Крест
Покайтесь, ибо Господь грядет судить
Проповедь Всемирного Покаяния. Сайт отца Олега Моленко - omolenko.com
  tolkovanie.com  
  omolenko.com  
  propovedi.com  
  Избранное Переписка Календарь Устав Аудио
  Имя Божие Ответы Богослужения Школа Видео 
  Библиотека Проповеди Тайна ап.Иоанна Поэзия Фото
  Публицистика Дискуссии Библия История Фотокниги
  Апостасия Свидетельства Иконы Стихи о.Олега Вопрос 
  Жития святых Книга отзывов Исповедь Статистика Карта сайта
  Молитвы Слово батюшки Новомученики Пожертвования Контакты
Главная страница сайта Печать страницы Ответ на вопрос Пожертвования Видеоканал проповедей Вниз страницы Вверх страницы К предыдущей странице   К вышестоящей странице   К следующей странице Перевод
Google+ страничка   YouTube канал отца Олега   YouTube канал стихотворений Олега Урюпина   Facebook страничка  


ВКонтакт Одноклассники Facebook Twitter Google+ Blogger Livejournal Яндекс Mail.Ru Liveinternet

СЛОВА
иже во святых отца нашего Иоанна
Архиепископа Шанхайского и Сан-Францисского


к оглавлению
к оглавлению
к оглавлению

к предыдущей страницек предыдущей странице
  I     II     III     IV     V     VI     VII     Приложение  
к следующей страницек следующей странице


РАССЕЯНИЕ

«Рассеянные по всему свету, мы сохраняем
данные нам Богом особенности духа».

 

 

«Борьба между Принесшим небесный мир
на землю и мiродержателями тьмы века
сего, духами злобы поднебесными, начавшаяся
в Вифлееме, ведется без перерыва и с
возрастающей силой».

 

 

 

— Архиепископ Иоанн

О духовном и нравственном значении
Русской Православной Церкви заграницей

Все части Вселенской Церкви имеют одну общую цель – проповедь Слова Божия, подготовку людей к тому, чтобы они становились способными быть членами Тела Христова и, ставши таковыми, все более и более, все искреннее и крепче сроднились с Божественной Спасительной жизнью Тела Христова, ибо в том и есть спасение людей.

В достижении этой общей цели каждая поместная Церковь имеет свое значение.

Каждому народу Божиим промыслом даны особые дарования.

Каждая Церковь осуществляет свое задание, сообразно с теми дарованиями. Посему каждый народ, или объединение сродных народов, имеет свою Церковь, и такое разделение церковной власти помогает делу проповеди.

Поэтому Православная Церковь допускает учреждение новых местных Церквей и тем — новых центров проповеди. Так возникла и Русская и славянские Церкви.

Итак, каждый народ имеет свои особенности духа и то есть основание образования поместных народных Церквей.

Все они вместе составляют Единую Вселенскую Церковь и приносят в нее те особенности и дарования, как приносят добрые рабы приобретения на данные Богом таланты. Так созидается Богу угодное сочетание духовных звуков и цветов, которыми украшается Церковь, объединяющая во славу Божию все народы. Сию красоту земля приносит небу как благовонное кадило.

В ту красоту и Русская Церковь приносит свои цветы и свои звуки: сравним суровую иногда строгость праведников Востока и умиленность духа русских святых.

Рассеянные по всему свету, мы сохраняем данные нам Богом особенности духа. То призывает нас сохранять единство с Церковью, которой Богом вверено делание среди нас, наше духовное окормление и воспитание, поддержание нашего духовного горения, развитие наших талантов. Поэтому, рассеянные по всему свету, мы устраиваем наши русские церкви и все вместе составляем одну Русскую Церковь заграницей.

Духовные проявления Церкви во всех народах одинаковы, но виды — цвета и звуки — различны.

Разделение служений и дарований было угодно Творцу всех Спасителю Богу. Мы знаем и ощущаем духовную пользу и испытываем радость, видя как разные народы, разных характеров и дарований, воздают славу Единому Богу. Поэтому, например, руководясь подлинным церковным сознанием и чувством, Сербская Церковь с радостью устрояла у себя Русскую Церковь, свидетельствуя духовную пользу ее пребывания.

Наша Русская Зарубежная Церковь есть свободная часть Русской Церкви. О ее единстве нам свидетельствует и то, что милость Божия, проявившаяся на нашей Родине в обновлении икон, не ограничила своего проявления пределами России, но проявлялась и в Зарубежной Руси, в русских храмах и у русских православных людей Зарубежья.

Духовно Русская Церковь неразделима: она всегда одна и та же Русская Церковь, где бы мы ни были.

Будучи частью Русской Церкви, мы не можем общаться с церковной властью, подчиненной и порабощенной властью Церкви враждебной. Быть в состоянии такой подчиненности и зависимости — состояние душевно болезненное: церковной власти противоестественно быть в зависимости от власти, поставившей своей целью уничтожение Церкви и самой веры в Бога. И те, кто находится в такой зависимости, не могут не ощущать и не сознавать болезненности такого состояния: одни, у кого совесть жива, мучаются, — другие, со сожженой совестью, принимают такое положение.

Церковная власть в России находится в таком положении, что мы не можем отделить и понимать, что делается ею свободно, а что по насилию.

Церковная власть в России есть образ пленения и духовного безсилия: нет ни свободной воли, ни свободного проявления.

Нам не с кем общаться: свободной церковной власти нет!

Русская Зарубежная Церковь потому не связана административно с такой властью. Но мы объединены духовно со Святой Русской Церковью, ибо мы часть Русской Церкви.

Мы не должны думать, что на Родине нашей все духовно порабощены существующей там властью. Мы веруем в обратное. Мы не испытываем сердца, ведомые одному Богу, но мы знаем, что там нет свободы сознания и воли, что там укоренилась замкнутость, нет общительности, там люди не могут выбирать жизненный путь, следуя своему сердцу, там то состояние, о котором пророчествовал пророк Михей: там «люди не верят друг другу, не полагаются на приятелей» и «враги человеку домашние его». Безбожная власть губительно влияет на людей. Она подчиняет себе не только тела, но пленяет и душу, обезличивает человека и искажается искренняя откровенная русская душа.

Мы, Русская Зарубежная Церковь, храним свое единство, общаясь со всеми Церквами, с которыми возможно общаться.

В нашем рассеянии по всему мipy мы не подчиняемся местным Церквам, не потому, что относимся к ним враждебно, а потому, что бережем святую Русскую Церковь и свойства русской души.

Наше единство церковное выражается в подчинении единой для всего рассеяния церковной власти, и это единство сохраняет русских людей в зарубежье в верности возложенному на них Богом подвигу.

1960 г.

Наша епархия составляет часть
Русской Зарубежной Церкви

Слово на октрытии Епархиального съезда
Западно-Европейской епархии

Когда говорим слово «зарубежный», то относим его к границам государственным. Границы Русской Церкви далеко не совпадали с границами Русского Государства. Уже давно Русская Церковь существовала в Америке, и эта ее часть была неразрывной частью Русской Церкви. Русская Церковь окормляла отнюдь не только русских людей или подданных Русского Государства: в Русскую Церковь входили православные разных народностей, разных стран и государств. Один из викариев в Северной Америке был сириец для окормления сирийцев. В Америке Русская Церковь вообще окормляла всех православных и до конца Первой Мiровой войны там не было никакого другого епископа, кроме русского.

Русская Церковь окормляла также ассирийцев, и в конце прошлого века был особый епископ Сиро-Халдейский в Иране, также принадлежащий к Русской Церкви.

Таково же положение было и в Западной Европе.

После отделения Рима от Вселенской Церкви не было определено, кто должен окормлять православных в Западной Европе и потому там создавались храмы и приходы разных Церквей, однако по преимуществу Русской. Это были церкви не только при посольствах, но в разных странах были выстроены прекрасные храмы там, где были православные. Таковы храмы во многих местах Германии, Австрии, а также в отдельных городах Италии и Франции — в Женеве, Ницце, Каннах, Вене, По. Никто никогда не возражал против того, что Зарубежная часть Русской Церкви существовала и в Западной Европе, причем управление осуществлялось через Кронштадтского викария Петербургской епархии и русские церкви в Западной Европе числились под наименованием «заграничные церкви».

Многие православные разных стран и национальностей окормлялись Русской Церковью. В нее входили православные Японии и Китая, где были или храмы или приходы и даже епархии Русской Церкви.

Таким образом ясно, что Русское Церковное Зарубежье или наличие части Русской Церкви за рубежами России отнюдь не есть явление новое, времени после крушения Русского Государства.

Новое не в том, что существует Русская Зарубежная Церковь, а в том во-первых, что она во много раз увеличилась и, во-вторых, в том, что теперь она управляется независимо от церковной власти остальной части Русской Церкви.

Это независимое существование — явление для Русской Церкви новое, но оно отнюдь не новое в истории Вселенской Церкви и, начиная такое существование, Русская Церковь последовала примеру своей матери — Греческой Церкви.

За сто лет до нашего бедствия в Греции началось освободительное движение, имевшее целью освобождение от власти турецкой. По требованию турок, патриарх Константинопольский обратился к восставшим с призывом о прекращении восстания, причем непокорным угрожал прещениями в самых страшных выражениях. Что оставалось делать тогда верным, которые конечно знали, что патриарх сделал это под давлением турок? В освобожденных областях была основана независимая Элладская Церковь. Около 30 лет она не имела сношений с Константинополем, который ее не признавал. Позднее, когда власть турок ослабела, отношения восстановились, но все же Элладская Церковь не только сохранила свою самостоятельность, но к ней присоединились после Первой мiровой войны и другие освобожденные греческие области, бывшие исконной частью Константинопольского патриархата. Несомненно, однако, что если Господь даст, чтобы Константинополь опять стал греческой государственной столицей, греческие Церкви воссоединятся.

Подобное мы видим и в Сербской Церкви. Когда турки завладели Сербией, часть народа сербского перешла государственные границы и в пределах Австро-Венгрии образовалась независимая Сербская Церковь, с Митрополитом в Сремских Карловцах. В отношении Сербской Церкви можно сказать, что то была Зарубежная Сербская Церковь. Когда все сербские области освободились и объединились в единое Сербское Государство, тогда произошло также и торжественное объединение Сербской Церкви со своей Зарубежной частью.

Будем надеяться, что когда восстановится Русское Государство, освободившись от безбожной власти, тогда будет ликование торжества восстановления Русской Церкви.

Сейчас для того не наступило время. Церковная власть в пределах России находится в полной зависимости от Советской власти.

Недавнее обращение Патриарха Московского и Синода, с призывом к клирикам вернуться на родину, ввиду якобы различных достижений в области политической и хозяйственной жизни, с умолчанием конечно о притеснениях Церкви и веры — яркое доказательство той зависимости. Этот призыв ясно выявляет стремление лишить эмиграцию духовной опоры; он преследует чисто политическую цель, и это подтверждает, что мы не можем подчиниться церковной власти, находящейся в полной зависимости от власти, враждебной Церкви.

Во имя свободы Церкви, Зарубежная часть Русской Церкви начала свое независимое существование и будет продолжать его, доколе существуют причины его вызвавшие.

1960 г.

Духовное состояние русской эмиграции

Последствием крушения Русского Государства явилось возникновение Зарубежной Руси. Более миллиона русских принуждено было оставить Родину и рассеяться по всему лицу земного шара. Проживая в новых условиях, среди других народов, многие из русских за истекшие годы успели почти забыть свое Отечество, свой язык и свои обычаи и слиться с массой, среди которой проживают. Подавляющее большинство, однако, не только сохранило свою народность, но и живет надеждой возвратиться на Родину по падении нынешней власти. В настоящее время русские живут по всем концам мipa. Нет такого уголка на земле, где бы не было русских людей в большем, или меньшем количестве. Важен вопрос: что представляют в духовном отношении русские за рубежом?

Значительная часть выехавших русских заграницу принадлежит к тому интеллигентному классу, который в последнее время жил идеями Запада. Принадлежа к числу чад Православной Церкви, исповедуя себя православными, люди того круга в своем мiросозерцании значительно уклонились от Православия. Главным грехом людей того класса было, что они не свои убеждения и уклад жизни строили на учении Православной веры, а старались правила и учение Православной Церкви согласовать со своим привычками и желаниями. Посему с одной стороны они весьма мало интересовались сущностью Православного учения, часто даже считая совершенно догматическое учение Церкви несущественным, с другой стороны они исполняли требования и обряды Православной Церкви, но лишь постольку, поскольку это не мешало их больше европейскому, чем русскому укладу жизни. Отсюда пренебрежительное отношение к постам, посещение храмов лишь на короткое время, да и то для удовлетворения больше эстетического, чем религиозного чувства, и полное непонимание религии как главной основы духовной жизни человека. Многие, конечно. внутренне были настроены иначе, но выявить это во вне, в жизни, не у многих хватало силы духа и уменья.

В области общественной класс тот также жил идеями Запада. Совершенно не уделяя в ней места влиянию Церкви, он стремился перестроить всю жизнь России, особенно в области государственного управления, по западным образцам. Посему в последнее время велась особенно ожесточенная борьба с государственною властью, причем необходимость либеральных реформ и демократического устройства России сделались как бы новой верой, не исповедывать которую значило быть отсталыми. Использовав для борьбы с монархией клевету на Царскую Семью, широко распространенную по всей России, а также охваченная жаждой власти, интеллигенция довела до крушения Императорскую Россию и подготовила путь для коммунистической власти. Не примиряясь затем с мыслью о потере так долгожданной власти, она объявила борьбу коммунистам, вначале, главным образом, из-за нежелания уступить им власть. Борьба против советской власти охватила затем широкие круги населения, особенно привлекши молодежь, в горячем порыве стремившуюся воссоздать «Единую, Неделимую Россию» ценой своей жизни. Было проявлено много подвигов, запечатлевших доблесть христолюбивого Русского воинства. Однако русский народ оказался еще неподготовленным к освобождению и коммунисты оказались победителями.

Интеллигенция частью была уничтожена, а частью бежала за границу, спасая свою жизнь. Между тем, коммунисты вполне выявили свое лицо и кроме интеллигенции Россию покинуло и множество населения других слоев, отчасти спасая свою жизнь, а отчасти идейно не желая служить коммунистам. Очутившиеся за границей русские люди пережили большие душевные потрясения. В душах большинства произошел значительный перелом, ознаменовавшийся массовым возвращением интеллигенции к Церкви. Многие храмы зарубежом наполнены по преимуществу ей. Интеллигенция заинтересовалась вопросами духовной жизни и стала принимать активное участие в церковных делах. Образовав множество кружков и обществ, поставивших религиозно-просветительные задачи, члены которых изучают Священное Писание, творения святых отцов и вообще духовную жизнь и богословские вопросы. Многие из них приняли духовный сан.

Однако все те отрадные явления имели и отрицательную сторону. Далеко не все, обратившись к вере, восприяли ее во всей полноте православного учения. Горделивый ум не мог согласиться с тем, что он до сих пор стоял на ложном пути. Начались стремления согласовать христианское учение с прежними взглядами и идеями обратившихся. Отсюда появление ряда новых религиозно-философских течений, часто совершенно чуждых церковному учению. Среди них особенное распространение получило софианство, которое основано на признании самоценности человека и выражает психологию интеллигенции.

Софианство, как учение, известно сравнительно небольшому кругу лиц, придерживаются его открыто совсем немногие. Но духовно сродна ему значительная часть эмигрантской интеллигенции, ибо психология софианства есть почитание человека, который является не смиренным рабом Божиим, а сам есть маленький бог, не имеющий нужды быть слепо покорным Господу Богу. Чувство тонкой гордости, связанное с верой в возможность для человека жить собственной мудростью, весьма характерно для многих культурных по нынешнему людей, которые выше всего ставят свои умозаключения и не желают быть во всем послушными учению Церкви, относясь к Ней снисходительно-хорошо. Благодаря тому Зарубежная Церковь была потрясена рядом расколов, вредящих ей доныне и увлекших в себя даже часть иерархии. То сознание чувства личного достоинства проявляется и в делах общественных, где каждый хоть немного выдвинувшийся из рядов, или думающий, что выдвинулся, выше всего ставит свое собственное мнение и стремится стать вождем. Благодаря сему русское общество разделилось на безчисленное множество партий и группировок, непримиримо враждующих между собой и стремящихся проводить именно свою программу, иногда представляющую весьма разработанную систему, а иногда просто призыв идти за той или иной личностью.

Надеясь спасти и возродить Россию осуществлением своих программ, общественные деятели почти всегда выпускают из вида, что кроме действий человеческих в исторических событиях проявляется Перст Божий. Русский народ весь в целом совершил великие грехи, явившиеся причиной настоящих бедствий, а именно клятвопреступление и цареубийство. Общественные и военные вожди отказали в послушании и верности Царю еще до его отречения, вынудив последнее от Царя, не желавшего внутреннего кровопролития, а народ явно и шумно приветствовал совершавшееся, нигде громко не выразив своего несогласия с ним. Между тем здесь совершилось нарушение присяги, принесенной Государю и Его законным наследникам, а кроме того на главу совершивших то преступление пали клятвы предков — Земского Собора 1613 года, который постановления свои запечатлел проклятием нарушающих его.

В грехе цареубийства повинны не одни лишь физические исполнители, а и весь народ, ликовавший по случаю свержения Царя и допустивший Его унижение — арест и ссылку, оставив беззащитным в руках преступников, что уже само собою предопределяло конец.

Таким образом, нашедшее на Россию бедствие является прямым последствием тяжких грехов, и возрождение ее возможно лишь после очищения от них. Однако, до сих пор нет настоящего покаяния, явно не осуждены содеянные преступления, а многие активные участники революции продолжают и теперь утверждать, что тогда нельзя было поступить иначе.

Не высказывая прямого осуждения февральской революции, восстания против Помазанника, русские люди продолжают участвовать в грехе, особенно когда отстаивают плоды революции, ибо, по словам апостола Павла, особенно грешны те, которые знают «что делающие нечто достойны смерти; однако не только делают их, но и делающих одобряют» (Рим. 1, 32). Наказывая, Господь одновременно и указывает русскому народу путь к спасению, сделав его проповедником Православия по всей вселенной. Русское рассеяние ознакомило с Православием все концы мipa, ибо русская беженская масса в значительной части безсознательно является проповедницей Православия. Везде, где только живут русские, строятся ими маленькие, беженские, или даже величественные храмы, а часто служится и в приспособленных для того помещениях.

Большинство русских беженцев не знакомо с религиозными течениями в среде своей интеллигенции и питаются теми духовным запасами, которые накопились у них на Родине. Широкие беженские массы посещают богослужение, часть ее и активно в нем участвуют, помогая своим пением и чтением на клиросе и прислуживая. Возле храмов создались церковные ячейки, несущие на себе заботу о содержании и благолепии храмов, а часто, кроме того, занимаясь и благотворительной работой.

Взирая на переполняющих в праздничные дни храмы богомольцев, можно думать, что действительно русские люди обратились к Церкви и каются в своих прегрешениях. Однако, если сравнить цифры посещающих храмы с числом проживающих в данной местности русских, то окажется, что аккуратно посещает храм около десятой части русского населения, столько же приблизительно посещают богослужения по большим праздникам, а остальные или весьма редко, по каким либо случаям бывают в церкви, и совершают изредка домашнюю молитву, или совершенно ушли от Церкви. Последнее иногда бывает сознательно под влиянием сектантских или других антирелигиозных влияний, а в большинстве случаев просто люди не живут духовными запросами, черствеют и грубеют душой и доходят нередко до настоящего нигилизма.

Русские люди в громадном большинстве несут тяжелую жизнь, полную тяжелых душевных переживаний и материальных лишений. Как не гостеприимно относятся к нам в некоторых странах, в особенности же в братской нам Югославии, правительство и народ которой делают все возможное, чтобы засвидетельствовать свою любовь к России и смягчить горе русских изгнанников, все же русские всюду чувствуют горечь лишения Родины. Вся окружающая их обстановка напоминает, что они суть пришельцы и должны применяться к часто чуждым им обычаям, питаясь кроями падающими от трапезы приютивших их. Даже в тех странах, где к нам относятся с полным благожелательством, естественно при распределении труда первое место дается хозяевам страны, а пришельцы при теперешнем тяжелом положении большинства стран не могут часто получить заработка. Те же из них, кто сравнительно хорошо обезпечен, все же принуждены постоянно чувствовать свою безправность и отсутствие органов, могущих их защищать от несправедливостей. Лишь сравнительно очень небольшая часть их совершенно слилась с местным обществом, но то нередко бывает связано с полным отчуждением от родного народа и своей страны.

В таком, во всех отношениях тяжелом, состоянии русские люди за рубежом проявили исключителные высокие качества терпения, выносливости и самопожертвования. Словно забыв о прежних прекрасных, у многих, условиях жизни, своих заслугах перед Родиной и союзными с ней во время Великой войны странами, о своем образовании и всем остальном, что могло бы побуждать стремиться к комфорту жизни, русские люди в изгнании взялись за всякого рода занятия и работы, чтобы обезпечить себе возможность существования заграницей. Бывшие вельможи и генералы сделались простыми рабочими, ремесленниками и мелкими торговцами, не гнушаясь никакого рода трудов и помня, что никакой труд не унизителен, если не связан с безнравственными поступками. Русская интеллигенция в том отношении проявила не только способность во всех обстоятельствах сохранить свою жизненную энергию и побеждать все, что стоит на пути ее существования и развития, но показала и что имеет высокие душевные качества — способность смиряться и терпеть. Школа беженской жизни многих нравственно переродила и возвысила. Должно отдать честь и почтение тем, кто несут свой крест беженства, исполняя непривычные тяжелые для них работы, живя в условиях, о которых никогда прежде не знали и не думали, и при том остаются крепкими духом, сохраняют благородство души и горячую любовь к своему отечеству и без ропота, каясь о прежних прегрешениях, перенося испытание. Поистине многие из них, как мужи, так и жены, ныне в безчестии своем славнее, чем во времена их славы, и богатство душевное, ими приобретенное ныне лучше богатства вещественного, оставленного на Родине, а души их подобно золоту, очищенному огнем, очистились в огне страданий и горят, как яркие лампады.

Но с прискорбием должно отметить, что далеко не на всех страдания оказали такое действие. Многие оказались не золотом или дорогим металлом, а тростью и сеном, гибнущими в огне. Многие не очистились и убелились страданием, а не выдержав испытаний, сделались хуже, чем были. Одни ожесточились и не разумевают, что будучи наказуемы Богом, мы должны утешаться, помня, что не бывает детей, которые бы никогда не потерпели наказания, что Бог наказывая нас, взирает на нас, как на сынов и дщерей, коих должно исправлять наказанием. Забывая о прежних грехах своих, таковые вместо покаяния прилагают грехи к грехам, утверждая, что нет пользы быть праведными, что Бог или не взирает на дела человеческие, отвратив лице Свое от них или даже что «несть Бог». В мнимой праведности своей считая, что страдают невинно, таковые горды сердцем паче велехвального фарисея, но часто беззаконием своим превосходят мытарей. В своем ожесточении против Бога они нисколько не уступают гонителям веры на нашей Родине и образом своих мыслей совершенно сроднились с ними.

Посему некоторые из ярых их противников сделались уже здесь в изгнании их друзьями, стали их явными или тайными слугами и стараются соблазнить своих братьев, другие же вообще не видят дальнейшего смысла к существованию, сознательно отдаются порокам, или не находя ни в чем отрады, оканчивают жизнь самоубийством. Есть и иные, которые не потеряли веры в Бога и сознания своей греховности. Но воля их совершенно сломлена и они сделались подобными тростнику, колеблемому ветром. Внешне они подобны предыдущим, о коих только что было сказано, но внутренне они отличны от них тем, что сознают мерзость своего поведения... Не находя однако сил бороться со своими слабостями, они опускаются все ниже и ниже, делаются рабами опьяняющих напитков или предаются употреблению наркотиков и становятся неспособными ни к какому делу. С прискорбием можно видеть, как некоторые некогда достойные и уважаемые люди опускаются почти до безловесных и весь смысл своего существования полагают в удовлетворении своих слабостей, имея единственным занятием отыскание средств для этой цели. Не имея уже способности сами заработать, часто они взирают жадно на руки проходящих, и получив что либо, сейчас же стремятся на удовлетворение своей страсти. Лишь таящаяся в глубине многих из таких падших душ вера, соединенная с самоосуждением, дает надежду, что не все из них окончательно погибли для вечности.

Лучше чем они внешне, но быть может далеко не лучше внутренне суть многие, которые живут, соблюдая все правила благопристойности и приличий, но сожгли свою совесть. Занимая иногда весьма хорошо оплачиваемые места, успев даже приобрести себе положение в обществе, в котором они ныне находятся, они словно вместе с Родиной потеряли и внутренний нравственный закон. Проникнутые насквозь себялюбием, они готовы сделать зло каждому, кто стоит на пути их дальнейших успехов. Они глухи к страданиям своих соотечественников, стараясь иногда даже казаться не имеющими с ними ничего общего. Не стесняясь, они интригуют против других и клевещут на них, чтобы устранить их со своей дороги, причем то делают именно в отношении таких, как и они изгнанников Родины, как людей наиболее беззащитных.

Есть такие, которые стараются казаться совершенно отрешившимися от своего прежнего Отечества, чтобы приобрести расположение новых своих сограждан. Обычно такие люди с опустошенной душой, внутри не имеют никакого сдерживающего закона, почему способны на всякие преступления, от которых можно ожидать выгоды, если они предполагают, что они не будут обнаружены.

Посему, к стыду нашему, во всех почти странах рассеяния совершено много злоупотреблений и преступлений людьми с русскими именами, из-за чего к русским стали относиться с меньшим доверием и ради таковых имя наше хулимо во языцех. Упадок нравов среди нас особенно ярко сказывается в области семейных отношений. Происходит там то, чему бы 25 лет назад никто не поверил.

Святыня брака словно перестала существовать и брак обратился в обычную сделку. Множество почтенных супругов, десятки лет живших в счастливом, казалось, и нерушимом браке, расторгли свои брачные узы и связались новыми. Одни то делали побежденные страстью, другие из-за выгод от новых браков. Изыскиваются всевозможные причины и основания для расторжения браков, при чем часто даже под присягой показывается неправда.

Вновь заключаемые браки, как у людей пожилых, так и у молодежи не отличаются никакой прочностью. Обычным явлением стали прошения о расторжении браков через несколько месяцев после их заключения. Малейшее недоразумение и несогласие является ныне поводом к прекращению брачного союза, потому что утратилось сознание греховности нарушения брака. Церковная власть широко снизошла к слабостям нынешнего поколения, значительно облегчив условия расторжения браков. Однако, разнузданность кажется не знает никаких пределов, обходя даже ныне существующие правила. После расторжения брака быстро вступают в новый, столь же непрочный, а затем часто и в третий.

Не имея возможности удовлетворить все свои похоти заключением браков и не обращая внимания ни на какие церковные и нравственные законы, многие идут еще дальше, не считая даже необходимым обращаться к Церкви за благословением их уз. В странах, где гражданские законы допускают регистрацию браков и не требуют обязательного церковного брака, все более частые делается вступление в сожительство без церковного венчания, а также и прекращение семейных отношений через гражданский развод, хотя бы брак был повенчан в церкви. При том забывается, что греховность дела не уменьшается оттого, что ему придали более благопристойное название и что всякое сожительство, не освященное церковным венчанием, является блудом или прелюбодеянием. Многие же открыто живут беззаконно, нисколько не заботясь, чтобы хоть каким-либо образом прикрыть свое явное распутство. Одни поступают так, обуреваемы страстью, другие ради выгод, получаемых от их сожительства; подавив в себе всякий стыд, они не стесняются появляться везде в обществе со своими сожителями и сожительницами, которых дерзают при том именовать своими супругами. Особенно прискорбно то, что на такие явления стали в последнее время смотреть равнодушно, не высказывая никакого отрицательного отношения к таким явлениям, почему они все время учащаются, ибо нет больше преград их сдерживающих. То, за что по церковным правилам полагается отлучение от причастия на семь и более лет, по гражданским законам — ограничение в гражданских правах, а обществом клеймилось еще недавно презрением, сделалось ныне обычным явлением среди даже людей, посещающих неукоснительно храм и желающих принимать участие в церковных делах, на что они на то по церковным правилам, при таком образе жизни, не имеют права. Что же говорить после того о тех, кто меньше подвергается влиянию Церкви! Как низко пала нравственность у части наших соотечественников, когда одни сделались обычными посетителями, а другие обитательницами притонов безнравственности. Предаваясь хуже, чем скотообразной жизни, они безславят русское имя и навлекают гнев Божий на нынешнее поколение.

Будущее поколение, молодежь и дети, растет, наблюдая такие безнравственные уроки со стороны старших. Но и кроме того, перед всем будущим поколением в целом нынешнее поколение совершает великий грех, слишком мало уделяя его воспитанию. Если прежде на Родине значительное влияние на воспитание детей оказывали быт и уклад жизни, то теперь, не имея того, дети могли бы быть воспитаны хорошо лишь при особенном внимании к тому со стороны родителей и старших. Между тем, мы можем наблюдать обратное: на воспитание детей обращается совсем мало внимания, не только со стороны родителей, часто занятых приисканием средств к жизни, но и со стороны всего зарубежного русского общества в целом. Хотя и созданы в некоторых местах русские школы, не всегда впрочем удовлетворяющие своему назначению, но в большинстве русские дети за рубежом учатся в иностранных школах, где не изучают ни православный Закон Божий, ни русский язык. Они растут совершенно чужими для России, не зная ее действительного богатства. В некоторых местах существуют воскресные школы или иные русские школы для приобретения детьми тех знаний, которые они не могут получить в иностранных школах, отчасти это делают и некоторые русские организации. Однако приходится с грустью признать, что родители мало заботятся о том, чтобы посылать туда детей, причем виноваты в том не только бедные, но и еще больше, богатые родители.

За истекшие годы, несмотря на тяжелые для русских условия, все же многие успели скопить или создать себе значительное состояние. Есть среди нас и такие, которые смогли вывезти значительные суммы из России, или имели заграницей капиталы еще прежде и сохранили доныне. Хотя среди них есть много лиц, щедро помогающих своим собратьям и общерусскому делу, но большинство занято лишь личными своими делами. Относясь безсердечно к беде своих соотечественников, на которых они свысока смотрят, они заняты увеличением своих богатств, а свободное время употребляют на развлечения и веселья, нередко поражая своею расточительностью иностранцев, отказывающихся верить, что могут быть нуждающиеся русские, если есть среди них такие богачи, и возмущающихся, если к ним русские обращаются за помощью. Действительно, при большем национальном самосознании и понимании своего долга перед Родиной можно было бы еще многое создать за границей. Ныне же мы имеем лишь весьма незначительную часть того, что могли бы иметь, да и те немногие из наших благотворительных и просветительных учреждений содержатся больше на пожертвования иностранцев, чем русских. Благодаря тому, большинство наших учреждений не обладают достаточными средствами, а имеющие достаток русские люди вместо того, чтобы прийти им на помощь, предпочитают пользоваться однородными иностранными учреждениями, внося в них свои капиталы, русскими же учреждениями пользуются менее обезпеченные. Позором для нас является, что обладающие средствами русские люди воспитывают часто своих детей в иностранных школах, не могущих ничего дать детям для православного мiровоззрения и познания Родины даже при наилучшей постановке. Они не уделяют никакой помощи русским школам, а кроме того не заботятся, чтобы восполнить пробелы национального образования у своих детей, имея к тому материальную возможность.

Многие родители совершенно равнодушны к будущему мiровоззрению своих детей и, одни по бедности, пользуясь стипендиями, а другие даже имея сами значительные суммы, отдают детей в такие учебные заведения, которые прямо ставят себе задачей воспитание детей в духе противном Православию. Разные колледжи, где проводится определенное религиозное, но неправославное воспитание, переполнены русскими детьми, отданными туда или богатыми родителями, видящими в воспитании лишь внешнюю его сторону, или бедняками, польстившимися на даровое воспитание их детей, и потому предоставляющими заведению детей, как оно пожелает.

Трудно сказать, какие дети будут в будущем более несчастными, они ли или совсем заброшенные дети, которых тоже не мало в Зарубежье. Часто не знающие отца, брошенные матерями, они бродят по большим городам, выпрашивая себе пропитание, а затем приучаясь добывать его кражей. Постепенно они делаются профессиональными преступниками и все ниже опускаются нравственно. Многие из них закончат жизнь в тюрьме или на виселице. Но от тех несчастных не столько спросится в будущей жизни, как от тех, кто, бывши воспитаны в прекрасных колледжах, сделаются злейшими врагами России. Приходится заранее предвидеть, что в будущем, Зарубежье даст многих сознательных работников против Православной России, которые будут стремиться ее окатоличить или насадить разные секты, как и таких, которые, оставаясь внешне православными и русскими, будут тайно работать против России. Значительная часть тех, кто ныне воспитываются в иностранных школах, особенно конвентах, хотя конечно далеко не все они, окажутся таковыми вероотступниками и предателями своей Родины. Виноваты в том будут не одни лишь они, а еще больше их родители, не уберегшие их от такового пути и не вложившие в их души твердую преданность Православию.

Стремясь лишь обезпечить своих детей в настоящей жизни и выбирая потому для них школу, которая, как им кажется, сможет им дать наибольшее будущее, такие родители не обращают внимания на души своих детей и делаются виновниками их будущего падения и измены вере и Родине. Такие родители являются преступниками перед Россией и преступниками большими, чем их дети, часто еще в безсознательном возрасте переманенные в новую веру, а затем воспитываемые в духе ненависти к Православию. Подобными же преступниками, заслуживающими кроме того глубокое презрение, являются и те, кто лично изменяет Православной Вере, чтобы обезпечить себе более выгодное положение или хорошо оплачиваемую службу. Грех их есть грех Иуды предателя и полученные ими изменой Вере положение или выгоды суть Иудины сребреники. Пусть не утверждают некоторые из них, что они то сделали, убедившись, что Православие не есть истина, и что они постараются послужить России, исповедуя новую свою веру. Россия создалась и возвеличилась Православием и лишь Православие спасет Россию. Подобно изменившим Ей в лихолетие 1612 года, новые изменники не должны быть допущены к строительству новой России и даже быть впущены в ее пределы. Да что даст и вообще Зарубежье для будущего при господствующем в нем разложении? Не сделается ли оно источником новой духовной заразы, когда вернемся на Родину?

Состояние находящихся Зарубежом русских людей было бы безнадежно в нравственном отношении, если бы мы наряду с приведенными печальными явлениями не видели проявления высокого подъема духа и жертвенности.

Несмотря на тяжелые во всех отношениях условия жизни изгнанников из Родины, у них находятся средства для построения и благоукрашения храмов, содержания священнослужителей, а также и для частичного удовлетворения нужд неимущих. Наряду с ожесточившими свои сердца и не приносящими ничего для общего дела, есть уделяющие на те нужды значительную часть своего достатка. Сохранились еще среди нас с радостью жертвующие Церкви, одни — значительные суммы от своего, с трудом составленного имущества, а другие — лепты малые, но составляющие почти все их достояние, подобно лепте бедной вдовицы. Жертвенность проявляется не только в вещественных дарах, но и в неутомимой работе на пользу Церкви и ближним, которым себя посвятили многие, ревностно несущие труды в различных церковных и благотворительных организациях или работающие самостоятельно. Обремененные и без того множеством дел служебных или связанных приисканием необходимого для жизни, они отдают тем делам, сокращая ради них необходимый отдых, свое свободное время, свою энергию и свои силы, проявляя при том — мужи свойственную им рассудительность, а жены присущую их сердцу любовь.

Заботы русских Зарубежом охватывают не только нужды русских Зарубежья, но есть и отважные борцы за Родину, подготовляющие ее освобождение, причем, некоторые отправляются для того в ее пределы, идя почти на верную смерть. Любовь к Родине подвигла некоторых и Зарубежом совершить деяния, за которые они подверглись суровым испытаниям, но которые история отметит, как подвиг.

Много стойкости и ревности проявлено в борьбе за церковную правду. Особенно же отрадное явление представляет часть молодежи, горячо преданная Церкви и Родине, никогда ей невиданной, но беззаветно любимой.

Таковые примеры и им подобные вместе с неумолкающим голосом совести дают надежду, что в нем найдутся еще те десять праведников, ради которых Господь готов был пощадить Содом и Гоморру и указывают путь русскому Зарубежью.

Русским Зарубежом дано по всей вселенной светить светом Православия, дабы другие народы, видя добрые дела их, прославили Отца нашего, Иже есть на небесех, и тем снискали себе спасение. Не выполняя же своего задания, даже унижая Православие своей жизнью, наше Зарубежье имеет перед собой две дороги: или обратиться на путь покаяния и, измолив у Бога себе прощение, возродившись духовно, сделаться способным возродить и страдающую нашу Родину, или быть ему окончательно отверженным Богом и оставаться в изгнании, гонимым всеми, пока постепенно оно не выродится и не исчезнет с лица земли.

1938 г.

Общественное служение христиан

«Имуще дарования по благодати, данней нам,
различна, — говорит св. апостол Павел, —
если имеешь дар пророчества, пророчествуй
по мере веры; если имеешь служение — пребывай
в служении, если имеешь дар учительства, преподавай
учение; если можешь утешать, занимайся утешением,
подавай с простотою; начальствуй с усердием;
оказывай милосердие с добрым изволением» (Рим.
12, 6-9).

 

 

 

 

 

Указывая здесь, как христиане должны относиться к имеющимся у них дарованиям, апостол Павел в других местах своих посланий наставляет, как вести себя, занимая то или иное положение, будь то в Церкви или в гражданском обществе.

В Церкви имеются пастыри и пасомые: одним вверена проповедь, другим учительство (Еф. 4, 7-12; Кор. гл. 12 и др.) или иное дело. Все они, исполняя каждый ему положенное, творят единое великое дело, созидают Тело Христово, Церковь. Они должны работать в единении духа, не превозносясь и не уничижая других, так как каждый является тем или иным членом единого тела (Еф. 4, 1-4; (1 Кор. 12, 12-27), в котором каждый член имеет свое назначение.

Церковь ведет чад своих к вечной жизни и заботится о главнейшем и нужнейшем, почему особенно важны обязанности церковные. Однако, устремляя взоры чад своих к небу, она заповедает им не пренебрегать и обязанностями своими, относящимися к нынешней жизни. Досязая до небес, Церковь стоит однако на земле, и приуготовляются люди к Небесному Царствию также на земле. Посему Священное Писание указывает также христианам, как относиться им к своим обязанностям в общественной и государственной жизни. Здесь также не все занимают одинаковое положение, однако каждый должен с усердием исполнять лежащие на нем обязанности, воздавая должную честь другим.

В основе всех заповедей лежит заповедь о любви. Исполняя свои гражданские обязанности, христиане должны помнить, что тем приносят пользу другим, способствуя общему благосостоянию, и должны трудиться не только для личного, но и для общего блага. Внешне то самое делается и в нехристианском обществе. Но Церковь, Христово учение одухотворяет всю жизнь. Еще Иоанн Креститель, стоявший на пороге Ветхого и Нового Завета, учил вопрошавших его, как нужно вести себя занимавшим общественные должности. Воины, могущие быть бичем и притеснителем малых, должны руководствоваться учением Христовым во всех областях и проявлениях жизни и личной, и общественной, и государственной. Они остаются христианами всегда и всюду. Во всех делах и поступках нужно проявлять дух веры и связанной с нею христианской любви.

Христианам, живущим среди иноверных, особенно в среде безбожной, часто приходится встречаться с понятиями общественными и требованиями государства, противными Христову Учению. Как быть тогда? Многие из них были военачальниками (Георгий, Евстафий, Плакида и др.), воинами, правителями областей (Димитрий, Феодор Стратилат и др.), придворными. Они усердно исполняли свои должности, отличались на службе, увенчивались наградами. Но когда им предъявлялись требования, противные Христовой вере, они отказывались их выполнять, шли на мучения, памятуя, что «Богу подобает повиноваться больше, чем людям». Они оставили пример, которому подобает следовать во все века, будучи увенчаны Христом, Который «вчера и днесь Той же во веки».

Другое бывает, когда все общество в главном исповедует православную Христову веру и старается законы и деяния государственные, как и общественные обычаи, согласовать с нею. И тогда, в отдельных случаях бывают отступления от Божией правды, и непоколебимым борцам за нее приходится терпеть гонения, иногда даже до смерти.

Но то происходит от несовершенства в вере и добродетелях отдельных людей или общества, как случаются греховные падения и с праведниками; в главном же жизнь течет в духе Христова учения и согласуется с уставами Церкви, насколько то возможно в нынешнем мipe.

Тогда на всех лежит долг с особым усердием заботиться о благе такого общества или государства. Жить и спасаться можно во всяких условиях. Но слабые духом нуждаются во внешней поддержке, а в условиях неблагоприятных могут легко поколебаться и пасть. Вот почему Церковь молилась во времена гонений о их прекращении и молится о благополучии и крепости государств, в коих Христово учение является основой общественной жизни и государственной деятельности. Служение государству до некоторой степени там становится и служением Церкви.

Они не должны сливаться и отождествляться. Церковь и государство различны по существу и своим заданиям. Последние лишь в известной степени могут совпадать, и исполнители их руководствуются тогда и нравственными и гражданскими законами одновременно. Все служение такому государству приобретает характер служения Высшей Правде, одухотворяется. Все чины государства тогда должны особенно блюсти его целость, каждый не за страх, а за совесть исполняя свое дело.

Главная же ответственность лежит на его возглавителе. Его долг защищать угнетенных, заботиться о благосостоянии населения, ограждать страну от врагов внешних и внутренних. В то время, как в нехристианских странах глава государства часто безграничный повелитель, иногда чтимый как божество, — православный царь есть, как и прочие начальствующие, слуга Божий, имеющий власть для блага народа. Его ответственность тем больше, чем выше его положение. Прочие начальствующие имеют над собой других начальников, носитель же верховной власти отвечает непосредственно пред Богом. Сознание такой ответственности побуждает благочестивого носителя власти особенно внимательно и тщательно относиться к своим решениям и поступкам, постоянно сверяясь со своей совестью.

Церковь молится о стоящих у власти и в особенности за ее главу, дабы каждый из них с успехом совершал свое дело на общее благо. Власти установлены для пресечения зла и для порядка, обезпечивающего мирное и благополучное жительство остального населения, при котором оно могло бы не только благоденствовать, но жить благочестиво.

Посему христиане, стоящие у власти, должны исполнять свое служение «со тщанием» (усердием), как осуществление заповеди о любви к ближним и служение через то Самому Господу Богу.

Церковь за богослужением молит Вседержителя, дабы Он помог в том, оградил через них от зла внешнего тех, кто Ему верны, и тем дал бы Церкви Своей возможность безпрепятственно звать и вести людей к вечному Царствию. Его удостоятся те, кто в сей жизни служил Ему, принося Ему в дар свой разум, сердце и волю и проявляя то в своих делах, в каком бы звании и обстоятельствах ни находился.

Слово при открытии общества «Православное Дело»

«Православное Дело» имеет целью содействовать проведению в жизнь православных начал.

Общественная жизнь теперь развивается не по христианским путям.

Христианство, в чистом виде выраженное Православием, дает как все нужное для спасения души человека, так и руководящие начала для разрешения всех вопросов общественной жизни.

Сойдя с православных путей, общественная жизнь неизбежно находится в ненормальном болезненном состоянии.

Почти всеми чувствуется упадочное положение во всем мiре. Всюду неуверенность, недоверие и безсилие. Говорят о мире, а мира нет, и все готовятся к войне. Стремятся устроить всем жизненное благополучие, а жизнь становится все напряженнее и тяжелее. Ищут новых путей жизни и никогда их не найдут потому, что их нет.

Христианство открывает смысл жизни всем людям и на все времена, и потому только в нем можно находить ответы на все явления и вопросы жизни.

Эту вечную истину о жизни хранит Церковь Христова, и люди должны учиться у Нее, уметь понимать Ее мудрость, и только на этом пути человечество найдет успокоение и исцеление.

Общественная жизнь отошла от этих путей. Она ищет исцеления в научных достижениях, или культивируя силу и здоровье. Но никогда не было столько душевнобольных как теперь, потому что все та же по своей природе душа человека ищет иной жизни, церковной, благодатной, а общественная жизнь делает все, чтобы не дать душе человека то, что ей нужно.

Даже называющие себя православными мало слушают голос Церкви, плохо его понимают и почти совсем не умеют находить руководящие указания для отыскания пути христианской общественности и государственности.

Общее положение настолько тревожно, что мы слышим голоса вдумчивых людей, что отрываясь от вечного источника жизни, человечество становится все менее жизнеспособным и существование его все более безцельным и что приближается конец мipa.

Мы не знаем времен и сроков, но близки они или нет, перед людьми всегда тот же смысл и путь жизни личной и общественной.

Если для спасения мipa нужно возрождение Православной России, то для возрождения последней нужно создание православной общественности, все вопросы и явления жизни оценивающей и решающей с точки зрения православного мiровоззрения.

Цель «Православного Дела» — стремиться к этому. Оно должно звать к духовному и нравственному возрождению общества. Оно должно распространять истины Православия не как отвлеченную догму, а применительно к данным условиям и показывая, как разрешаются на основе православных начал все вопросы личной, общественной и государственной жизни.

Церковь ждет такой православной общественной деятельности.

По православному пониманию Церковь составляют не только иерархи и священнослужители, но и весь верующий православный народ. Эта их совокупность и единство, приобщающееся в Святых Таинствах Христу, и есть Церковь, Тело Христово.

Иерархи и священнослужители — руководители жизни Церкви, но деятельное участие в ней и ответственность за жизнь Церкви лежит и на мiрянах.

История Церкви говорит нам, как много послужили Церкви мiряне и в эпоху Арианского искажения Православия, и во времена иконоборчества, а на юго-западе России православные братства отстояли Православие от иноверческого засилия и влияния.

Перед «Православным Делом» задача нелегкая.

Нецерковные течения захватили русское общество. В нем есть тенденции противоцерковные, богоборческого характера, но чаще всего проявления внецерковности, религиозного безразличия и иногда окамененного нечувствия. Наконец, многие Слова Божия не слышат и потому не знают его и живут в среде враждебной или глубоко чуждой Православию, совершенно не зная его.

Таково безотрадное положение и среда, в которой надо действовать.

Церковь зовет всех участников «Православного Дела» быть соработниками Христу.

Начиная такое служение, они должны ясно понимать, что для возрождения Православной России нужно создание православной общественности.

1959 г.

В чем духовная сила духа Блаженнейшего митрополита Антония?

«Он был хорошо научен благодатию Духа, что предстоятель Церкви должен заботиться не о той одной Церкви, которая вручена ему Духом, но и о всей Церкви по вселенной; этому научился он из священных молитв. Если должно, говорил святый Евстасий, творить молитвы за вселенскую Церковь, от концов до концов вселенной, то тем более должно проявлять попечение о ней о всей, равно заботиться о всех (церквах) и пещись о всех».

Сии слова похвалы св. Иоанна Златоуста святителю Евстасию Антиохийскому вполне приложимы и к Блаженнейшему митрополиту Киевскому Антонию. Он был действительно вселенским святителем, вникавшим во все вопросы церковной жизни во всей вселенной, носившим в себе все ее болезни, словно всю тяжесть их поднявшим на свои рамена.

Еще будучи молодым Уфимским епископом, он болеет душой за разделения, бывшие на ближнем Востоке и предлагает патриарху Иоакиму способы к их прекращению.

Вскоре затем он обращает свою деятельность на юго-западную Русь, простирая ее за пределы своей Волынской епархии и всячески способствует восстановлению Православия в Галиции и Карпатской Руси.

В то же время он занят вопросом о прекращении раскола, сносится для того с архиепископом старообрядческим, а одновременно ведет переписку с представителями англиканского вероисповедания для выяснения возможности воссоединения их с Православием.

Все стороны жизни церковной охватывает умственный взор святителя, но не только умом, а всем своим существом подходит он к ним.

Глубоко веря в конечную победу Истины, он в то же время глубоко страдает всеми невзгодами в Церкви.

Личность его не существовала вне Церкви и как бы в себе отражала Церковь.

Близок ему был каждый православный, какой бы он ни был народности и из какого бы ни был края. Каждому, кто имел нужду в нем, он был добрым отцом и мудрым наставником. К каждому, приходившему к нему за духовным советом, он относился как к своему духовному сроднику, — телесное родство перестало для него существовать после принятия им монашества. Всякому, обращающемуся к нему за поддержкой и помощью, он себя считал обязанным помочь, как своему ближнему, отдавая нередко последнее, что имел, а сам испытывая подчас лишения.

Такое отношение к людям не было у него искусственным или принужденным. Оно исходило из глубины его существа и имело корни в глубокой вере и преданности Богу. Возлюбя Христа еще в детстве и пожелав идти за Ним еще с младенческих лет, он, возрастая, преуспевал и духовно, еще в молодых годах достигши высокой духовной зрелости.

Обладая большим умом и будучи высокодаровитым по своей природе, он, получив прекрасное светское образование, с таким усердием изучал затем науки богословские, что как бы весь напитался богословия, соединив же то с безупречной нравственной жизнью, он сам стал источником духовной мудрости и словно изливал из себя токи богословия, напаяя своих духовных чад Божией благодатью.

Обращение его с людьми было всегда простым, естественным, никогда в нем не было искусственной слащавости.

Полагая главным для человека его духовное преуспеяние и спасение души, он заботился о том и тогда, когда к нему обращались по вопросам житейским, рассматривая все дела и поступки со стороны их духовной пользы и стараясь сделать так, чтобы то имело не только житейскую пользу, но и нравственную ценность.

Посему часто он казался даже резким в обращении с людьми, а видевшие его впервые недоумевали его кажущейся подчас грубости.

Но подходя ближе к нему или, вернее, подойдя к нему душой, каждый чувствовал, что там прикрывалась горячая отеческая любовь Владыки Антония к людям, которую и родители иногда принуждены прикрывать видимой строгостью.

Особенно же сильно мог действовать митрополит Антоний на души людские благодаря чистоте своего сердца. Отдав его Богу от своей юности, он сохранил его неповрежденным до конца жизни и еще находясь в теле весь прилепился к небесному мipy. Сам устремляясь все больше и больше к горнему мipy, он к нему привлекал и каждого, кто имел с ним общение, незримо действуя на него чистотою и высотою своего духа.

Отрешаясь постепенно от всего земного, предавшись всецело Богу и «в Бозе пребывая» (1 Иоан. 4, 3), он сделался твердым адамантом Веры, а вмещая в своем любящем сердце всех и каждого, он, как магнит, притягивает ищущих спасения, возводя их к познанию Божественной Истины.

К 50-летию архиерейского служения
Блаженнейшего митрополита Анастасия

Западно-Европейский клир и паству Русской Зарубежной Церкви призываем в день святых и Первоверховных апостолов Петра и Павла нынешнего года вознести Господу Богу особо усердные молитвы о Первоиерархе Митрополите Анастасии, пятидесятилетие архиерейского служения которого исполняется в тот день.

Он является 3-м Российским Иерархом, от Крещения Руси, прослужившим столько времени в Архиерейском сане.

Родившийся на Преображение Господне, он как бы самим днем рождения был призван к восхождению на высоту духовную. С юных лет встал он на тот путь, еще в свои учебные годы выделяясь своей безукоризненной нравственностью, своим примером влияя на своих сверстников. По окончании Духовной Академии и принятии монашества, занимая должности в духовно-учебных заведениях, он проявил свои дарования и в течение нескольких лет дошел до должности Ректора Вифанской семинарии.

Глубокое благочестие, ученость, красноречие, всесторонняя деятельность и чуткость в обхождении с каждым привлекли к нему внимание как церковной власти, так и паствы первопрестольной Москвы. 29 июня 1906 года он был посвящен в епископа Серпуховского, викария Московского, продолжая оставаться в Москве. При прославлении святителя Ермогена в 1913 г. ему было поручено произнести слово, несмотря на то, что в нем участвовало около 20 иерархов. Любимый и почитаемый всеми кругами Москвы, кроме, разумеется, враждебных Церкви, он 20 мая 1914 г. назначается епископом Холмским, через два месяца после того очутившись в месте военных действий. В те дни он показал себя мужественным и добрым пастырем русского воина. После занятия всего того края неприятелем, он Церковной властью был перемещен в епархию Кишиневскую, в которой застали его скорбные дни России. Он принял живое участие во Всероссийском Московском Соборе. Именно ему было вверено составление и приготовление чина возведения Патриарха Тихона на пустовавшую свыше 200 лет Патриаршую Кафедру. Он был одним из 5-ти избранных Собором Членов Патриаршего Синода и единственный из них остался в живых.

По отходе Бессарабии к Румынии, он предпочел остаться в Русской Церкви и с Нею пить Ея чашу.

Предуказанный Митрополитом Антонием на Харьковскую кафедру, как достойнейший его преемник, Архиепископ Анастасий, после крушения Добровольческих военных сил, покинул Россию.

С тех пор он делит с русскими изгнанниками их скорби и беды, не отделяясь сердцем, помыслами и всеми действиями от страждущего Отечества и с ним страждущей и гонимой Русской Церкви, одновременно являя свою ревность о распространении и укреплении Православия во всем мipe.

По преставлению Блаженнейшего Митрополита Антония он стал преемником его, уже не в Харьковской епархии, а возглавил Зарубежную Русскую Церковь, раскинутую ныне по всем частям мipa. Ревнуя о сохранении единения и согласия между всеми поместными Православными Церквами, он проявляет высшую степень миролюбия, смирения и уступчивости до возможных границ, но в вопросах чистоты и благочестия он непоколебим. Особенно страдая душой за терзаемую Советской властью Русскую Церковь, иерархию которой власть тьмы старается использовать в своих целях, он решительно и твердо ограждает Зарубежную часть Русской Церкви от влияния той власти. В скорбные дни российских беженцев, когда их выдавали на расправу власти, от которой они спасались, он явился их утешителем и защитником, делая все возможное для их сохранения, лично посещая и духовно укрепляя их. Ныне, находясь в Америке, он продолжает стоять на страже Русского Зарубежья, борясь со всеми соблазнами, откуда бы они ни исходили. К пятидесятилетию своего архиерейства он стал всемiрно известным иерархом, стоящим на высоком свещнике Православной Церкви.

Стойкий Архипастырь, духовный вития, как магнит притягивающий к себе сердца тех, кто желает остаться в Зарубежье сыном Русской Православной Церкви и за то терпящих всякие хулы и клеветы от врагов Ея — наш Первоиерарх.

В день пятидесятилетия его Архиерейского служения вознесем о нем усердные молитвы, а к тому дню послем ему наши приветствия как свидетельство нашей верности указываемому им пути.

1956 г.

К кончине архиепископа Виталия

В понедельник Крестопоклонной седмицы, 8 марта 1960 г. в Бозе почил Высокопреосвященный Виталий (Максименко), архиепископ Восточно-Американский и Джерзиситский.

Почивший иерарх являлся великим Церковным деятелем и крепким столпом Православной Церкви Русской. В молодости болевший и близкий к смерти, он после пострига его в монашество «отцем монахов множества», впоследствии митрополитом Антонием (Храповицким), окреп телесно и духовно и действительно оправдал полученное им при постриге имя «Виталия», что означает «жизненный». Полон духовной жизни, он проявлял ее в своей кипучей деятельности на пользу Православной Церкви и ее чад, а также на благо Православной России и Русского народа. Занимая должность заведующего типографией Почаевской Лавры, он явил себя крепким борцом за Православие, ревнуя об укреплении в православной вере окрестного населения и о возвращении в него отторгнутых в унию сынов Червонной Руси.

В дни первой смуты он сплотил жителей юго-западной Руси для отпора смуте и в верном стоянии за Веру, Царя и Отечество. В те дни он явился действительным вождем духовным и народным. После крушения Российской Державы он подвергался опасности жизни за свою прошлую деятельность, но смог выехать в Зарубежье, где продолжал свое служение.

Основанная им обитель преподобного Иова Почаевского и восстановленная при ней типография имели значение не только для Пряшевской и Карпатской Руси. Им предпринято печатание богослужебных книг в Зарубежье, и других вероучительных и душеполезных изданий, которыми обогатилось все Зарубежье, вне зависимости от разделения, что дало возможность повсеместно совершать богослужения.

Как Архиепископ Восточно-Американский он был ярким светочем и столпом Православия и стоятелем за Русскую Церковь, за целость и единство русского народа, оставаясь в то же время смиренным и строгим иноком. Деятельность его охватывала все Зарубежье. Духовным же взором он охватывал всегда всю Россию.

Долг всех нас возносить о нем молитвы, к чему призываем весь клир и паству.

Указ № 798 I960 г.
клиру и пастве Западно-Европейской епархии.


к оглавлению
к оглавлению
к оглавлению

к предыдущей страницек предыдущей странице
  I     II     III     IV     V     VI     VII     Приложение  
к следующей страницек следующей странице



Главная страница сайта Печать страницы Ответ на вопрос Пожертвования Персональный видеоканал отца Олега Вниз страницы Вверх страницы К предыдущей странице   К вышестоящей странице   К следующей странице Перевод

Flag Counter
Код баннера
Сайт отца Олега (Моленко)

 
© 2000-2017 Церковь Иоанна Богослова