Синоду принять мнение, что имяславцы всегда пребывали в Православии, чтобы им были оставлены монашеские и священнические звания и передан скит Пицунда. Богословскую же сторону вопроса о почитании Имени Божия предлагалось отложить до созыва Собора.

7 Мая  последовало Определение Московской Синодальной Конторы, в котором говорилось, что "у иноков имяславцев нет оснований к отступлению ради учения об Именах Божиих от Православной Церкви". Часть иноков была определена в Покровский монастырь, некоторым было разрешено служение в определённых Московских приходах, отменено решете о церковном суде. Однако, это Определение Св.Синод на заседании 10 Мая утвердил лишь частично, "не изменив своего прежнего суждения о самом заблуждении". Подписано это решение было шестью архиереями, причём у подписей Архиеп. Финляндского Сергия (Страгородского) и Архиеп. Никона стояли добавления: "без допущения их к Святым Таинам" (но эти их заметки носили чисто редакционный характер и к исполнению не принимались).

14 Мая   Преосвященный Модест, которому было поручено архипастырское попечение над имяславцами, пишет издателю журнала "Дым Отечества" А.Л.Гарязину: "Все иноки-имяславцы оказались истинными чадами Церкви... Разность мнений не должна мешать единению и любви...".

18 Мая следует Заявление от Афонских иноков Митрополиту Макарию (Невскому) с благодарностью за снятие обвинения в ереси: "Берём обратно заявление об отложении. Архиепископы Антоний и Никон – главные виновники Афонской смуты". Действия Митроп.Макария воспринимались иноками как "акт Православия, великодушия и справедливости".

24 Мая  Указом Св. Синода № 4136 утверждалось решение Суда Московской Синодальной Конторы о Православии имяславцев.

Несмотря на Определение Московской Синодальной Конторы, где собрался весь духовный цвет и все авторитеты Богословской мысли, в епархиях имяславцев продолжали считать "еретиками", так как это решение не было обнародовано и не доходило до местных церковных властей.

27 Августа   о. Антоний (Булатович) подаёт прошение обер-прокурору, где просит разрешить ему поехать в действующую армию в качестве священника. На прошении имеется ходатайство митр.Макария и еп.Модеста, желавших "скорейшей ликвидации всего Афонского дела". Синодом желание о.Антония было удовлетворено.

1915 год

1 Июля  от схимонаха Илариона, находящегося в горах Кавказа, поступает прошение в Св.Синод, в котором он просит уведомить его, верны ли дошедшие до него слухи, что он отлучён от Церкви. Ответа, видимо, не последовало.

В ответе старца Илариона на письмо к нему одного из издателей звучать пророческие слова: "я сильно обижен действиями в отношении меня духовной власти. Почему же она, когда разбирала мою книгу и осудила её, не отнеслась ко мне ни единым словом или вопросом ... Мнится ... что эта ужасная "пря" с Богом по преимуществу высших членов Российской иерархии есть верное предзнаменование близости времён, в кои имеет придти последний враг истины, всепагубный антихрист.

1916 год

4 Марта   архим.Давид, иеросхим.Николай (Иванов), иеромонахи Викентий (Филатов), Сила (Ершов), схимон. Исакий (Грязев), Иларион (Федюков), Филодельфий (Орлов), монахи Иериней (Цуриков) и Манассия (Зенин), уполномоченные от всех афонских монахов-имяславцев подали прошение Государю: "Покорнейше просим Ваше Императорское Величество об официальном опубликовании в "Церковных Ведомостях" данного уже почти два года тому назад Синодального распоряжения, дабы не было препятствий совершать священнослужение тем из нас, приехавшим с Афона монахам, кто имеет священный сан, и всем нам монахам приобщаться Святых Христовых Таин". На этом прошении Государь начертал: "следует удовлетворить".

2 Июня   кончина схимонаха Илариона в возрасте 70-ти в урочище "Тёмные Буки".

7 Октября  о. Антоний (Булатович) пишет своё второе письмо Государю, в котором он мистически соотносить военные неудачи России на фронте с борьбой Синода с имяславием, например, гибель парохода "Донец", на котором прибыль на Афон архиеп.Никон, захват противником Почаевской Лавры, из которой раздались первые хулы архиеп. Антония (Храповицкого) на имяславие. На копии письма есть позднейшая приписка о. Антония: "Не внял Государь благому совету и духовному предупреждению <...> не восстановлена поруганная честь Имени Господня, и отступление от истинных догматов навлекло на страну и на народ великий гнев Божий и тяжкие кары..." Здесь же указывает о.Антоний знаменательные знаки, подтверждающие его пророческие строки: переворот совершился в Неделю Св.Григория Паламы; страшной каре подвергся митроп. Владимир, "больше всех ответственный за всё Афонское дело, как первопастырь, санкционировавший все преступнейшие действия арх.Никона на Афоне, согласившийся с совершенно неправославными мнениями архиеп. Антония и упорно до самого последнего времени противившегося тому, чтобы Афонское дело было авторитетно пересмотрено и разобрано".

1917 год

Созванный столь поздно Поместный Собор Русской Православной Церкви, наконец, поставил вопрос об Имени Божием и выделил особую подкомиссию для рассмотрения этого вопроса, председателем которой был назначен епископ Полтавский Феофан (Быстров). В состав подкомиссии вошли также С.Н. Булгаков, П.Б.Мансуров, кн. Е.Н.Трубецкой и другие. Среди членов её были как непримиримые противники имяславия, так и будущие его апологеты. Темы докладов, заявленный в программе работы (напр., "Общее философско-религиозное введение к вопросу о почитании Имени Божия" – докладчик С.Н.Булгаков или "Мистико-аскетическое освещение вопроса о почитании Имени Божия" – докладчик Епископ Феофан), говорят о том, что освещение вопроса имяславия предполагалось сделать максимально полным и всесторонним и лишь затем вынести соборное решение по данному вопросу. И несмотря на то, что вследствие революционных событий как Собор, так и подкомиссия вынуждены были прекратить свою работу (состоялось всего три заседания подкомиссии), так не приняв определения по вопросу имяславия, некоторые члены подкомиссии считали своим долгом продолжить работу уже в одиночку. Так, в защиту имяславия в эмиграции были написаны "Философия имени" прот. С.Н.Булгакова (закончена в 1942-м году), а также "Об именах Божественных" и "Имя Божие" Епископа Феофана (Быстрова).

1918 год

В период, когда Кубань была свободна от большевиков, местные миссионеры встречались с Кавказскими имяславцами и подписали совместно ряд догматических положений.

С Февраля  о.Антоний (Булатович) после возвращения с фронта, где он около трёх лет прослужил священником, пишет ряд писем в Св. Синод с просьбой разрешить ему священнослужение в том монастыре, к которому он приписан. На его письма ответа не было до Октября.

В Октябре   Св.Синод постановил, что прежнее решение Московской Синодальной Конторы о православности имяславия отрицается. Для принятия в церковное общение, от "имябожников" требуется отречение. О.Антоний и другие запрещаются в священнослужении. Подписан этот акт Патриархом Тихоном, Митрополитами: Агафангелом, Арсением, Сергием Владимирским, Архиепископами: Евсевием и Михаилом.

1919 г.

8 Января  о. Антоний (Булатович) пишет в Св.Синод отложение от всякого духовного общения с Церковной властью "до разбора дела по существу". Он уезжает в имение своей матери при с.Луцыковка Лебединского уезда Харьковской губ., где, по официальной версии, в ночь с 5 на 6 Декабря был убить грабителями.

1928-1931 гг.

В Кавказских горах и в долине Псху (80 км. от Сухуми) было отслежено, сослано и расстреляно свыше 300 имяславцев, высланных с Афона.

В дальнейшем почти все имяславцы отложились от Митрополита Сергия, который ранее, будучи членом Синода, составил Синодальное Послание 1913 года, бросал на пол и топтал ногами разорванную бумажку с именем "Бог", доказывая этим, что Имя Божие никакого сущностного отношения к Самому Богу не имеет.

 

+ + +

Таким образом, до момента разбора "Афонского дела" в Св.Синоде, древнее учение об Имени Божием естественно и единогласно исповедовалось Русской Церковью в её вероучении и молитвах. То, "что нельзя познать разумом" (св.Иоанн Златоустый) и что монахи-простецы постигали непосредственным подвижническим опытом, мудрствующие лукаво Богословы попытались деловито "препарировать" ножом хирурга, и сами не заметили того, как впали в ново-варлаамитскую ересь.

Действительно, Промыслом Божиим России в начале XX-го века суждено было решить серьёзнейший догматический вопрос: она оказалась перед выбором принятия Древне-Отеческого почитания Имени Божия или отрицания этого почитания. Усилиями некоторых влиятельных архиереев выбор этот склонился в сторону отрицания, и "сегодня есть все основания полагать, что истинной, хотя и тайной пружиной имяборческого вдохновения были неправославные воззрения архиеп. Антония Храповицкого". Но окончательное решение впереди – ведь Соборное постановление ещё не вынесено.

После IV-го издания книги "На Горах Кавказа" (1998 г.) имяборцы подняли новую волну критики: вновь повторяют надуманные искусственные обвинения в том, что с именем Божиим отождествляется Сам Бог. Оппоненты упорно не желают видеть того, что имяславцы говорили о присутствии Божием при призывании Его святого Имени.

Последнее и самое важное, на что необходимо обратить внимание. Для того, чтобы поработить народ и без труда управлять им, превратив его в словесное стадо (которое "должно резать или стричь", и которому Божественные дары свободы ни к чему), важно лишить его связи с Богом, осуществляемой именно в призывании Бога через Его Святое Имя. И пока существуют заинтересованные в этом тёмные антинародные силы, будут и имяборцы.

А пока ограничимся лишь несколькими святоотеческими цитатами из их безчисленного множества:

Св. Василий Великий:   "Имя же Божие называется святым, конечно, не потому, что в самих слогах имеет некую освящающую силу, но потому, что свято и чисто всякое свойство Божие (по которому Бог именуется)" (Толк. псалма 32, 21).

Св. Иоанн Златоустый:   "Имя Христово свято, поколику творит безчисленные чудеса" (Толк. Псалтирь Евфимия Зигабена. 1898. С.888).

Св. Тихон Задонский:   "Имя Божие Само по Себе, как свято, так славно и препрославлено есть, того ради от нас не требует прославления нашего: равно всегда славно, свято и страшно пребывает и лучи славы Своея издаёт в созданиях... Слава бо Имени Божия вечна, безконечна и непременяема есть, как и Сам Бог, того ради ни умножитися, ни умалитися в Себе не может... Великое Имя Божие заключает в Себе Божественные Его свойства, никакой твари не сообщаемые, но Ему Единому собственные, как-то: единосущие, присносущие, всемогущество, благость, премудрость, вездесущие, всеведение, правду, святость, истину, духовное существо и пр. ... Сии собственные свойства открывает нам Дух Святый в слове Своем" (Творения. М. 1889. Т.З. Кн. 2. 0.64-65).

Св. Прав. Иоанн Кронштадтский:   "Имя Господа есть Сам Господь, Дух везде сый и вся исполняяй, Имя Бога всемогущего есть Сам Бог, – Дух вездесущий, и препростый" (Моя жизнь во Христе. 1994. Т. 1. С.237); "Когда ты про себя в сердце говоришь или произносишь Имя Божие, Господа, или Пресвятой Троицы, или Господа Саваофа, или Господа Иисуса Христа, то в этом Имени ты имеешь всё существо Господа: в Нём Его благость безконечная, премудрость безпредельная, свет неприступный, всемогущество, неизменяемость. Со страхом Божиим, с верою и любовию прикасайся мыслями и сердцем к этому всезиждущему, всесодержащему, всеуправляющему Имени. Вот почему строго запрещает заповедь Божия употреблять Имя Божие всуе, потому, то есть, что Имя Его есть Он Сам – Единый Бог в трёх Лицах, простое Существо, в едином слове изображающееся и заключающееся, и в то же время – не заключаемое, то есть не ограничиваемое Им и ничем сущим. Великия имена: Пресвятая Троица, или Отец, Сын и Святый Дух, или Отец, Слово и Святый Дух, призванные с живою сердечною верою и благоговением, или воображенные в душе суть Сам Бог, и низводят в душу Самого Бога в трёх Лицах... Само это безконечно простое Существо может быть некоторым образом объято одною нашею мыслью, одним словом" (Мысли христианина. С.-Пб. 1903. Сс.46-47).

Для Русского Православия пришло время осознания своих традиций. И восстановление древлеотеческого отношения к Имени Божию важно настолько, насколько важна жизнь всего народа.

Что же касается книги "На горах Кавказа", то хотелось бы последовать совету святого старца Варсанофия Оптинского, благословившего её издание: "Эту книгу надо прочесть несколько раз, чтобы вполне воспринять всю глубину её содержания. Она должна доставить громадное наслаждение людям, имеющим склонность к созерцательной жизни, дай Бог, чтобы чтение принесло вам не только высокое духовное наслаждение, но также и помощь в деле спасения своей души. Аминь".



 

 
 
Главная страница сайта Печать страницы Ответ на вопрос Пожертвования Персональный видеоканал отца Олега Вниз страницы Вверх страницы К предыдущей странице   К вышестоящей странице   К следующей странице Перевод

Flag Counter
Код баннера
Сайт отца Олега (Моленко)

 
© 2000-2014 Церковь Иоанна Богослова
 
 
Яндекс.Метрика