Христос Воскресе!
Проповедь Всемирного Покаяния. Сайт отца Олега Моленко - omolenko.com
  tolkovanie.com  
  omolenko.com  
  propovedi.com  
holy.city - сайт о ВОЗВЕДЕНИИ БОЖЬЕГО ХРАМА В ДОМИНИКАНСКОЙ РЕСПУБЛИКЕ!
  Избранное Переписка Календарь Устав Аудио
  Имя Божие Ответы Богослужения Школа Видео
  Библиотека Проповеди Тайна ап.Иоанна Поэзия Фото
  Публицистика Дискуссии Библия История Фотокниги
  Апостасия Свидетельства Иконы Стихи о.Олега Архив
  Жития святых Книга отзывов Исповедь Статистика Карта сайта
  Молитвы Слово батюшки Новомученики Пожертвования Контакты
Главная страница сайта Печать страницы Ответ на вопрос Пожертвования Персональный видеоканал отца Олега Вниз страницы Вверх страницы К предыдущей странице   К вышестоящей странице   К следующей странице Перевод
МИР ВСЕМ МИЛОСТИВЫМ, ЩЕДРЫМ И МИЛОСЕРДНЫМ!
Дорогие читатели, прошу вас оказать милость и поучаствовать своим пожертвованием в Божьем деле - возведение первого православного Храма в Доминиканской Республике! Вы не обязаны этого делать, но можете! Для этого достаточно зайти по данной ссылке и перевести деньги на церковный счет в соответствии с указанными реквизитами банка. Там же можно прочитать подробнее об этом проекте.
И да благословит вас Господь обильным благословением за ваше щедрое сердце!


ВКонтакт Одноклассники Facebook Twitter Google+ Blogger Livejournal Яндекс Mail.Ru Liveinternet

Cобрание синаксарей Постной и Цветной Триоди


к оглавлению
к оглавлению
к оглавлению

к предыдущей страницек предыдущей странице
  ...     11     12     13     14     15     16     17     18     19     20     ...  
к следующей страницек следующей странице


Синаксарь во Святый Великий Четверг. Воспоминание тайной вечери

Стихи во Священное умовение:
Оумывает учеников в вечер Бог ноги:
Егоже нога попирая[1] бе во едеме прещение древле.

На таинственную вечерю стихи:
Сугубая вечеря, Пасху бо закона носит:
И Пасху новую, кровь, тело Владычнее.

На преестественную Молитву стихи:
Молитва и страшилище, труды кровей:
Христе лицу яве моляся.
И Пасху новую, кровь, тело Владычнее.
Смерть, врага прельщая в сих.

На предательство стихи:
Что требе ножей? что древес людолестцы,
На хотящаго умрети во избавление мира?

Стихи на священное умовение:
Бог ввечеру умывает апостолов ноги
Тот, Чья нога в полдень касалась[1] райской земли

Стихи на Тайную Вечерю:
Вечеря ныне двойная с пасхой закона
Новую Пасху несет Тело Владычне и Кровь.

Стихи на молитву о Чаше:
Страшна молитва сия в кровавом поту наш Спаситель
Богу молился Отцу, смерть и врага обманув

Стихи на предательство:
Люди обмана! К чему вам мечи и дреколья
Против Того, Кто готов ныне за мир умереть?

Во Святый и великий четверток, иже вся добре счинившии Божественнии отцы, другъдругоприимательно от Божественных же Апостол, и Священных и Божественных Евангелий, предаша нам четыре некая праздновати: Священное умовение: тайную вечерю: предание яве еже по нам страшных таин: преестественную Молитву, и самое то предательство:

Святые отцы, всё премудро устроившие, преемственно от божественных апостолов и Священных и Божественных Евангелий заповедали нам в святой и Великий Четверг вспоминать четыре (события): 1) Божественное умовение (ног); 2) Тайную Вечерю и установление Святых Таин; 3) необычайную молитву и, наконец, 4) предательство.

Понеже бо еврейская фаска по пятце жретися имяше. Бяше же убо прикладно, образованию последствовати и истине, в том яве и еже по нам пасце жретися Христу, предварив Господь наш Иисус Христос, якоже Божественнии отцы глаголют, действует тую со ученики в вечер четвертка. той бо вечер и пяток весь, един день у еврей вменяется: сице бо они числят нощеденство глаголюще. Действова убо сию и тогда [якоже реша нецыи] со ученики по закону, ихже един есть и Божественный златоуст. Первое просто стояще, и опоясани, в сапоги обувени, жезлы подпирающеся, и ина елика закон повелевает, да не законопреступен вознепщуется. Сия бо зеведей уготова: сей бо скудель носяй воды, якоже великий глаголет афанасий, аще инии инако о сем реша. Потом же учеником совершеннейшая показуя, и еже по нам Пасхи таинство предает на горнице, уже нашедшей нощи. Вечери бо, глаголет, бывшей, возлеже со двеманадесять. Зри же, яко не сие бяше законная пасха, вечеря бо и возлежание, и хлеб, и вода: тамо же вся печена огнем, и безквасна. Прежде же начатия еже вечеряти, [сице бо глаголет Божественный златоуст] от вечери востает, и полагает низу ризы, и воду во умывальницу вливает сам самодействуяй вся, вкупе убо иуду усрамляя, вкупе же и другим учеником воспоминая, еже старейшинства не искати. якоже и по умовении наказует, глаголя: хотяй быти первый, да будет всех последний, самого себе положив во указание. Является же, яко прежде всех иуду умы Христос, безстудне председша: последи же к Петру приходит: сей же тепльший иных сый, учителю возбраняет, и оставляет паки зельнее. Оумыв убо их ноги, и возвышение преславное смирением показав, взем ризы паки, и возлег, наказует их любити друг друга, и старейшинства не искати. Ядущым же им, и о предательстве вводит начало. Мятущымся же о словеси учеником, глаголет Иисус Иоанну единому тайно: емуже аз омочив хлеб подам, той есть предаяй мя. Аще бо бы ведал петр слово, аки сый иных тепльший, иуду убил бы бяше. И паки: омочивый со мною в солило руку: якоже обоя быша. Таже мало что оставль, взем хлеб, глаголет: приимите, ядите, и чашу подобне: пийте от нея вси, рек, сия есть кровь моя новаго завета, сие творите в мое воспоминание. обаче и сам сие творя, ядяше и пияше с ними. Зри же, яко хлеб глаголет тело свое, а не опреснок: да постыдятся убо иже жертве опреснок приносящии. По хлебе же вниде во иуду сатана: искушаяй бо его прежде, ныне всеконечно в него вселися. И изшед, глаголет: сложение положи архиереем, да предаст его им на тридесяти сребреницех.

Поскольку пасха евреев должна была совершаться в пятницу и подобало, чтобы за прообразом воспоследовала сама истина – иными словами, чтобы и за нас был, как пасха, принесен Христос, – то Господь наш, по утверждению божественных отцов, заранее совершает ее с учениками в вечер четверга. Ведь вечер этот и вся последующая ночь принимаются у евреев за один день, ибо так измеряют они сей промежуток времени, называя его сутками. Поэтому, как говорят некоторые и среди них божественный Златоуст, Он с учениками тогда ее и совершил согласно закону, то есть стоя, препоясавшись, обувшись в сандалии, опираясь на посох и все иное исполнив, что повелевает закон, дабы не показаться законопреступником. А приготовил все это Зеведей: он-то и нес кувшин воды, как утверждает Афанасий Великий, хотя другие на сей счет высказывались иначе. Затем, уже с наступлением ночи, являя ученикам самое совершенное, преподает им в горнице таинство Пасхи, бывшее ради нас. Когда же настал вечер, – говорит Евангелист – Он возлег с двенадцатью учениками (Мф. 26:20). Заметь, однако, что это не была пасха иудейского закона, ибо здесь и вечеря, и возлежание, и хлеб, и вода, а там все должно было быть испеченным на огне и бесквасным. И перед началом той вечери (поскольку так говорит божественный Златоуст) Христос встает, полагает на землю верхнюю одежду и вливает воду в умывальницу, все исполняя Сам, и Иуду одновременно усовещивая, и другим ученикам напоминая, чтобы не домогались первенства. Также и по умовении увещевает их, говоря: Кто из вас больше, будь как меньший (Лк.22,26), и Себя Самого поставляя в пример. Похоже, что Христос прежде всех омыл Иуду, предерзостно воссевшего на первое место, а в последнюю очередь подходит к Петру. А тот, будучи из всех самым горячим, препятствует Учителю, но тем охотнее повинуется после. Итак, умыв ноги ученикам и показав необычайное возвышение чрез смирение, снова надев Свою одежду и возлегши, Он наказывает им любить друг друга и к старшинству не стремиться. Когда же те едят, сообщает им вкратце и о предательстве. А когда ученики смутились от Его слов, Иисус тихо молвил одному Иоанну: Тот, кому Я, обмакнув кусок хлеба, подам (Ин.13,26), он и есть предающий Меня. Ибо если бы Петр слышал сказанное, то, как самый горячий из всех, наложил бы руки на Иуду. И еще сказал Господь: Опустивший со Мною руку в блюдо (Мф.26,23), как в обоих случаях и произошло. Затем, немного спустя, взяв хлеб, говорит: Приимите, ядите, и подобным же образом чашу: Пейте из нее все, ибо сия есть Кровь Моя Нового Завета (Мф.26,26-28), Сие творите в Мое воспоминание (Лк.22,19). И Сам, то же делая, с ними вместе ел и пил. Заметь, что Телом Своим называет Он хлеб, а не опреснок, а потому да будут посрамлены совершающие приношение на опресноках. После поданного Иисусом куска вошел в Иуду сатана, который прежде лишь искушал его, а теперь окончательно вселился. И выйдя, Иуда назначил условие первосвященникам, чтобы предать им Господа за тридцать сребренников.

Оученицы же по вечери изыдоша на гору елеонскую, в некое село, глаголемое Гефсимани. По мнозе же глаголет им Иисус: вы вси соблазнитеся о мне в нощи сей. Петр же рече: аще и вси, аз не отвергуся тебе: бяше же позде, сиречь глубоконощие. Он же глагола: прежде даже не возгласит петель дващи, отвержешися мене трижды, еже и бысть. боязнию безмерною петру яту бывшу: Богу немощное показующу естества, и купно понеже вселенную ему вручи, да от своего естества удобоводительное разумев, милостивен будет к согрешающым: обаче трикратное Петрово отвержение, всех человеков грех к Богу изъобразоваше. Первое, заповедь юже преступи Адам. второе, писаннаго закона преступление. третие же, самое воплощение слова: еже паки последи Спас трегубым покаянием исцели: за еже, Петре, любиши ли мя, трижды изрещи.

Ученики же после вечери отправились на гору Елеонскую, в некое селение, называемое Гефсимания. И по продолжительном времени говорит им Иисус: Все вы соблазнитесь о Мне в эту ночь. А Петр: Если и все соблазнятся, но не я (Мф.26,31, Мк.14,29). А время было позднее, то есть глубокая ночь. Иисус же сказал: Прежде, нежели дважды пропоет петух, трижды отречешься от Меня (Мк.14,30), ибо петух обычно не раз, но дважды и трижды голос подает. Что и произошло, когда Петр объят был безмерным страхом, ибо Бог показал ему немощь человеческого естества. И притом, однако, вселенную ему вручил, дабы он, узнав по себе податливость человеческой природы, был к согрешающим снисходителен. А троекратное отречение Петра изображает грех всех людей пред Богом. Первое [отречение его изображает] заповедь, которую преступил Адам, второе – нарушение писаного закона и третье – [то отпадение, которым вызвано было] воплощение Слова. Этот грех Петра Спаситель уврачевал впоследствии троекратным раскаянием ученика, трижды произнеся: «Петр, любишь ли Меня?» (ср.: Ин.21,15).

По сих же глаголет учеником, [человеческое показуя, яко страшна всем смерть] прискорбна есть душа моя даже до смерти. И прешед яко камене вержение, помолися трикраты, рек: Отче мой, аще не возможет чаша сия прейти от мене, аще ю не пию: да будет воля твоя. И паки: Отче, аще мощно, да мимо идет от мене чаша сия? Купно убо яко Человек сие глаголя, купно же и диавола преходя хитростно: яко да непщуя и онаго человека быти, за еже негли боятися, смерти ради крестныя не пресечет таинства. Возвращься же и обрет ученики сном погружены, к Петру обращается, сице глаголя: ни единаго ли часа возмогосте побдети со мною? сиречь, ты глаголяй даже и до смерти подвизатися, сице сонствуеши с прочими.

Далее Господь говорит ученикам, выказывая Свое человеческое естество, ибо всем человекам страшна смерть: Душа Моя скорбит смертельно (Мф.26,38; Мк.14,34). И отойдя от них на бросок камня, помолился в третий со словами: Отче Мой! если возможно, да минует Меня чаша сия (Мф.26,39), и еще: Отче Мой! если не может чаша сия миновать Меня, чтобы Мне не пить ее, да будет воля Твоя (Мф.26,42), говоря это и как человек, и как искусно нападающий на диавола, чтобы тот ввиду сей робости почел бы и Его за обычного человека и таинству крестной смерти не воспрепятствовал. Возвратившись и найдя учеников объятыми сном, обращается к Петру со словами: «Так ли не могли вы один час бодрствовать и бдеть со Мною?» (ср.: Мф.26,40), как бы подразумевая: «Ты, обещавший подвизаться до смерти, попросту спишь наравне с прочими?»

Пришед же об он пол потока кедрскаго, идеже бе вертоград водворися тамо со ученики своими. Часто же тамо приходити обычай имеяше. тем и Иуда ведяше место: иже неких от воин взем, и народу последующу, прииде на Иисуса, дав им лобзания знамение. Сие же рече, занеже многажды удержан быв, неявлен от среды их прохождаше: якоже и зде сам Христос прежде исходит к ним глаголя: кого ищете? они же его и еще не познаваху, не бо нощь претыкания бяше, светила бо беша, глаголет, и свещы горящя, и страхом падше отлучишася, и паки пришедшым сам отвещаваше. Иуде же сотворшу сложение, Христос глаголет: друже, на немже еси, сиречь, на неже пришел еси иудо, Благовременно есть. И паки глаголет: яко на разбойника ли изыдосте со оружием и древесы яти мя? В нощи же приидоша, да не некая молва от народа будет. Тогда теплейший Петр извлек нож, от вечери бо бяху к сицевым уготовлени, архиереева раба малха именем поразив, десное ухо отсече. Ведяше же Иисус, яко архиерее рекут: не добре закон слышаше и учаше: возбраняет убо Петру Христос, яко не добро есть послушнику сущу Духовнаго мужа, меча употребляти: малхово же ухо исцеляет. Емше же убо Иисуса, связана приводят на двор архиереа анны, иже бе тесть Каиафы: тамо бо бяху вси собрани на Христа гласящии, фарисее и книжницы. Зде яже на Петра от отроковицы, отвержение его бывает, и нощи посреде иждившейся, петель возгласи третие: он же помянув восплакася горько. И времени уже ко утру пришедшу, от анны ко архиерею Каиафе Христа приводят, идеже и оплевание прият, и лжесвидетели воззвани быша: и озаряющу дню к Пилату его посылает Каиафа. Приведшии же его, глаголет, не внидоша в претор, да не осквернятся, но да ядят Пасху. Собираются убо, яко беззаконно негли архиереи и фарисеи тогда содеяша преложивше пасху, якоже глаголет Божественный златоуст[2]: в нощь бо ону подобаше им тую ясти, но Христова ради убийства преложиша. А яко тогда должно бяше им ясти ю, яви Христос, прежде вечерю нощию ядый, таже тайнонаучив совершенным: или яко в законном образе подобаше[3], якоже речено бысть, и истине быти: Иоанн бо прежде праздника глаголет Пасхи.

Перейдя на другой берег ручья Кедрон, где был сад, Христос с учениками расположился там. А поскольку он имел обычай часто туда приходить, то знал это место и Иуда. И вот, взяв некоторое число воинов из когорты и сопровождаемый народом, тот приблизился к Иисусу и подал им условный знак лобзанием. Знак этот он назвал им загодя, ибо часто бывало, что Господь, схваченный врагами, невидимо проходил среди них. А потому и здесь Сам Христос первый выходит к ним со словами: Кого ищете? (Ин.18,4), но те все еще не узнавали Его. Ночь помехи для них не составляла, ведь были, говорит евангелист, и факелы, и светильники зажженные, а между тем они, попадав от страха, отступили. И снова приходят, и Он отвечает им. Когда же Иуда подал условный знак, Христос говорит: Друг, для чего ты пришел? (Мф.26,50), что означало: «Своевременно то, для чего ты пришел, Иуда». И еще сказал: Как будто на разбойника вышли вы с мечами и кольями взять Меня (Мф.26,55). А в ночную пору явились они с тем, чтобы не произошло волнения в народе. Тогда Петр, как самый пылкий, вынув меч, (ибо ученики после вечери были приготовлены к такому обороту дела) ударил раба первосвященника, по имени Малх, и отсек ему правое ухо. (Рассказ об этом намекает, что первосвященник худо слушал закон и худо учил.) Но Христос пристыжает Петра, ибо нехорошо служителю духовного мужа употреблять меч, а Малхово ухо исцеляет. И вот, взявшие Иисуса ведут Его, связанного, на двор к первосвященнику Анне, который доводился тестем Каиафе, ибо там собрались фарисеи и книжники – все, кто были настроены против Христа. Здесь же произошло то, что связано с Петром и служанкой, и само отречение Петрово. А поскольку ночь наполовину миновала, трижды пропел петух, и Петр, вспомнив предостережение Христа, горько заплакал. И когда время подошло к утру, ведут Христа от Анны к первосвященнику Каиафе, где Он и оплевания принял, и куда лжесвидетели были вызваны. На рассвете отсылает Его Каиафа к Пилату. Приведшие Иисуса, говорит евангелист, не вошли в преторию, чтобы не оскверниться, но чтобы можно было есть пасху (Ин.18,28). Отсюда следует, что первосвященники и фарисеи совершили тогда беззаконие, перенеся пасху, о чем говорит и божественный Златоуст[2], ибо им надлежало вкусить ее той ночью, но ради убиения Христа была она отложена. А что именно тогда подобало ее есть, ясно показывает Христос, Который вкусил пасху до вечери, ночью, и затем научил учеников совершеннейшему. Ведь надлежало, как сказано, чтобы на смену законному прообразованию[3] явилась истина. Ибо Иоанн утверждает, что все это произошло прежде праздника Пасхи – в четверг и в ночь его.

Сих ради всех бывших в четверток, и нощь его тогдашную и мы празднуем, поминание страшных и неизреченных дел оных и деяний со страхом творяще.

Оттого и мы празднуем это сегодня, со страхом совершая воспоминание о дивных и несказанных делах и событиях.

Неизреченным твоим благоутробием Христе Боже наш, помилуй нас, аминь.

По неизреченному же милосердию Твоему, Христе Боже наш, помилуй нас.

 


 

[1] То есть древо Креста.

[2] На Мф. беседа 84.

[3] То есть ел пасху в ночь четверга, хотя положено было в вечер пятницы; но Господь, как истинный Агнец и наша Пасха, в пятницу хотел уже быть закланным – одновременно с прообразующим Его пасхальным агнцем, – и потому заранее вкусил пасху с учениками (см. также синаксарь в Великую Пятницу).


к оглавлению
к оглавлению
к оглавлению

к предыдущей страницек предыдущей странице
  ...     11     12     13     14     15     16     17     18     19     20     ...  
к следующей страницек следующей странице



Главная страница сайта Печать страницы Ответ на вопрос Пожертвования Персональный видеоканал отца Олега Вниз страницы Вверх страницы К предыдущей странице   К вышестоящей странице   К следующей странице Перевод

Flag Counter
Код баннера
Сайт отца Олега (Моленко)

 
© 2000-2017 Церковь Иоанна Богослова