Крест
Покайтесь, ибо Господь грядет судить
Проповедь Всемирного Покаяния. Сайт отца Олега Моленко - omolenko.com
  tolkovanie.com  
  omolenko.com  
  propovedi.com  
holy.city - сайт о ВОЗВЕДЕНИИ БОЖЬЕГО ХРАМА В ДОМИНИКАНСКОЙ РЕСПУБЛИКЕ!
  Избранное Переписка Календарь Устав Аудио
  Имя Божие Ответы Богослужения Школа Видео
  Библиотека Проповеди Тайна ап.Иоанна Поэзия Фото
  Публицистика Дискуссии Библия История Фотокниги
  Апостасия Свидетельства Иконы Стихи о.Олега Архив
  Жития святых Книга отзывов Исповедь Статистика Карта сайта
  Молитвы Слово батюшки Новомученики Пожертвования Контакты
Главная страница сайта Печать страницы Ответ на вопрос Пожертвования Персональный видеоканал отца Олега Вниз страницы Вверх страницы К предыдущей странице   К вышестоящей странице   К следующей странице Перевод
МИР ВСЕМ МИЛОСТИВЫМ, ЩЕДРЫМ И МИЛОСЕРДНЫМ!
Дорогие читатели, прошу вас оказать милость и поучаствовать своим пожертвованием в Божьем деле - возведение первого православного Храма в Доминиканской Республике! Вы не обязаны этого делать, но можете! Для этого достаточно зайти по данной ссылке и перевести деньги на церковный счет в соответствии с указанными реквизитами банка. Там же можно прочитать подробнее об этом проекте.
И да благословит вас Господь обильным благословением за ваше щедрое сердце!


ВКонтакт Одноклассники Facebook Twitter Google+ Blogger Livejournal Яндекс Mail.Ru Liveinternet

Cобрание синаксарей Постной и Цветной Триоди


к оглавлению
к оглавлению
к оглавлению

к предыдущей страницек предыдущей странице
  ...     11     12     13     14     15     16     17     18     19     20     ...  
к следующей страницек следующей странице


Синаксарь во Святую Великую Пятницу

Стихи на распятие:
Живый еси Боже ты, и умерщвленный на древе:
О мертвече нагий, и Бога живаго слове!

Стихи на сраспеншагося Христу разбойника:
Заключенная отверзе едемская врата,
Вложив разбойник ключь, еже помяни мя.

Стихи на распятие:
Боже, Ты – вечно живой и Ты, умерщвленный на древе!
Мертвое тело и с ним – Слово живого Творца.

Стихи на разбойника, распятого со Христом:
Отпер разбойник врата, что заперты были в Эдеме,
Вместо ключа на кресте он «Помяни мя...» сказал.

Во Святый и великий пяток, святыя и спасительныя и страшныя страсти совершаем, Господа и Бога Спаса нашего Иисуса Христа, яже нас ради волею прият: оплевания, биения, заушения, досады, насмеяния, багряную одежду, трость, губу, оцет, гвоздия, копие, и по сих всех, Крест и смерть: яже вся в пяток содеяшася.

В Святую и Великую пятницу мы совершаем святые, спасительные и страшные Страдания Господа, Бога и Спасителя нашего Иисуса Христа: оплевания, заушения, биение по щекам, оскорбления, насмешки, багряницу, трость, губку, уксус, гвозди, копье и сверх этого всего Крест и смерть, которые Он принял ради нас по своей воле, а также спасительное исповедание на кресте распятого с Ним доброразумного разбойника.

По внегда бо на тридесятих сребреницех, от друга и ученика продан быв предадеся, прежде ко анне отводится архиерею, иже посылает его к Каиафе: идеже оплеван бысть, и заушаемь по ланите, купно же поругаемь и посмеваемь, слышаше: прорцы нам Христе, кто есть ударивый тя? Тамо же и лжесвидетели приидоша оклеветающии, яко рече: разорите храм сей, и треми деньми воздвигну и: и яко рече себе Сына Божия, егда и архиерей хулы не терпя, ризу свою растерза. Утру же бывшу, отводится к Пилату в претор: и тии не внидоша, глаголет, да не осквернятся, но да ядят пасху. Пасху же весь праздник глаголет, или и тогда бысть, якоже подобаше: Христос же прежде единаго дне сию сотвори законную Пасху, сзаклатися хотя в пяток[1].

Как только предан был наш Господь, проданный другом и учеником за тридцать сребренников, приводят Его сперва к первосвященнику Анне. Тот отсылает Христа к Каиафе, где Он, оплеванный, избитый по щекам, подвергнутый глумлению и осмеянию, услышал: Прореки нам, Христос, кто ударил Тебя? (Мф.26,68). Пришли туда и лжесвидетели, утверждавшие, будто Он сказал: Разрушьте храм сей, и Я в три дня воздвигну его (Ин.2,19) и называл Себя Сыном Божиим, причем первосвященник, якобы не стерпев хулы, разодрал одежду свою. Наутро ведут Его к Пилату в преторию, но сами туда, как говорит евангелист, не входят, чтобы не оскверниться, но чтобы можно было есть пасху (Ин.18,28). «Пасхой» же называет он весь праздник, который тогда, как видно, и был, но Христос совершил ее днем раньше, желая быть принесенным в жертву одновременно с пасхой законной, то есть в пятницу. [1].

Изшед же Пилат, вопрошает я: о чесом его оглаголуют? и понеже ничтоже подобно обрете во оглаголании, посылает его к Каиафе. Он же паки к Пилату, ибо той бе на его убийство устремляяйся[2]. Он же глаголет: поимите его вы и распните, и по закону вашему судите. Они же паки глаголют: не достоит нам убити никогоже, распяти Пилата поощряюще. Вопрошает же Христа Пилат: аще Царь иудеов есть? Он же не исповедует, но вечный: не бо от мира сего мое Царство, глаголет. Хотя же отрешити его Пилат, первее убо онем глаголет, ни единыя на него вины благоличныя обретати. Таже единаго на кийждо праздник связня обычай отрешати предлагает: имже угоден варавва паче Христа мнится. Пилат же иудеом даруяй, бив Иисуса прежде, изводит с воины, во одеяние оболчена червленое, терновым же венцем обложена, и в десницу его трость вложив, ругаема же от воин, радуйся, глаголющих, Царю иудейский. Обаче сице ко благодати поругався, паки глаголет Пилат: ни едину же смерти вину обретаю в нем. Они же, но мы его умучим, глаголюще, яко себе именует Сына Божия. Сим же глаголемым, Иисус молчаше, народ же кричаше к Пилату: распни, распни его. Безчестною бо смертию обложити Его хотяху, да от среды благую Его память сотворят. Пилат же, аки бы срамляя их, глаголет: Царя ли вашего распну? Они же не имети глаголют инаго Царя, но кесаря. Понеже бо хулу рекше, ничтоже успеша, на кесаря возносят, да поне сице неистовство исполнят. Глаголют бо: всяк иже царя себе творяй, пререкует кесарю. В сих же сущым, жена к Пилату посла, сны страшными убоявшися, ничтоже, глаголющи, тебе и праведнику оному: уже бо его ради многая в нощи пострадах: и той умывся, крове онаго вину отражает. Они же кричаху: кровь его на нас, и на чада наша: аще сего оставиши свободна, неси друг кесарю. Сего убо убоявся Пилат, аще и опасно того ведый неповинна, Крестному осуждению издает, отрешив Варавву. Сие же видев Иуда, сребреники поверг, отходит, и отшед удавлению себе предаде, на древе обесився, последи же зело надувся растерзается.

Пилат, выйдя, спросил, в чем Его обвиняют, и, не найдя в обвинениях ничего сообразного [с римским законом], отсылает Христа к Каиафе, а тот – снова к Пилату, ибо домогался Его убиения[2]. Пилат же говорит: Возьмите Его вы и распните, и по закону вашему судите Его (ср.: Ин.18,31,19,6). Они же снова в ответ: Нам не позволено предавать смерти никого (Ин.18-31), подстрекая Пилата распять Его. И вот, вопрошает Пилат Христа: Ты Царь Иудейский? (Мф.27,11). А Христос признает Себя Царем, но вечным, ибо Царство Мое – утверждает Он, – не от мира сего (Ин.18,36). Пилат, желая Его отпустить, поначалу заявляет иудеям, что не находит в Нем никакой явной вины. Ссылается также на обычай отпускать в праздник одного из узников, но Варрава оказывается для них угоднее Христа. Пилат, угождая иудеям и подвергнув Иисуса бичеванию, выводит Его в воинском сопровождении облаченного в багряницу, носящего терновый венец, держащего в правой руке трость и терпящего издевательства от воинов, которые восклицали: Радуйся, Царь Иудейский! (Ин.19,3). Но, надругавшись так над Христом в угоду иудеям, Пилат заявляет вновь: «Ничего достойного смерти не нахожу в Нем» (ср.: Лк.23,22). Они же отвечают: «Мы покараем Его, потому что Он называет Себя Сыном Божиим». Покуда все это произносилось, Иисус молчал, народ же кричал Пилату: Распни, распни Его! (Лк.23,21), ибо враги хотели подвергнуть Его позорной смерти, чтобы истребить добрую память о Нем. Пилат, словно усовещивая их, спрашивает: Царя ли вашего распну? (Ин.19,15). Они же отвечают, что, кроме кесаря, не имеют иного царя. И поскольку о богохульстве упомянув, ничего не достигли, то снова ссылаются на кесаря, чтобы хоть так безумие свое утолить, почему и восклицают: Всякий, делающий себя царем, противник кесарю (Ин.19,12). Между тем жена Пилата, напуганная страшными сновидениями, послала сказать ему: «Не делай ничего Праведнику Тому, потому что я нынешней ночью много пострадала за Него» (ср.: Мф.27,19). И он, омывшись, как бы слагает с себя вину за кровь Христову. Народ же кричал: Кровь Его на нас и на детях наших (Мф.27,25) и «если оставишь Его свободным, ты не друг кесарю» (ср.: Ин.19,12). Итак, связав Христа, хоть и зная твердо, что Он невиновен, Пилат отдает Его на крестную казнь, Варраву же отпускает. Видя это, Иуда бросил сребренники, вышел вон и, отойдя, умертвил себя чрез удавление, повесившись на дереве, а после лопнул, ибо раздулся до крайности.

Воини убо тростию по главе его поругавше, обременяют ему Крест. таже от Киринии Симона понудивше, Крест понести задевают. О часе же третием на лобнем месте бывше, тамо распинают его, отобоюду тому и другая два разбойника обесивше, да и он яко злодей вменится. Худости же ради, разделение воини ризам его полагают, жребием же нешвеную его одежду дают, всякое досады премножество делающе. Не сия же точию, но и на Кресте сущу ругающеся глаголаху: уа, разоряяй храм, и треми деньми созидаяй, Спаси сам себе. И паки: иныя Спасе, себе ли не может Спасти? И паки: аще Царь Израилев есть, да снидет ныне со Креста, и веруем в него. И убо аще истину глаголаху, подобаше несумненно к нему приступити: не точию бо Израилев Царь познавашеся, но и всего мира. Что бо хотяше, еже помрачитися солнцу на часы три, и посреде убо дне? да всем будет Страсть явлена. Еже земли трястися, камению разседатися, противообразное иудеов обличающему: многим телесем воскреснути, во уверение общаго Воскресения, и в явление страждущаго силы. Завесе Церковной раздиратися, яко храму ярящуся, за еже в нем страждущему славиму, и многим открывающу незримая.

Итак, воины, нанеся Христу оскорбление тростью по голове, возлагают на Него крест, а затем, заставив нести тот крест также и Симона из Киринеи, гонят вперед. И придя около третьего часа на Лобное место, там распинают Его, повесив с обеих сторон двух разбойников, дабы и Он считался злодеем. Одежды Его ввиду их убожества воины делят на части, а о бесшовном хитоне Его мечут жребий, преступая крайнюю меру бесчиния. И не только это, но и возле креста находившиеся насмехались: Э! разрушающий храм и в три дня созидающий! Спаси Себя Самого (Мк.15,29-30). И еще: Других спасал, а Себя не может спасти (Мк.15,31). И еще: Царь Израилев, пусть сойдет теперь с креста, чтобы мы видели, и уверуем! (Цк.15,32). Но если бы искренне говорили, то подобало бы им без колебания к Нему присоединиться, ибо Он открывал Себя как Царь не Израиля только, но и всего мира. И вправду, что означало трехчасовое затмение солнца, и притом в середине дня, дабы происшедшее очевидно стало для всех? Что означало земли сотрясение или камней расседание, обличавшее неподатливость иудеев, или многих тел восстание для уверения всех в общем воскресении и обнаружения силы Страдавшего, или храмовой завесы раздрание, как будто храм негодовал, оттого что страждет Прославляемый в нем и многим открывал прежде невидимое?

В третий убо час распятся Христос, якоже Божественный Марк глаголет: от шестаго же часа до девятаго тьма бысть, егда и Логгин сотник преславная видев, и паче солнца вельми воззва: воистинну Сын бе Божий сей! От разбойников убо един досаждаше Иисусу, другий же возбраняше ему претя запретительнейше, и Христа Сына Божия исповедует: вере же его Спас воздая, еже с собою в раи обещавает пребывание. Всякой убо досаде на нем исполншейся, Пилат и титл надписа на нем глаголющь: Иисус назарянин, Царь иудейский. Аще и они возбраняху не писати сице, но яко он рече сице, Пилат же еже писах, писах, паки противу рече. Таже Спасу возрекшу, жажду: иссоп со оцтом ему растворяют. И рек: совершишася, преклонь главу, предаде Дух. Всем же отшедшым, Мати его предстояше у Креста, и сестра ея Мариа Клеопова, юже Иаков роди, Клеопе безчадну умершу, еще же и Иоанн любимый ему ученик. Неразумнии убо иудее, ниже на Кресте телесе зрети довлееми, просиша Пилата, понеже великий бе день Пасхи, и пяток, да осужденных голени сокрушатся, яко да скорее смерть приидет. И овех убо голени сокрушиша, еще бо живи бяху: на Иисуса же пришедше, яко видеша его уже умерша, еже сокрушити убо, оставиша. Един же некто воинов, Логгин зовомый, безумным угождая, воздвиг копие, в десная ребра прободает Христа: и абие изыде кровь и вода, ово убо яко человека, ово же яко паче человека. Или, кровь убо Божественных ради Освящений причастия, вода же Крещения ради. Той бо двоеточный источник воистинну, еже по нам содержит таинство: сия и Иоанн видев свидетельствова, и истинно есть свидетельство его, яко предстоя при всех, и видя пишет: и яко аще бы ложная имел глаголати, не бы на безчестие учителю непщуемая списал. Сему, глаголют, тогда сущу, сосудом неким от животочных ребр Божественную и пресвятую кровь прияти.

Христос, как говорит божественный Марк, распят был в третий час. А от шестого часа до девятого была тьма, когда и Лонгин-сотник, наблюдая необычайное, и особенно солнце померкшее, с силой возгласил: Истинно Он был Сын Божий (Мф.27,54). Из распятых рядом разбойников один глумился над Иисусом, другой же, укоряя со всей суровостью, запрещал ему, а Христа Сыном Божиим исповедовал. И Спаситель, вознаграждан его за веру, обещает пребывание с Собою в раю. Итак, по окончании всех глумлений над Христом, Пилат начертал поверх Него надпись, гласившую: «Иисус Назарянин, Царь Иудейский». И хотя иудеи убеждали его написать не так, но будто бы Иисус Сам о Себе говорил подобное, Пилат возражает: Что я написал, то написал (Ин.19,22). Потом, когда Спаситель возгласил: «Жажду!», смешивают для Него иссоп с уксусом. И сказав: «Совершилось!», Он склонил главу И предал дух (ср.: Ин.19,30). Когда все удалились, приходит к кресту Его Мать и сестра Ее Мария Клеопова (которую Иаков породил за умершего бездетным Клеопу), а также Иоанн, любимый Его ученик. Безумные же иудеи, не довольствуясь зрелищем тел на кресте, просили Пилата, поскольку был великий день Пасхи и пятница, расплющить осужденным голени, дабы скорее наступила смерть. И двоим перебили голени, ибо они были еще живы, но когда подошли к Иисусу и увидели, что Он уже умер, [от меры этой] воздержались. И вот, один из воинов, простерший в угоду безумным иудеям копье, поражает Христа в правый бок, и тотчас истекают кровь и вода, и первое – поскольку Он человек, второе – поскольку Он превыше человека. Или иначе: кровь истекла для нашего приобщения святыне Божества, а вода – для нашего крещения. Сей поистине двоеструйный источник заключает в себе установленное ради нас таинство. Это и Иоанн, бывший очевидцем, засвидетельствовал, и свидетельство его истинно, ибо он пишет как сам при всем находившийся и собственными глазами наблюдавший. А если б имел намерение солгать, не написал бы того, что могло показаться бесчестящим Учителя. Говорят, что именно он, присутствуя тогда на месте казни, воспринял в сосуд Божественную и Пресвятую Кровь от источающего жизнь ребра.

Сим же тако преестественно содеяным, понеже к вечеру бяше уже, Иосиф иже от аримафеа исходит, ученик прежде, якоже прочии, утаенный, и к Пилату пришед со дерзновением, яко знаему сущу, просит тело Иисусово: он же взяти повелевает. И убо с Креста сие снем всеблагоговейно положи. И уже пришедшей нощи, приходит никодим, нося смирны и алой, некое смешение, состроеное временем, и плащаницею обвивше, якоже обычай бе иудеом творити, близу положиша, во изсеченном от камене гробе Иосифове, идеже никтоже прежде лежа, да не Христу Воскресшу, иному Воскресение напишут. Смешению же алоа и смирны, прилепительным сущым, Евангелист воспомяну, да егда видят плащаницу и сударь, во гробе оставлены не непщуют украдену ему быти: како бо свободе толицей не сущей, якоже и отторгнути оная сице всажденная плоти?

И вот, по совершении этих естество превосходящих событий, когда приблизился вечер, приходит Иосиф из Аримафеи, прежде тайный, как и прочие, ученик, и, войдя с дерзновением к Пилату, который был ему знаком, просит тело Иисуса, а тот дозволяет взять. И Иосиф, сняв тело с креста, полагает его со всяческим благоговением. Едва наступила ночь, пришел Никодим, неся смирну и алоэ – некую смесь, наспех к тому часу составленную. И обвив тело плащаницей, как было в обычае делать у иудеев, они полагают его поблизости, в высеченном внутри скалы гробе Иосифа, дабы, когда воскреснет Христос, воскресение Его не приписали кому-то другому. А о смеси алоэ и смирны, по природе клейких, евангелист упомянул с тем, чтобы при виде плащаницы и головного плата, оставленных во гробе, не подумали бы, что Христос украден. И вправду, как тому произойти, когда невозможно отделить их, столь крепко приставших, от плоти?

Сия вся преславно бывшая в тогдашнее пятка время, и нам сих всех память творити с сокрушением сердца и умилением, Богоноснии отцы повелеша.

Таково все чудесным образом совершившееся в продолжение пятницы, и богоносные отцы указали нам вспоминать это с сокрушением и умилением сердца.

Ведомо же убо, яко в шестый день седмицы, яве в пяток распятся Господь, занеже и в шестый день изначала создатися человеку. Но и в шестый час дне на Кресте повешен бысть: зане в той час, якоже глаголют, и Адам на отреченное древо руце простер коснуся, и умре[3]: подобаше бо воньже час сокрушену, в той паки возсоздатися. В вертограде же, яко и Адам в раи. Горькое питие: вкушение образоваше. Заушение: нашу свободу являше. Оплевание, и безчестное обвождение: еже о нас честь. Терновый венец: клятвы яже на нас отгнание. Багряная одежда: за кожаныя ризы, и за еже на нас царскую утварь. Гвоздие: всеконечное нашего греха недвижение. Крест: древо еже в раи. Пронзеная ребра: Адамово образоваху ребро, от негоже ева, от неяже преступление. Копие: пламенное оружие[4] мне отвращает. Из ребр вода: образ Крещения. Кровь, и трость: имиже нам червлеными писмены яко Царь, древнее отечество дарова и подписа.

Итак, надлежит знать, что Господь был распят в шестой день недели, или в пятницу, потому, что в шестой день изначально сотворен человек. А на кресте в шестой час дня повешен был потому, что в этот же час, как говорят, и Адам простер руки свои, запретного древа коснулся и умер[3]. Ибо подобало ему и воссозданным быть в час, когда сокрушен был. В саду же погребение потому, что и Адам пал в саду. Горькое питье на кресте изображало запретного плода вкушение, бесчестное обращение – нашу честь, терновый венец – упразднение клятвы, багряница – царское наше одеяние вместо кожаных одежд, гвозди – нашего греха всецелое обездействование, крест – древо в раю. Ребро пронзенное изображает Адамово ребро, откуда и Ева создана, чрез которую преступление заповеди случилось. Копье огненный меч[4] от меня отвращает. Вода из ребра есть образ Крещения. А кровь и трость были ради того, что ими, словно красными письменами, Господь даровал нам, как Царь, прежнее отечество.

Глаголется убо Адамове главе тамо лежати, идеже и Христос глава всех распятся: Крестися убо Христовою кровию истекшею. Лобное же место глаголется, занеже в потопе востекшей вне земли Адамове главе, кости точию носиме быти, яко некоему чуду зримому, юже соломон честию праотца, со всем своим воинством, камением множайшим покры. Темже и место то оттоле лифостротон, сиесть, каменопостланное именовася: Глаголют убо Святых изящнии, от предания имети, и самому Адаму тамо от Ангела погребену быти. Идеже убо труп, тамо и орел прииде Христос, вечный Царь, новый Адам, ветхаго и древом падшаго Адама, древом исцеляяй.

Утверждают, что череп Адамов лежал там, где и Христос, Глава всех, распят был, и потому окрещен он истекшею кровью Христовой. Лобным же место это зовется потому, что лобная кость главы Адамовой, освободившись от земли при потопе, одна только и кружилась на воде, словно видимый какой знак. Из почтения к праотцу Соломон руками всего войска своего покрыл то место множеством камней, почему и именовалось оно с тех пор Лифостротон, или Каменнопостланное. Некоторые же святые говорят, будто из предания известно, что сам Адам погребен там ангелом. Но где труп, там и орел явился (ср.: Мф.24,28) – Христос, вечный Царь, Новый Адам, Который Адама ветхого и при посредстве древа падшего древом исцеляет.

Преестественным, и еже о нас неисчетным твоим Благоутробием, Христе Боже, помилуй нас, аминь. По вышеестественному и безмерному Твоему милосердию к нам, Христе Боже, помилуй нас. Аминь.

 


 

[1] Объясняется, почему Господь с учениками ел пасху в четверг, а иудеи – в пятницу (вечером).

[2] Вариант перевода «Ибо подстрекал Пилата к Его убиению» У евангелистов указаний на второе приведение Христа к Каиафе не встречается.

[3] Т.е. сделался смертным.

[4] Огненный меч ангела,, охраняющего вход в рай.


к оглавлению
к оглавлению
к оглавлению

к предыдущей страницек предыдущей странице
  ...     11     12     13     14     15     16     17     18     19     20     ...  
к следующей страницек следующей странице



Главная страница сайта Печать страницы Ответ на вопрос Пожертвования Персональный видеоканал отца Олега Вниз страницы Вверх страницы К предыдущей странице   К вышестоящей странице   К следующей странице Перевод

Flag Counter
Код баннера
Сайт отца Олега (Моленко)

 
© 2000-2017 Церковь Иоанна Богослова